Welcome, readers…

On December 12, 2014, in Разное, by admin

Here you go!

I would like to introduce to You our blog with a main theme of Nuclear and Naval Engineering, and how we understand these aspects of modern and advanced nuclear technology. This blog will discuss “small” as well as various naval reactors, propulsion, small power plants and “nuclear” innovations. Many from these reactors are now fashionably called “Small Modular”, or SMR.

I will attempt to conduct this blog without any political perspective, and, if possible, only include factual information. Although, please be aware that the personal attitude I may have towards some of the characters (authors), of course, are bound to slip. Alas … alas, we are all imperfect. I intend to slowly accumulate all of the technical articles and notes, which I once posted in my LiveJournal and/or other Internet resources several years ago. This looks like the place… In fact, this research has formed my attitude to the profession. And further, I will be including all of the interesting engineering content that may fall past my eyes, and post them here. I will try to apply some “small talk” to transition from the past to future.

Generally, the articles and notes are in Russian. English speaking readers can use Google-Translate. Sure, the translations are far from perfect, but the ideas and conversations should translate well…

However, be aware that the author’s personal opinions are presented, and this blog is not intended to have any association with my employer nor other authorities. The purpose of this blog is to reflect on my own understanding of current affairs in Nuclear Science, Research, and Industry, especially in the low-power reactors and SMR area. 

 

Author/editor

Contact via: realeksey@nucon.us

 

В России ведутся испытания автономного необитаемого Подводного Аппарата (ПА) «Клавесин-2Р». Такими беспилотными ПА будет вооружена ПЛА специального назначения БС-64 «Подмосковье» проекта 09787.

screen-shot-2016-09-09-at-3-28-02-pm

 

Первое поколение ПА «Клавесин-1Р» (на фото) было испытано в 2007 году. Тогда были достигнуты: глубина погружения 6083 метра, дальность хода до 300 километров и автономность работы 5 суток. Характеристики второго поколения не называются официально – работы по проекту имеют важное значение для ВМФ России. У первого и второго типа «Клавесинов» схожие длина – около 6 метров и диаметр – 0,9-1 метр. Также в открытых источниках сообщается, что «Клавесин-1Р» представляет собой «глубоководный многоцелевой комплекс, оснащенный современными средствами автономной и гидроакустической навигации и связи, реконфигурируемой системой управления, целевой аппаратурой для выполнения поисковых работ, съемки и картографирования морского дна». Его испытания проходили в Японском море и Курильско-Камчатском глубоководном желобе. Также беспилотный ПА прошел «опытную эксплуатацию на континентальном шельфе в Арктике и при поиске затонувшего радиоизотопного источника в Охотском море».
В российских СМИ уже появились оригинальные гипотезы, что этот автономный аппарат является «младшим братом» ужаса американских адмиралов – атомной спецторпеды «Статус-6». Источник не располагает данными о возможном применении «Клавесина» в виде атомного дрона: судя по всему, это вполне обычный, для своего класса, ПА используемый для ведения разведки и поисковых работ. На это намекает и скромная скорость его передвижения, которую называют несколько российских источников – около 3 узлов (5,5 км/ч).
Предполагается, что кроме БС-64 новые аппараты этого семейства получат модернизированные атомные субмарины проекта 949АМ.

 

Источник: http://www.tehnoomsk.ru/node/2258

 

Занятное интервью И.Крамника с неким С.Хвиюзовым опубликовано на “Ленте.РУ”. Воспроизводится с комментариями редактора сайта. Особой информации нет, но косвенное подтверждение некоторым направлениям развития техники в материале имеется.

 

Сергей Михайлович, вы 45 лет работали на «Севмаше», имели дело с лодками и боевыми кораблями разных поколений. Термин «поколение подводных лодок» понятен специалисту, но требует пояснений для читателя. Чем отличаются современные лодки 4-го поколения от АПЛ 2-го и 3-го поколений, которые строились в 60-90-х годах и пока остаются в строю? В том числе в части энергетики?

В первую очередь — системой управления. По материальной части подводные лодки 4-го поколения не сильно отличаются от лодок 2-го и 3-го поколений, а вот «мозги», система управления у них совершенно другие. Все сделано на цифре, уже не используются релейные схемы. И операторы — раньше они сидели бы на пультах и управляли ключами, поскольку было кнопочное управление. Сейчас это цифровой механизм, все компьютеризировано. По части энергетики практически то же самое — и турбины те же, и реакторы.

Комментарий от редактора: Странно, но складывается впечатление, что персонаж явно не владеет вопросом. Кем-кем и где он работал? После ЛИВТа? Чего это он говорит? Управляли бы ключами поскольку было кнопочное управление? А сегодня какое? Ключи лишь выбирали режим. Да, механизмы/агрегаты пускались кнопочно индивидуально или группой. Но от этого ушли еще 20, а то и 30 лет назад. Значат ли его слова то, что теперь управление осуществляется силой мысли? Что значит “цифровой механизм”? А что означают его слова про “те же самые турбины и реакторы”? Глупость же несусветная, или примитивизация в расчете на абсолютных дилетантов? 

Чем отличаются блочные паротурбинные установки новых атомных подлодок от предшествующих в плане обслуживания и срока службы?

Мало чем. Все они одного производителя — Калужского турбинного завода. Если говорить о блочных паротурбинных установках (БПТУ) «Азурит», которая установлена на ПЛ 4-го поколения, то она почти не отличается от аналогичной БПТУ 2-го и 3-го поколений подводных лодок и по обслуживанию, и по сроку службы. А вот БПТУ «Мираж», которая также устанавливается на более поздних ПЛ 4-го поколения (проект 885 «Ясень» — прим. «Ленты.ру») — это новая установка совершенно другого типа . В обслуживании «Мираж» более сложен и требует определенных технических навыков.

Комментарий от редактора: Ну положим сравнивать даже 2-е и 3-е поколения совершенно некорректно. О чем он говорит? О “стратегах” или о “многоцелвых” кораблях? На разных пароходах устанавливались разные ПТУ. И “Кировского Завода”, и КТЗ, в том числе. Как правило, Калужские ПТУ ставились на “маленькие”. 

Система в корне изменилась. Раньше живучесть и надежность подводных лодок обеспечивали СПТБ — специальные производственно-технические базы для устранения оперативных неисправностей, которые финансировались из гособоронзаказа. В каждой такой СПТБ было порядка 300 специалистов, и какая бы неисправность ни возникла, она сразу же устранялась, требуемые работы выполнялись оперативно. На сегодняшний момент гособоронзаказ формируется из объемов работ, заявляемых флотом по каждой конкретной лодке. Головной исполнитель назначается совместно Министерством обороны и департаментом судостроительной промышленности, как правило, это «Звездочка» и «Севмашпредприятие», и еще «Янтарь» по Калининграду.

Эти предприятия обеспечивают техническую готовность и устранение неисправностей всего ВМФ, но по каждой конкретной лодке отдельно. По лодкам 2-го и 3-го поколения — «Звездочка» на Северном флоте, по новым ПЛ 4-го поколения — «Севмаш», а также «Янтарь», отвечающий за техническое обеспечение Балтфлота. Все работы надо заранее прописать, просчитать и утвердить и потом уже выполнить в рамках Гособоронзаказа. Но за время утверждения заказа может возникнуть новая неисправность, которая не попадет в ведомость. Это негибкая система, не оперативная — в этом, на мой взгляд, и состоит глобальная разница.

Мы смогли собрать очень грамотный и квалифицированный персонал, обучение проводил инженерный состав Калужского турбинного завода. КТЗ в итоге дал свидетельство о том, что специалисты СПТБ ПГ «Новик» также в силах выполнить сервисные работы и по новой БПТУ «Мираж», проекта 885. Я уже говорил, что «Азурит», который стоит на первых подводных лодках 4-го поколения, конструктивно незначительно отличается от аналогичных установок на лодках 2-го и 3-го поколения, но «Мираж» — это совершенно иная конструкция. Тем не менее «Мираж» уже третий год в составе ВМФ, по нему выполняются регламентные работы по техническому обслуживанию.

В 2015 году на Тихоокеанский флот пришел «заказ 202» — ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-550 «Александр Невский». Мы участвовали в подготовке этого перехода, «Севмаш» поручил нам четыре работы в рамках технического обслуживания корабля. Сейчас дальневосточная база «Новика» выполняет сервисное и техническое обслуживание установленной на нем блочной паротурбинной установки «Азурит». Дополнительно мы занимаемся оперативным устранением неисправностей матчасти по заявкам личного состава. Например, в начале года выполнялся аварийный ремонт турбогенератора и щеточного-контактного аппарата.

Его должно было выполнять другое предприятие, но они отказались, считая поломку, во-первых, негарантийным случаем, а во-вторых, требуя постановки лодки на ремонт в завод. Мы смогли выполнить работу в условиях заказа, без вывода корабля из линии.

У нас сложились отличные взаимосвязи с «Севмашем», что позволяет хорошо и быстро выполнять работы, кроме того, мы готовим специалистов и для обслуживания других систем электромеханической боевой части подлодок. Учитывая планы расширения флота, работы хватит на много лет.

Комментарий от редактора: Ну все остальное обычные словеса и самореклама его мутной конторы. Компетенция же конкретного персонажа вызывает серьезные сомнения, а равно и способность выигрывать конкурсы на исполнение работ такого уровня без т.н. “поддержки”.  

 

Источник: https://lenta.ru/articles/2016/09/06/engines/

Tagged with:  

Screen Shot 2016-09-03 at 10.06.47 PM2 сентября, корабелы Балтийского завода установили на головной ЛА «Арктика» проекта 22220 первый из двух парогенерирующих блоков (ПГБ), входящих в состав РУ РИТМ-200 (смотри также материалы: 80 и 83).

РИТМ-200, новейшая РУ для ледокольного флота, разработанная ОКБМ им. Африкантова. РУ входит в состав ГЭУ ЛА и включает в себя два ПГБ мощностью 175 МВт каждый.

Монтаж реакторной установки, одна из ключевых производственных операций процесса строительства ЛА. Вес одного ПГБ РУ РИТМ-200 составляет ~ 180 тонн. Установку ПГБ в корпус ЛА производили при помощи плавучего крана «Демаг». Монтаж второго ПГБ должен состояться в течение месяца.

Комментарий от редактора: 1. Четыре “рога” по разным сторонам ЯР, это гидрокамеры интегрированных циркуляционных насосов первого контура. Насосы расположены не симметрично. Что интересно, ЦНПК с частотным регулированием, это интересно с точки зрения алгоритмов управления на частичных мощностях.

2. Заглушки, их 12 (несомненно ПГ кассетного типа расположенные на периферии в расположены внутри корпуса в кольцевом зазоре) по окружности в верхней части корпуса реактора, линии пара от парогенераторов расположенных внутри корпуса. Но самое странное, получается, что секций ПГ не 4, а 3. Это очень занятно и требует осмысления причины такого конструкторского решения.

3. Кстати, крышка ЯР крепится вытяжными шпильками. Традиционно, а не приварная как предполагалось ранее…

А здесь еще и видео от “РосАтома”:

 

А так его (ЯР) доставляли до места из Подольска (см. фото ниже). А как его изготавливали см. материал 80.

Screen Shot 2016-09-03 at 10.35.19 PM

 

 

Источник: http://tnenergy.livejournal.com/

 

In early 2015 engineers on a brand-new submarine made a troubling find: A pipe joint near the innermost chamber of its nuclear-powered engine showed signs of tampering.

The defective elbow pipe, used to funnel steam from the reactor to the sub’s propulsion turbines and generators, showed evidence of jury-rigged welding that could’ve been designed to make it appear satisfactory. But the part was already installed, the sub already commissioned.

These defective parts, each probably valued on the order of $10,000 or less, have kept the $2.7 billion attack submarine Minnesota languishing in an overhaul for two years, while engineers attempt to cut out and replace a difficult to reach part near the nuclear reactor. Meanwhile, Navy engineers are scouring aircraft carriers and other submarines for problems and criminal investigators are gathering evidence.

The unauthorized parts are impacting three new Virginia-class attack submarines, likely extending the post-shakedown overhauls for the other two subs and adding greatly to the final tab at a time these fearsome vessels are needed around the globe to defend carrier groups and strike America’s adversaries. It’s also trapped its crew in limbo as repair deadlines come and go, while other subs must take their place.

The Minnesota, the 10th Virginia-class attack boat, was delivered 11 months ahead of schedule. But it has been in the shipyards at Electric Boat in Groton, Connecticut for two years — more than twice as long as a normal post-shakedown availability. It still has months to go. The plankowner crew has spent only a handful of days at sea since joining the fleet and experts say they’re likely to forfeit their whole deployment cycle, forcing fleet bosses to make tough decisions about whether to extend deployments or withhold forces from missions overseas.

News of the lousy parts first emerged in August, a month after the Minnesota was to have finished its overhaul. Since then, a Justice Department-led investigation is examining the quality control issues that led the shoddy part to be installed in the $2.7-billion sub.

The same shoddy elbow joints were installed aboard attack subs North Dakota and John Warner, forcing the Navy to spend millions of dollars and many more months to repair them. If these pipes ruptured, they would leak steam and force the submarine to take emergency measures that would impair its combat effectiveness.

Minnesota’s repairs should be completed sometime this summer, according to Naval Sea Systems Command, but for many of the officers and crew that may be too late. They’ll have to report to their next tour of duty without having deployed, which they worry could hurt their careers, said Brian Skon, the head of the Minnesota Navy League, who helped sponsor the commissioning ceremony and stays in touch with the crew.

“They’re frustrated,” Skon said. “They want to be underway, they want do a deployment. I spoke with the chief of the boat and he’s been very clear: he wants to be a COB on deployment.”

At the center of the debacle is pipe-maker Nuflo Inc., a Jacksonville, Florida-based manufacturer that is the focus of the investigation into quality control issues, according to two Navy sources familiar with the inquiry. The investigation has delayed the repairs so that agents can recover evidence, sources said.

With 120 employees, the pipe maker bills itself as “the primary manufacturer of fittings for U.S. Navy Aircraft Carriers and Submarines,” according to their website. Nuflo has provided parts for the carrier Theodore Roosevelt’s recent mid-life refueling overhaul, as well as for the new carrier Gerald R. Ford, according to various news reports. Neither the Nuflo’s CEO or spokespersonresponded to repeated calls and emails for comment by March 25.

The setback for what has been the Navy’s most successful shipbuilding program is startling because Virginia-class has been in production for more than 15 years, according to a defense acquisitions expert.

“This is an unusual situation, especially since this is a relatively mature program,” said Dan Goure  an analyst with the Lexington Institute, based in Arlington, Va. “It’s also surprising that the yards would have had this problem.”

Making matters worse are concerns that the flawed pipe fittings may extend well beyond the three identified attack submarines. In a statement, NAVSEA, which oversees ship construction and maintenance, said it has sent inspectors across the fleet to test Nuflo-made fittings on other ships.

“As part of an ongoing investigation into a quality control issue with a supplier, General Dynamics Electric Boat and Huntington Ingalls Incorporated, Newport News, determined that fittings supplied by the vendor in question required additional testing and repair due to incorrect test documentation, incorrect testing, or unauthorized and undocumented weld repairs performed on these fittings,” a NAVSEA spokeswoman said in the statement. “The fittings, which are used in various piping applications aboard new construction submarines, are also installed on other ships. Therefore, out of an abundance of caution, the Navy, in coordination with its industry partners, has been performing additional inspections and surveys throughout the fleet to fully bound the issue.”

The full scope of the problem remains unclear. NAVSEA declined to comment on whether any other shoddy parts had been found on other ships, citing the ongoing investigation.

“NuFlo has been doing business with the Navy’s nuclear enterprise for some time now,” said one industry source who asked to speak anonymously due to the Justice Department investigation.

The Virginia-class submarine is a joint project between General Dynamics Electric Boat and Huntington Ingalls. A spokeswoman for HII declined to comment because of the ongoing investigation. A spokesman for Electric Boat deferred all questions to NAVSEA.

‘Gold standard’

The Minnesota’s plankowners in the late summer of 2013 were eager to take one of the fleet’s most lethal ships out for a spin.

“I think it will be one of those defining moments in our careers,” said Senior Chief Machinist’s Mate (SS/DV) Jody Reynolds in a Navy release, marking all the effort to establish a great command.

At its commissioning ceremony, the brass took a victory lap. The sub was delivered 11 months ahead of schedule and they cited it as as proof that the Virginia-class program was the “gold standard” in defense acquisitions.

Then Minnesota entered the yards. It was supposed to last less than a year.

The post-shakedown availability would repair problems identified at inspections and in sea trials. The work, valued at $57.2 million, would be completed by February 2015.

That was extended to July, which became public a month later when the deadline was missed and Navy Times’ sister publication Defense News reported that the joints were sidelining three submarines.

NAVSEA’s latest completion estimate is sometime “this summer,” according to their statement. This means Minnesota’s post-shakedown repairs will have lasted more than two years — as much time as it takes to refuel a Los Angeles-class attack sub.

By contrast, the post-shakedown availability for the the Virginia-class attack submarine California, the eighth of the class, was completed in 2013 in just 11 months.

All of this is ending up on the shoulders of the crew. If the PSA had gone off without a hitch, Minnesota would be nearing its first deployment, said Bryan Clark, a retired submarine officer. To top it off, a big chunk of the plankowners are likely never to deploy with their boat.

“For the crew it sucks because most of them came on not long before commissioning with the understanding that they would be doing a post-shakedown period in the yards, then work-ups then a deployment,” said Clark, a defense expert at the Center for Strategic and Budgetary Assessments. “Now you’ve got a whole crew of people who will spend their whole time in the shipyards or work-ups but never deploy.”

Mounting pressure

Meanwhile, the demand for attack boats, capable of running spy missions or delivering stealthy special operations teams against well guarded adversaries, is nearing Cold War levels.

In February, U.S. Pacific Command head Adm. Harry Harris, whose forces must respond to the growing tensions between China and its neighbors, testified that attack subs were among his most pressing needs; the fleet was only meeting 62 percent of his demands for attack boats, he said. In October, the 6th Fleet commander, Vice Adm. James Foggo, said he needed more attack boats in Europe in part to counter Russia moves.

“The Russians have always fully funded their submarine capabilities and as they’ve evolved, they’ve become better,” he said. “They’ve become quieter and more capable adversaries. So we need to watch that more carefully and we need to watch our presence in the undersea domain.”

Spokespeople for the Navy and NAVSEA declined to provide an estimated cost for Minnesota’s extra year in the shipyards or to say how much it will likely cost to fix the John Warner and North Dakota. The Navy spokesman acknowledged that maintenance delays affect what ships are sent on deployment, but declined to go into any specifics about how other crews were affected.

“Generally speaking, delays in maintenance periods will impact the overall operational availability of the submarine force,” Lt. Cmdr. Tim Hawkins said. “Leaders regularly review operational schedules and adjust them based on force availability and presence requirements. Attack submarines, which are always in high demand, will continue to be deployed when and where they are needed most.”

No subs have been recalled from deployment for related repairs, NAVSEA said. But the parts must be replaced within a few years of its commissioning to reduce the risk that the joint will leak or even burst in a combat scenario.

It the pipe joint were to rupture, it would not cause a radioactive incident. But it could effectively render the submarine unable to operate for weeks or months until fixed. The crew of the attack submarine Jefferson City discovered a water leak in the propulsion plant; finding and fixing that kept the sub stuck in Guam for five months in 2014.

‘Difficult’ job

The flawed fittings are joints in the 10-inch pipes that direct steam heated by the reactor core to the propulsion turbines and electrical generators that power the sub. These parts are to designed to maneuver by obstructions and around corners and often resemble pieces of metal macaroni.

Defense News reported in August that the Minnesota had one of the bad elbows installed; John Warner has three and North Dakota has six. The Nuflo-made parts initially failed magnetic test inspections that showed “minor surface indications,” then successfully passed ultrasonic test inspections after minor repairs.

But further testing by Electric Boat using acid etch inspections, which can reveal cracks in metal, showed the unauthorized welds.

When parts are delivered to the builder, one industry source explained, they have to be certified with documentation showingwho made it, with what tools and where, and how it was tested to meet the standards. So when the undocumented welds were discovered, red flags went up.

The repairs to Minnesota are time-consuming and expensive, according to two sources familiar with the work. The reactor must go through a lengthy process to set the right conditions before a repair worker can enter the compartment, which was designed never to be refueled. For this reason, these parts were built to last 35 years or beyond, the full life of the submarine. And these fixes require highly skilled technicians to work in areas where radiation limits how long they can be in the space.

“This is a really complicated and difficult cut and weld job,” one Navy source said.

What’s not clear is how long the repairs of John Warner and North Dakota will take, how many other ships have these deficient fittings, and what the total cost will be in terms of money and lost operational time.

The Navy refuses to comment while the investigation grinds on.

 

Defense News Staff Writer Chris Cavas contributed to this report.

Источник: https://www.navytimes.com/story/military/2016/03/27/minnesota-two-years-in-the-yards-virginia-class-attack-sub/81600432/?from=global&sessionKey=&autologin=

 

С упорством археологов раскапываем информацию дальше …

С приходом в Министерство Обороны России С.К. Шойгу, в России очень активно “пиарятся” многие достижения ВПК. Но, обратите внимание, никакой информации по “Скифу” нет начиная с 2013 года. Полное молчание. Говорит это только об одном – разработка настолько уникальная, что о ней не стоит говорить раньше времени.

Нестандартные подходы Российских военных разработок давно превратились в своеобразную «визитную карточку» русских оружейников. Такую изощрённость порождает масса обстоятельств, среди которых главное — разные весовые категории России и вероятно возможного противника. Очевидно, что если не получается брать количеством, то необходимо побеждать качеством. В том числе, качеством идей, теми самыми «ассиметричными ответами», которые впервые упомянул в 2007 году Владимир Путин в качестве реакции на развитие американской системы ПРО.
В Белом море до конца июня 2015 проводятся заводские испытания новейшей баллистической ракеты «Скиф», способной находиться в режиме ожидания на морском и океанском дне и в нужный момент по команде выстреливать и поражать наземные и морские объекты.
Как рассказали «Известиям» в военном ведомстве, ракета разработана совместно центральным конструкторским бюро «Рубин» (Санкт-Петербург) и Государственным ракетным центром имени академика Макеева (Миасс) по заказу Минобороны.

Официальные причины создания этой ракеты не называются. Редактор сайта MilitaryRussia Дмитрий Корнев отметил, что установка таких ракет в нескольких участках дна Мирового океана позволит в нужный момент поразить стратегические цели противника без привлечения ПЛ.
Источник от 21 мая 2013 года: http://izvestia.ru/news/550616

Находясь неподвижно на дне, ракета “Скиф” в соответствии с командой извне сможет в нужный момент поразить цель. При этом важно, чтобы противник не засек лодку, устанавливающую “Скифы” на дно. В противном случае донное оружие можно обнаружить и обезвредить. Предполагается, что во время испытаний на дно ракету будет опускать подводная лодка “Саров”. В её носовой части установлен торпедный аппарат увеличенного диаметра (около 1 м) и специальные балластные цистерны. Они компенсируют вес сброшенной ракеты и помогут лодке сохранить устойчивость.
Источник от 21 мая 2013 года: http://www.i-mash.ru/news/nov_otrasl/34798-skif-gotov-k-zavodskim-ispytanijam.html

В России продолжаются испытания новой подводной баллистической ракеты «Скиф». Она позволяет осуществлять запуск прямо со дна без использования ПЛ. Донная баллистическая ракета «Скиф» была разработана по заказу Минобороны в конструкторском бюро «Рубин» и Государственном ракетном центре им. академика Макеева. Ракета сможет находится на морском дне в ожидании противника столько, сколько необходимо. Для её запуска не требуется ПЛ. Находясь неподвижно на дне, ракета «Скиф» по команде сможет в нужный момент поразить цель.
Источник от 21 октября 2013 года: http://smartnews.ru/articles/12248.html

Сейчас ракетный центр Макеев в Миассе совместно с КБ «Рубин» продолжает работу над созданием и совершенствованием ещё одной ракеты. Баллистическая ракета «Скиф» принципиально отличается от традиционных ракетных комплексов, поскольку её запуск осуществляется без участия атомной субмарины. Донная ракета может быть установлена непосредственно под водой, на дне океана, и оставаться в режиме ожидания вплоть до момента запуска. Разработчики отмечают, что новый комплекс можно будет использовать для поражения не только морских, но также наземных целей.
Пока донные ракеты «Скиф» находятся на этапе испытаний. После того как завершатся предварительные заводские испытания, ракета будет направлена на государственные испытания. Затем, в случае успешного проведения всех проверок, новая донная ракета поступит на вооружение ВМФ.
Источник от 4 апреля 2014 года: http://www.arms.ru/novosti/na-voruzhenie-vmf-rf-postupila-novaja-raketa.htm

Ракетная или торпедная или комбинированная система лодочного базирования с использованием снарядов, оснащенных предположительно ракетными двигателями. Головное КБ по теме ОКР “Скиф” – ЦКБ МТ “Рубин” (г.Санкт-Петербург), разработчик “изделия” – ГРЦ Макеева (г.Миасс). Первоначальные работы по теме НИР “Спилит” удачно проведены отделом №118 ГРЦ Макеева совместно с ленинградскими КБ подводного судостроения “Рубин” в 1988-1990 г.г. После проведения конкурса в начале 1990-х годов ГРЦ начинает полномасштабную разработку ОКР “Скиф” по заказу Министерства обороны России. В конце 1990-х годов ГРЦ по предложению ЦКБ МТ “Рубин” должен был стать головной организацией по созданию и изделия и комплекса “Скиф”, но это предложение не было утверждено и головным КБ (вероятно) стало ЦКБ МТ “Рубин”.
Главный конструктор направления в ГРЦ Макеева – А.П.Шальнев. Выпуск конструкторской документации начат в 2005 г. (и завершен, вероятно, в 2008 г.) Вероятно в то же время начато и производство опытных образцов по теме “Скиф”. В 2007-2009 г.г. в ГРЦ Макеева проводятся испытания узлов и агрегатов по теме ОКР на вакуумно-динамическом стенде. В 2008 г. проведены испытания на прочность узлов, испытания в моделирующий гидродинамические нагрузки установке и функциональные испытания.
Первые успешные испытания по теме ОКР “Скиф” проведены стартом изделия в октябре 2008 г. Испытания снарядов ведется с опытовой ПЛ Б-90 “Саров” с привлечением спасательного судна “Звездочка” со специальной баржей Плавучего Испытательного Комплекса пр.20210 (ПИК). Так же, вероятно, возможно использование для проведения испытаний снаряда и ПИК со спасательным судном “Звездочка” без привлечения ПЛ Б-90 “Саров”.

Назначение изделия создаваемого в рамках ОКР “Скиф”:

  • По версии, озвученной “Известиями” ранее, ведется разработка ракеты, выгружаемой под водой из подводной лодки и находящейся в режиме ожидания команды на старт на дне моря.
  • Одна из версий – разработка транспортно-пускового контейнера для обеспечения пуска крылатых и/или баллистических ракет с большой глубины.
  • Одна из первых версий – подводный снаряд с ракетным двигателем, проходящий некоторый путь до цели под водой с последующим пуском крылатой ракеты средней дальности (500-2000 км) по наземной цели.
  • 26.12.2014г. в СМИ появилась информация об испытаниях на ПЛ “Саров” робототехнических средств нового поколения, которые предназначены в том числе для уничтожения АУГ противника. Разработка средств завершится к 2016 г. (источник не уточнен). Обсуждается и множество других вариантов возможного назначения изделия – достоверных версий на текущий момент нет.

Screen Shot 2016-08-20 at 8.49.28 AM

На фото: Стоянка СРЗ “Звездочка” в Северодвинске спасательное судно “Звездочка” пр.20180 с ПИК (плавучий испытательный комплекс) пр.20210 (слева)

 

Screen Shot 2016-08-20 at 8.49.40 AMПо неподтвержденным данным контейнер (см. на фото) массо-габаритный макет изделия, созданного по теме ОКР “Скиф”. Контейнер удерживается захватом грузоподъемного агрегата. Фото, вероятно, начало 2012 г.

Screen Shot 2016-08-20 at 8.51.38 AMНа фото: ПЛА Б-90 “Саров” и “Владикавказ” (слева) у стенки СРЗ “Звездочка”, г. Северодвинск, начало июля 2011 г. На “Сарове” открыт люк носовой пусковой установки.

Пуск изделия вероятней всего производится через специальную пусковую установку оригинальной конструкции, размещенную в носовой части опытовой ПЛ “Саров”. Предположительно, что пусковая ракетная установка является многозарядной револьверного типа. Работу пусковой установки обеспечивает дополнительный источник энергии, вероятно сверх малый атомный реактор.

Screen Shot 2016-08-20 at 8.50.53 AM

Б-90 “Саров” у стенки ЦС “Звездочка”, г. Северодвинск. 23 мая 2012 г.

Источник: http://fishki.net/1487887-udar-iz-glubiny-donnaja-ballisticheskaja-raketa-quotskifquot.html

 

 
Проект подводного энергетического комплекса с ядерным реактором, который может быть использован и в оборонной сфере, готов к реализации. Об этом сообщил руководитель лаборатории Фонда перспективных исследований, главный конструктор ЦКБ МТ “Рубин” Евгений Торопов. “Для подводного энергетического комплекса мы можем создать объект с использованием реактора, отвечающего требованием МАГАТЭ (?). На сегодняшний день технических и научных проблем для создания такого комплекса нет”,- сказал Торопов, докладывая в ФПИ о ходе и предварительных результатах 2-го этапа реализации проекта “Айсберг”.

В ФПИ подчеркнули, что подводный энергетический комплекс “позволит решить проблему энергообеспечения удаленных потребителей как оборонного, так и народно-хозяйственного назначения”.

Проект ФПИ “Айсберг” реализуется с января 2015 года при головной роли АО “ЦКБ МТ “Рубин”. Проект предусматривает создание технологий и технических средств, обеспечивающих полностью автономное подводное (подледное) освоение месторождений углеводородов в арктических морях с тяжелыми ледовыми условиями. В частности, ведется разработка подводного автономного бурового комплекса, подводного автономного энергетического комплекса, подводного судна сейсморазведки, подводного транспортно-монтажного и сервисного комплекса.

В соответствии с задачами проекта, охрану подводных комплексов по добыче углеводородов и инфраструктуры месторождений планируется силами Военно-морского флота с использованием автономных средств самообороны.

Торопов рассказал, что по проекту энергетического комплекса завершены необходимые проработки, выполнено 3-D моделирование. Он отметил, что при одобрении правительством РФ и получения заявок от заинтересованных компаний воплощение проекта энергетического комплекса в жизнь может быть начато “в самое ближайшее время”.

Согласно макету энергетического комплекса, ресурс установки – 200 тыс. часов, срок службы – 30 лет, мощность – 24 МВт, период непрерывной работы без присутствия человека и технического обслуживания – 8,000 часов.

“Поддержку в дальнейшей реализации проекта оказывают Минобороны России, госкорпорация “Росатом”, ПАО “Газпром”, АО “ОСК”, которые уже сегодня учитывают в своих инновационных и долгосрочных планах реализацию создаваемых в рамках проекта “Айсберг” перспективных автономных комплексов” – заявил руководитель проектной группы ФПИ Виктор Литвиненко.

“В тесном взаимодействии с Минэкономразвития России создание пилотных образцов автономных комплексов предусматривается, в том числе, в рамках проекта государственной программы “Социально-экономическое развитие арктической зоны Российской Федерации на период до 2025 года и дальнейшую перспективу” – добавил он.

 

Источник: ИнтерФакс

“Белоснежных надстроек этого лайнера никогда не коснется копоть дымовых труб. Компактные силовые установки невероятной мощности, недостижимая прежде скорость, экономичность и неограниченная дальность плавания”.

Таким представляли идеальный корабль в середине XX века. Казалось еще чуть-чуть, и ядерные силовые установки неузнаваемо изменят облик флота – человеческая цивилизация с надеждой и ликованием встречала наступившую Эру Атома, готовясь в скором времени воспользоваться всеми преимуществами «даровой» энергии радиоактивного распада вещества.

В 1955 году, в рамках программы «Мирный атом», президент Эйзенхауэр озвучил планы о создании судна с ядерной силовой установкой (ЯСУ) – концепт-демонстратор перспективных технологий, чье появление ответит на вопрос о целесообразности применения ЯСУ в интересах торгового флота.

Реактор на борту обещал немало соблазнительных преимуществ: атомоходу требовалась заправка один раз в несколько лет, корабль мог длительное время оставаться в океане без необходимости захода в порт – автономность атомохода ограничивалась лишь выносливостью экипажа и запасами продовольствия на его борту. ЯСУ обеспечивала высокую экономическую скорость хода, а отсутствие топливных цистерн и компактность силовой установки (по крайней мере, так казалось инженерам-кораблестроителям) позволит обеспечить дополнительное пространство для размещения экипажа и полезного груза.

В то же время, исследователи отдавали себе отчет в том, что использование ядерной силовой установки вызовет немало сложностей с её последующей эксплуатацией – меры по обеспечению радиационной безопасности и связанные с этим трудностей по посещению многих зарубежных портов. Не говоря о том, что строительство столь экзотического судна изначально «влетит в копеечку».

Не стоит забывать, что речь идет о середине 1950-х – не прошло и года, как в радиоэфире прозвучало историческое сообщение «Underway on nuclear power» (Идем на атомной энергии!), отправленное с борта подлодки «Наутилус» в январе 1955 года. Специалисты в области кораблестроения имели самые расплывчатые представления об ядерных реакторах, их особенностях, сильных и слабых сторонах. Как обстоят дела с надежностью? Сколько стоит их жизненный цикл? Смогут ли обещанные преимущества ЯСУ перевесить недостатки, связанные со строительством и эксплуатацией гражданского атомохода?

На все вопросы должна была ответить NS Savannah – 180-метровая белоснежная красавица, спущенная на воду в 1959 году.

Инициировал строительство судна президент Эйзенхаур в 1955 году, в рамках программы, в точности совпадающей с советской – «Мирный атом». В 1956 году Конгресс одобрил строительство, и в в марте 1962 года Savannah была спущена на воду. Ледокол Ленин спустили на воду 5 декабря 1957 года.

Экспериментальный грузопассажирский атомоход полным водоизмещением 22 тысячи тонн. Экипаж – 124 человека. 60 пассажиро-мест. Единственный ядерный реактор тепловой мощностью 74 МВт обеспечивал экономическую скорость хода 20 узлов (весьма и весьма солидно, даже по современным меркам). Одной зарядки реактора хватало на 300 000 морских миль (полмиллиона километров).

Название судна было выбрано не случайно – «Саванна» — именно такое имя носил парусно-паровой пакетбот, первым из пароходов пересекший Атлантику в 1819 году.

«Саванна» создавалась, как «голубь мира». Супер-корабль, объединивший в себе самые современные достижения науки и техники, должен был познакомить Старый Свет с технологиями «мирного атома» и продемонстрировать безопасность кораблей с ЯСУ (янки работали на перспективу – в будущем это облегчит заход в иностранные порты атомных авианосцев, крейсеров и подлодок).

 

Savannah внешне производила весьма сильное впечатление.  Стремясь подчеркнуть особый статус атомохода, дизайнеры придали ему облик роскошной яхты – удлиненный корпус, стремительные обводы, белоснежные обтекаемые надстройки с обзорными площадками и верандами. Даже грузовые стрелы и грузоподъемные механизмы имели привлекательный облик – ничуть не похоже на торчащие ржавые мачты обычных сухогрузов. Некоторые историки судоходства и вообще окрестили ее красивейшим грузовым судном.

Скорость в 23 узла, для тех времен, была рекордной для грузовых судов. При всем том грузов она брала всего 8500 тонн, явно недостаточно. Любое другое судно аналогичного дедвейта брало больше. Кроме того, трюмы были неудачно расположены, что значительно замедляло скорость грузовых работ в портах. Экипаж был значительно больше, чем на обычных судах. Для эксплуатации судна потребовалась целая специальная организация, ведавшая вопросами заходов в порты и ремонта. Экипаж прошел специальную подготовку. Причем количество людей, прошедших специальные курсы для работы на атомном судне, показывает, что правительство США планировало строительство новых атомных судов.

Однако изначально заложенная при конструировании Savannah ошибка свела все усилия на нет. Любому брокеру при взгляде на ТТХ судна становилось понятно, что с экономической точки зрения оно – банкрот. Слишком малы грузовые помещения, а пассажирские большей частью оставались пустыми. Ни рыба, в общем, ни мясо. Необходимо было делать что-то одно – грузовое или пассажирское, и провести при том тщательные экономические расчеты.

Немалое значение уделялось интерьерам: изначально на борту атомохода были обустроены 30 кают класса «люкс» с кондиционерами и индивидуальными ванными, ресторан на 75 мест, богато украшенный живописью и скульптурами, салон-кинозал, бассейн и библиотека. Кроме того, на борту имелась лаборатория радиационного контроля, а камбуз украшало новейшее «чудо техники» – микроволновая печь с водяным охлаждением, подарок от фирмы Ratheyon.

За все сверкающее великолепие было заплачено «звонкой монетой».  47 миллионов долларов, из которых 28,3 миллиона было потрачено на ЯСУ и ядерное топливо.

Поначалу казалось, что результат стоил всех вложений. «Саванна» обладала отличной мореходностью и рекордной скоростью хода среди всех прочих грузовых судов тех лет. Ей не требовались регулярные заправки топливом, а облик атомохода производил сильное впечатление на любого, кому удалось вблизи (или хотя бы издали) увидеть это роскошное чудо техники произведение искусства.

 

Увы, любому судовладельцу было достаточно одного взгляда, чтобы понять: «Саванна» нерентабельна. В трюмах и на грузовых палубах атомохода помещалось всего лишь 8500 тонн груза. Да любое судно аналогичных размеров имело в три раза большую грузоподъемность!

Но и это еще не все – слишком стремительные обводы и удлиненная носовая часть судна заметно усложняли погрузочные операции. Требовался ручной труд, все это приводило к задержкам в доставке и простоям в портах назначения.

Топливная экономичность, благодаря атомному реактору? О, это великая тема, требующая развернутого ответа.

Как оказалось на практике, ЯСУ вместе с активной зоной реактора, контурами теплоносителя и сотнями тонн биологической защиты оказалась гораздо крупнее, чем машинное отделение обычного сухогруза (это при том, что полностью отказаться от обычной ГЭУ инженеры не решились – на борту «Саванны» сохранилась пара аварийных дизель-генераторов с запасом топлива).

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

За наглухо задраенной дверью — реакторный отсек

Мало того, для управления атомоходом требовался в два раз больший экипаж – все это еще более удорожало стоимость эксплуатации и уменьшало количество полезного пространства на борту атомного судна. Также, стоит отметить разницу в затратах на содержание высококлассных специалистов-атомщиков, по сравнению с мотористами и механиками на обычном сухогрузе.

Для обслуживания судна требовалась специальная инфраструктура и регулярные проверки на предмет радиоактивности и нормальной работы реактора.
Наконец, стоимость 32-х тепловыделяющих элементов из диоксида урана (суммарная масса U-235 и U238 – семь тонн) с учетом работ по их замене и последующей утилизации – обошлось не дешевле заправки судна обычным мазутом.

Позже будет подсчитано, что ежегодные эксплуатационные затраты «Саванны» превышали показатели аналогичного по грузоподъемности сухогруза типа «Маринер» на 2 млн. долларов. Разорительная сумма, особенно в ценах полувековой давности.

Лаз в преисподнюю. Реактор «Саванны»

Впрочем, это еще пустяки — настоящие проблемы ожидали «Саванну» по прибытии в Австралию. Атомоход просто не пустили в австралийские территориальные воды. Аналогичные истории произошли у берегов Японии и Новой Зеландии.

Каждому заходу в зарубежный порт предшествовала длительная бюрократическая волокита – требовалось представить полную информацию о судне и сроках захода в порт, в объеме, достаточном для того, чтобы портовые власти смогли принять необходимые меры безопасности. Отдельный причал с особым режимом допуска. Охрана. Группы радиационного контроля. На случай возможной аварии, рядом с атомоходом круглосуточно стояли «под парами» несколько буксиров, готовые в любой момент вывести радиоактивную груду металла за пределы акватории порта.

Случились то, чего больше всего опасались создатели «Саванны». Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, вкупе с шокирующими результатами журналистских расследований на тему последствий радиационного облучения сделали свое дело – власти большинства стран неиллюзорно боялись судна с ЯСУ и крайне неохотно пускали «Саванну» в свои территориальные воды. В ряде случаев визит сопровождался серьезными акциями протеста со стороны местного населения. Возмущались «зеленые» — в СМИ проникла информация о том, что «Саванна» ежегодно сливает за борт 115 тысяч галлонов технической воды из системы охлаждения реактора — несмотря на все оправдания специалистов-атомщиков в том, что вода нерадиоактивна и не соприкасается с активной зоной.

Разумеется, какое-либо коммерческое использование атомохода в таких условиях оказалась невозможным. Тем не менее, за 10 лет своей активной карьеры (1962-1972 гг.) «Саванна» прошла 450 тыс. миль (720 тыс. км), посетила 45 зарубежных портов. На борту атомохода побывали свыше 1,4 миллиона зарубежных гостей.

 

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Пост управления ЯСУ
Образно выражаясь, «Саванна» повторила путь своего знаменитого предка – парусный пароход «Саванна», первый из пароходов пересекший Атлантику, также оказался на свалке истории – судно-рекордсмен оказалось нерентабельным в круговороте серых будней.

Что касается современного атомохода, то, несмотря на свой провальный дебют в роли грузопассажирского судна, «Саванна» немало потешила самолюбие американской нации и, в целом, смогла изменить представление о кораблях с ЯСУ, как о смертельно опасных и ненадежных образцах техники.

После перевода в резерв, «Саванна» с заглушенным реактором 9 лет провела на стоянке в порту одноименного городе в штате Джорджия, городское правительство предлагало планы о переоборудовании судна в плавучий отель. Однако, судьба распорядилась иначе — в 1981 году «Саванну» поставили в качестве экспоната в морском музее «Пэтриот Поинт». Однако и здесь её ждала неудача – несмотря на возможность прогуляться по роскошным салонам и заглянуть сквозь окно в настоящий реакторный отсек, посетители не оценили легендарный атомоход, сосредоточив все внимание на пришвартованном неподалеку авианосце «Йорктаун».

 

1955 – Эйзенхауэр внес предложение о строительстве коммерческого судна с ядерной силовой установкой
1956 – Конгресс одобрил проект строительства судна
1959 – судно крестила первая леди США, супруга президента Эйзенхауера, дав ему имя Savannah
1962 – 23 марта судно спущено на воду
1965-1971 – Savannah эксплуатируется в качестве грузо-пассажирского судна
1972 – Savannah поставлена на прикол из-за больших убытков
2006, август — Морская Администрация США Marad заплатит около миллиона долларов за подготовку демонтажа ядерного реактора Savannah. 15 августа судно отбуксируют с прикола, стоянки Резервного флота на реке Джеймс, на верфи Колонна в Норфолке.

В течении двух месяцев на судне проведут все работы, необходимые для последующего демонтажа реактора. Работы будут проводиться в сухом доке, куда Savannah и поставят. Топливо из реактора выгрузили давным-давно, в последние годы Savannah выступала в роли плавучего музея в Чарльстоне, Южная Каролина.

Окончательная судьба судна еще не решена – его могут отправить на слом или найти другое предназначение – оставить в качестве судна-музея, памятника первому ядерному реактору в коммерческом флоте и судовой архитектуре 50-х.

В настоящий момент обновленная и подкрашенная «Саванна» тихо ржавеет в порту г. Балтимор, и дальнейшая её судьба остается неясной. Несмотря на статус «исторического объекта» все чаще звучат предложения отправить атомоход на слом.

Однако, если не принимать во внимание атомные ледоколы, помимо «Саванны» в мире существовало еще три торговых судна с ядерной силовой установкой — «Отто Ган», «Муцу» и «Севморпуть».

 

Немецкая драма

Заинтересованное американскими разработками в области ядерных технологий, правительство ФРГ в 1960 году анонсировало собственный проект экспериментального судна с ЯСУ – рудовоз Otto Hahn («Отто Ган»).

Судно было заложено в 1963 году компанией Howaldtswerke-Deutsche Werft в городе Киле. Спуск на воду состоялся в 1964 году. Судно было названо в честь Отто Гана, выдающегося немецкого радиохимика, нобелевского лауреата, открывшего ядерную изомерию (Уран Z) и расщепление урана.

Первым капитаном был Генрих Леманн-Вилленброк, известный германской подводник второй мировой войны. В 1968 году был запущен 38-мегаваттный атомный реактор судна, и начались ходовые испытания. В октябре того же года Отто Ган был сертифицирован как торговое и исследовательское судно.

В общем и целом, немцы наступили на те же грабли, что и их американские коллеги. К моменту введия «Отто Ган» в эксплуатацию (1968 год), скандальная эйфория вокруг гражданских атомоходов уже близилась к закату – в развитых странах началось массовое строительство АЭС и атомных военных кораблей (подлодок), общественность восприняла Эру Атома, как должное. Но это не спасло атомоход «Отто Ган» от образа малополезного и нерентабельного судна.

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

В отличии от американского пиар-проекта, «немец» проектировался как настоящий рудовоз, для работы на трансатлантических линиях. 17 тысяч тонн водоизмещения, один реактор тепловой мощностью 38МВт. Скорость хода 17 узлов. Экипаж – 60 человек (+ 35 человек научный персонал).

За 10 лет своей активной службы «Отто Ган» прошел 650 тыс. миль (1,2 млн. км), посетил 33 порта в 22 странах, доставлял руду и сырье для химического производства в Германию из Африки и Южной Америки.

Немалые сложности в карьере рудовоза вызвал запрет руководства Суэцкого на проход этим кратчайшим путем из Средиземного моря в Индийский океан – утомленные бесконечными бюрократическими ограничениями, необходимостью лицензирования для захода в каждый новый порт, а также дороговизной эксплуатации атомохода, немцы решились на отчаянный шаг.

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

 

В 1972 году, после четырёх лет работы, реактор был перезаправлен. Судно прошло около 250 000 морских миль (463 000 километров), использовав 22 килограмма урана. В 1979 году Отто Ган было деактивировано. Его реактор и двигатель были удалены и заменены обычной дизельной силовой установкой. К этому времени судно прошло 650 000 морских миль (1 200 000 километров) на ядерном топливе, побывав в 33 портах 22 стран

В 1983 году судно переоборудовано в контейнеровоз. 19 ноября того же года Otto Hahn было переименовано в Norasia Susan. Затем в 1985 году оно получило имя Norasia Helga, в 1989 — Madre. По состоянию на 2007 год, Madre все еще находится в действии, ходит под флагом Либерии, под управлением греческой компании Alon Maritime с 1999 года. С 2006 года судно принадлежит компании Domine Maritime, зарегистрированной в Либерии.

 

Японская трагикомедия

Хитрые японцы не пустили «Саванну» в свои порты, однако сделали определенные выводы – в 1968 году на верфи в Токио был заложен атомный сухогруз «Фукусима» «Муцу».

Жизненный путь этого судна с самого начала был омрачен большим количеством неисправностей – подозревая неладное, японская общественность запретила проводить испытания у причала. Первый запуск реактора было решено провести в открытом океане – «Муцу» отбуксировали на 800 км от побережья Японии.
Как показали дальнейшие события, общественность была права – первый запуск реактора обернулся радиационной аварией: защита реактора не справилась со своей задачей.

По возвращению в порт города Оминато экипаж «Муцу» ждало новое испытание: местный рыбак перегородил путь своей джонкой — убирайте атомоход куда хотите, меня это не волнует. Но в порт он не зайдет!
Отважный японец держал оборону 50 дней — наконец, было достигнуто соглашение на короткий заход в порт Оминато с последующим переводом атомохода на военную базу в Сасебо.

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Атомоход «Муцу»

 

Океанографическое судно «Мирай», наши дни

Трагикомедия японского атомохода «Муцу» продолжалась без малого 20 лет. К 1990 году было объявлено о завершении всех необходимых доработок и корректировок в конструкции атомохода, «Муцу» совершил несколько тестовых выходов в море, увы, судьба проекта была предрешена – в 1995 году реактор был деактивирован и удален, взамен «Муцу» получил обычную ГЭУ. Всем бедам в один миг пришел конец.

За четверть века бесконечных скандалов, аварий и ремонтов, проект торгового атомохода «Муцу» прошел 51 тыс. миль и опустошил японскую казну на 120 млрд. иен (1,2 млрд. долларов).

В настоящий момент бывший атомоход успешно используется в качестве океанографического судна «Мирай».

 

Русский путь

Этот сюжет кардинально отличается от всех предыдущих историй. Советский Союз – единственный, кто смог найти правильную нишу для гражданских атомоходов и получить с этих проектов солидную прибыль.
В своих расчетах советские инженеры исходили из очевидных фактов. Какие два исключительных преимущества имеются у ядерных силовых установок?

1. Колоссальная концентрация энергии.
2. Возможность её выделения без участия кислорода

Второе свойство автоматически дает ЯСУ «зеленый свет» на подводный флот.

Что касается высокой концентрации энергии и возможности длительной работы реактора без дозаправки и перезарядки – ответ подсказала сама география. Арктика!

 

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Именно в полярных широтах лучше всего реализуются преимущества ядерных силовых установок: специфика работы ледокольного флота сопряжена с постоянным режимом максимальной мощности. Ледоколы длительное время работают в отрыве от портов, – уход с трассы для пополнения запасов топлива чреват значительными убытками. Здесь нет никаких бюрократических запретов и ограничений – круши лед и веди караван на Восток: в Диксон, Игарку, Тикси или к Беринговому морю.

Первый в мире гражданский атомоход – ледокол «Ленин» (1957 год) продемонстрировал массу преимуществ по сравнению со своими неатомными «коллегами». В июне 1971 года он стал первым надводным кораблем в истории, кому удалось пройти севернее Новой Земли.

 

А на помощь ему уже шли новые атомные исполины – четыре магистральных ледокола типа «Арктика». Этих монстров не мог остановить даже самый прочный лед – в 1977 году «Арктика» добралась до Северного Полюса.
Но это было только начало – 30 июля 2013 года атомный ледокол «50 лет Победы» достиг Полюса в сотый раз!
Атомные ледоколы превратили Северный морской путь в хорошо развитую транспортную артерию, обеспечив круглогодичную навигацию в западном секторе Арктики. Была исключена необходимость вынужденных зимовок, повышены скорость и безопасность проводки судов.

 

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Всего их было девять. Девять героев полярных широт:
«Ленин», «Арктика», «Сибирь», «Россия», «Советский Союз», «50 лет Победы», «Ямал», а также два атомных ледокола с малой осадкой для работы в устьях сибирских рек – «Таймыр» и «Вайгач».

Был у нашей страны и десятый гражданский атомоход – атомный лихтеровоз ледокольного типа «Севморпуть». Четвертое в морской истории торговое судно с ЯСУ. Мощная машина водоизмещением 60 тысяч тонн, способная самостоятельно передвигаться во льдах толщиной 1,5 метра. Длина исполинского корабля – 260 метров, скорость хода в открытой воде – 20 узлов. Грузовая вместимость: 74 несамоходные баржи-лихера или 1300 стандартных 20-футовых контейнеров.

 

Атомный лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть» — единственное в России ледокольно-транспортное судно с ядерной энергетической установкой, было построено на Керченском судостроительном заводе «Залив» им. Б.Е. Бутомы в период с 01.06.82 по 31.12.88. Проект судна разработан на основании совместного решения Минморфлота и Минсудпрома № С-13/01360 от 30.05.78 в соответствии с техническим заданием на его разработку. Корпус судна спроектирован и построен на категорию ледовых подкреплений «УЛА» в соответствии с требованиями Правил Регистра СССР изд.1981г.

Судно спроектировано, построено и эксплуатируется с учетом выполнения отечественных и международных правил, конвенций и норм, в том числе:

  • Кодекса ИМО по безопасности ядерных торговых судов;
  • Международной конвенции о безопасности торговых судов на ядерном топливе;
  • Норм радиационной безопасности;
  • Правил ядерной безопасности;
  • Основных санитарных правил.

Атомоход «Севморпуть» сдан в эксплуатацию 31.12.88г.

С момента подъема флага и начала работ лихтеровоз «Севморпуть» прошел 302000 миль, перевез более 1,5 миллионов тонн грузов, осуществив за это время всего лишь одну перезарядку ядерного реактора.

Для сравнения: судам типа СА-15, работающим на Дудинской  линии пришлось бы выполнить почти 100 рейсов, чтобы перевести такое  же количество груза, израсходовав при этом почти 100000 тонн топлива

 

 

Назначение

Судно предназначено для перевозки:

  • лихтеров типа ЛЭШ в трюмах, в специально оборудованных ячейках и на верхней палубе с погрузкой и выгрузкой их судовым лихтерным краном;
  • контейнеров международного стандарта ИСО в трюмах и на верхней палубе без специального переоборудования судна, погрузка-выгрузка контейнеров должна осуществляться береговыми средствами. Ограниченные партии могут быть погружены и выгружены контейнерными приставками лихтерного крана.

Всего судно может взять на борт 74 лихтера грузоподъемностью по 300 т или 1328 двадцатифутовых контейнеров.

Прочность люковых закрытий позволяет перевозку на них загруженных лихтеров массой по 450 тонн каждый, установленных в два яруса по высоте, или 20 и 40 футовых контейнеров международного стандарта в три яруса по высоте с максимально допустимой массой каждого контейнера 20,3 и 30,5 тонн соответственно.

«Севморпуть» способен самостоятельно преодолевать лед толщиной до 1 м. Ядерная энергетическая установка не ограничивает дальность и продолжительность плавания.

 

 

Основные характеристики

Тип судна — одновинтовой, однопалубный атомоход с избыточным надводным бортом,  баком,  носовым расположением жилой надстройки,  промежуточным расположением машинного отделения и реакторного отсека, с наклонным форштевнем ледокольного типа,  крейсерской кормой, срезанной в надводной части по форме транца.
Судно способно самостоятельно идти в сплошных ровных ледяных полях толщиной до 1 метра со скоростью около двух узлов. Корпус разделен 11 поперечными водонепроницаемыми переборками на 12 отсеков, в числе которых 6 грузовых трюмов.

Длина наибольшая, м 260
Длина между перпендикулярами, м 228,8
Ширина наибольшая, м 32,2
Высота борта у миделя, м 18,3
Осадка по летнюю грузовую марку, м 11,8
Осадка спецификационная (для плавания во льдах), м 10,65
Водоизмещение судна в морской воде плотностью 1.025 т/м3
при осадке по летнюю грузовую марку 11,8 м, т
61880
Дедвейт судна при осадке по летнюю грузовую марку, т 33980
Дедвейт судна при спецификационной осадке, т 26480
Размер грузовых люков в свету:
– длина, м 20,6
 – ширина, м 19,05

Скорость хода судна при средней осадке 10 м и мощности ГТЗА 29420 кВт, узел 20,8

Энергетическая установка

Энергетическая установка состоит из:

  • Главного турбозубчатого агрегата мощностью 29420 кВт и при частоте вращения гребного вала 115 об/мин, работающего на гребной винт регулируемого шага.
  • Атомной паропроизводящей установки производительностью 215 тонн пара в час, при давлении 40 ата и температуре 290оС.
  • Вспомогательной установки:
  • 3 турбогенераторов по 1700 кВт
  • 2 резервных дизель-генераторов по 600 кВт
  • 2 аварийных дизель-генераторов по 200 кВт. Котел аварийного хода (в случае выхода из строя АППУ) паропроизводительностью 50 т в час при давлении 25 кг/см2 и температуре пара 360оС, работающий на дизельном топливе.

Характеристика кранов

На лихтеровозе установлены подъемные краны:

1.Кран «КОНЕ»:

Грузоподъемность, т 500
Скорость подъема, опускания, м/мин 0.5¸80
Скорость передвижения крана, м/мин 0.3¸50
Высота подъема:
– полная, м 27
– от головки рельса, м 12
Колея подкранового пути, мм 21336

На лихтерном кране установлены две контейнерные приставки грузоподъемностью по 38,0 т и два вспомогательных крана по 3,0 т. Приставки предназначены для погрузки и разгрузки ограниченных партий 20 и 40 футовых контейнеров в портах, не оборудованных береговыми контейнерными кранами.

2. Два  крана грузоподъемностью  16 тонн .

3. Два  крана грузоподъемностью 3,2 тонны.

Увы, судьба оказалась безжалостна к этому замечательному кораблю: с уменьшением потока грузоперевозок в Арктике, он оказался нерентабельным. Несколько лет назад проскальзывала информация о возможном переоборудовании «Севморпути» в буровое судно, однако все оказалось гораздо печальнее – в 2012 году уникальный атомный лихтеровоз был исключен из регистра морских судов и отправлен на слом.

АПД. А вот и новость подоспела: Севморпуть был, действительно. исключен из списков действующего флота и поставлен в отстой, но на слом его никто не отправлял. “В конце декабря Генеральный директор Госкорпорации «Росатом» С.В. Кириенко подписал приказ о восстановление атомного лихтеровоза-контейнеровоза «Севморпуть». Уникальное судно снова начнет работать в феврале 2016 года.
Источник: http://masterok.livejournal.com/1335918.html

 

29 июля на оборонной судоверфи “Севмаш” в Архангельской обл. была заложена очередная атомная подводная лодка проекта 885М (08851) “Ясень-М”, “Пермь”.

Проект многоцелевой ПЛА четвертого поколения 885 (08850) “Ясень” разработан в 1990-х гг. Санкт-Петербургским морским бюро машиностроения (СПМБМ) “Малахит” под руководством главного конструктора Владимира Попова. Создан на базе проектов 705(К) “Лира” и 971 “Щука-Б”. Строительством “Ясеней” занимается ПО “СевМаш” в Северодвинске, Архангельской обл.

ПЛА предназначена для уничтожения подводных лодок и надводных кораблей противника, военно-морских баз, портов, корабельных группировок и других целей. “Ясень” имеет полуторакорпусную конструкцию (“легкий корпус”, придающий субмарине обтекаемую форму и закрывающий гидролакатор, присутствует только в носовой части).

Тактико-технические характеристики проекта

Согласно открытым публикациям:

  • Длина лодок проекта 885 составляет около 139 м, ширина – около 13 м, осадка – 10 м.
  • Надводное водоизмещение – 8 тыс. 600 т, подводное – до 13 тыс. 800 т.
  • Максимальная глубина погружения – до 600 м.
  • Надводная скорость – 16 узлов, подводная – до 31 узла.
  • Автономность плавания более 100 суток, экипаж – 85-90 человек.

Подводная лодка оснащена одновальной паротурбинной АЭУ мощностью около 43 тыс. л. с (на винте).

Тепловая мощность водо-водяного реактора ОК-650В – 190 мегаватт (лодки модернизированного проекта 885М получат АЭУ мощностью свыше 200 мегаватт, вероятнее всего с реактором последующего покаления).

Вооружение:

  • 8 вертикальных шахт для запуска крылатых ракет “Оникс” и “Калибр”;
  • 10 торпедных аппаратов калибра 533 мм (в боекомплект входят 30 торпед).

В перспективе возможно оснащение крылатыми ракетами нового типа Х-101 (Х-102) и Универсальными глубоководными самонаводящимися торпедами (УГСТ).

Корабли серии

Головная подлодка серии, К-560 “Северодвинск” (заводской номер 160), заложена на “Севмаше” 21 декабря 1993 г., спущена на воду 15 июня 2010 г., 30 декабря 2013 г. передана ВМФ РФ в опытную эксплуатацию, с 17 июня 2014 г. – в строю на Северном флоте. Следующие подлодки строятся по модернизированному проекту 885М (08851) “Ясень-М”.

Их отличают оптимизированные обводы корпуса, обновленные комплексы радиоэлектронного вооружения и автоматики. Контракт на строительство лодки с заводским номером 161 заключен между Минобороны России и “Севмашем” 6 декабря 2005 г. Строительство последующих серийных лодок с заводскими номерами 162-166 предусмотрено контрактом от 9 ноября 2011 г., заключенными с ОСК.

  • Вторая субмарина, К-561 “Казань” (заводской номер 161), заложена 24 июля 2009 г., передача флоту ожидается в 2018 г.
  • Третья субмарина, К-573 “Новосибирск” (заводской номер 162), заложена 26 июля 2013 г., передача флоту намечена на 2019 г.
  • Четвертая субмарина, К-571 “Красноярск” (заводской номер 163), заложена 27 июля 2014 г.
  • Пятая субмарина, К-564 “Архангельск” (заводской номер 164), заложена 19 марта 2015 г.
  • Шестая субмарина “Пермь” (тактический и заводской номер неизвестны 165 – ?), заложена 29 июля 2016 г.

В рамках Государственной программы вооружений до 2020 г. для ВМФ РФ предполагается построить шесть “Ясеней”. В 2017 г. ожидается закладка еще одного корабля – седьмой “Ясень” планируется передать флоту в 2023 г.

 

Источник: http://tass.ru/info/3496563

МОСКВА, 29 июля. /ТАСС/. Принципы и наработки, заложенные в основу многоцелевых атомных подлодок типа “Ясень”, будут использованы при проектировании субмарин следующего, пятого поколения, которые начнут строить после 2020 года. Об этом сообщил в интервью ТАСС гендиректор конструкторского бюро “Малахит”, разработавшего “Ясени”, Владимир Дорофеев. 

“При создании подлодок пятого поколения будут учтены результаты строительства, испытаний, опытной и штатной эксплуатации головной подлодки проекта 885 “Северодвинск”, – сказал собеседник агентства.

По его словам, концепция частичной модульности, универсализации задач “Ясеней” “показала свою полную жизнеспособность”. “Решения, заложенные в основу создания многоцелевых АПЛ российского флота, прошли проверку временем и будут реализованы при создании субмарин пятого поколения”, – заявил глава конструкторского бюро. Отвечая на вопрос о возможных сроках начала строительства первой подлодки нового поколения, Дорофеев сказал, что речь идет о корабле, который “будет заложен после 2020 года”.

Сейчас в строю находится только одна подводная лодка типа “Ясень” – “Северодвинск”. Следующие субмарины этого типа строятся по усовершенствованному проекту 885М. Первая из них, “Казань”, была заложена в 2009 году и пока не передана ВМФ России.

Год назад глава “Малахита” сообщал, что конструкторское бюро уже работает над проектом атомных подводных лодок нового поколения. Позднее стало известно, что речь идет о проекте “Хаски”. По оценке Объединенной судостроительной корпорации, формирование облика перспективных субмарин будет завершено в течение двух лет.

Источник: http://tass.ru/armiya-i-opk/3494614

(В работе)
Москва и Дели значительно продвинулись в вопросе лизинга второй атомной субмарины для ВМС Индии. Как стало известно “Ъ”, последние отказались от идеи с арендой новейшей российской многоцелевой подлодки проекта 885 “Ясень”. Индия готова взять на десять лет лодку из состава российского ВМФ, модернизировав корабль под свои требования и вооружив ПЛА сверхзвуковыми ракетами BrahMos.
Информация о перспективах военно-технического сотрудничества Москвы и Дели была опубликована на официальном стенде программы Make in India на международной выставке “Иннопром” в Екатеринбурге. Там, в частности, говорилось о планах индийских ВМС взять в лизинг “две атомные подлодки класса Akula-II с возможностью приобрести их после завершения срока лизинга” (цитата по “Интерфакс-АВН”). Представитель “Рособоронэкспорта” отметил, что сотрудничество России и Индии в сфере ВТС носит весьма плодотворный характер и имеет перспективы роста, однако комментировать эти данные отказался. Ранее высокопоставленные российские чиновники неоднократно отрицали не только какие-либо договоренности с Индией по аренде атомной субмарины, но и даже сам факт переговоров. В мае директор Федеральной службы по ВТС Александр Фомин прямо заявил: “Нет такого проекта”.

На самом деле переговоры о лизинге второй ПЛА с разной степенью интенсивности велись с 2012 года, когда ВМС Индии на десять лет стали обладателями субмарины проекта 971 “Щука-Б”, названной Chakra, утверждает топ-менеджер предприятия судостроительной промышленности. Несмотря на сложности (передача первой лодки была запланирована на 2007 год, однако из-за сложности модернизации и несчастного случая, приведшего к гибели 20 человек, акт приема-передачи стороны подписали лишь в декабре 2011 года), индийские моряки остались довольны полученным кораблем. В 2014 году министр обороны Индии Манохар Паррикар сообщил, что вторая подобная субмарина укрепила бы боевой ресурс индийских ВМС, но от более подробных комментариев отказался. Вопрос аренды Индией у России второй ПЛА поднимался в конце 2015 года во время визита премьера Индии Нарендры Моди в Москву, и хотя окончательных договоренностей достигнуто не было, стороны продолжили вести консультации на экспертном уровне.

Тем временем Индия начала присматриваться к многоцелевой субмарине проекта 885 “Ясень”. Но российские переговорщики на аренду новейшей лодки не пошли. Для этого были объективные причины: у ВМФ РФ на вооружении пока только одна субмарина такого типа, открывать доступ к технологиям ее производства было нецелесообразно (см. “Ъ” от 24 марта). Российское предложение заключалось в аренде субмарины именно 971-го проекта, говорит источник “Ъ” в сфере ВТС. Всего вариантов было два: либо изъять лодку из состава ВМФ РФ и модернизировать, либо достроить корпус, сохранившийся на Амурском судостроительном заводе еще с советских времен. Второй вариант оказался несостоятельным: готовность корпуса не превышала 50%, а срок годности атомного реактора истек (?): ее было бы целесообразнее утилизировать, нежели приводить в пригодное к эксплуатации состояние.

На данный момент все вопросы практически сняты, переговоры находятся в решающей стадии, утверждают два топ-менеджера судостроительной отрасли. “Индия согласилась арендовать подлодку 971-го проекта, которая будет изъята из состава ВМФ РФ”,— добавил один из собеседников “Ъ”. Ранее ТАСС сообщал, что речь идет о субмарине К-322 “Кашалот” (?) постройки 1998 года, входящей в состав Тихоокеанского флота. Собственные военные источники “Ъ” утверждают, что если выбор ВМС Индии будет сделан в ее пользу, то это никак не скажется на боеготовности ТОФ.

По данным “Ъ”, по требованию заказчика будет проведена серьезная модернизация подлодки, касающаяся не только адаптации системы управления под индийских моряков, но и вооружения. В частности, вместо ракетного комплекса Club-S, поставляемого в рамках экспортных контрактов, на субмарину будут установлены пусковые установки под сверхзвуковую противокорабельную ракету BrahMos (совместная разработка реутовского НПО машиностроения и Организации оборонных исследований и разработок по заказам Минобороны Индии).

Точные сроки подписания контракта пока неизвестны, однако чтобы привести российскую подлодку в соответствие с требованиями заказчика, потребуется не только сложная заводская работа, но и длительный цикл испытаний, по результатам которого сроки сдачи могут быть увеличены. Исходя из этого, при самом оптимистичном раскладе ВМС Индии смогут получить вторую ПЛА не ранее 2019-2020 годов.

Источник: “КоммерсантЪ”
Tagged with:  

(материал в работе)

Росатом поделился видео с процесса выгрузки ОЯТ из реакторов подводных лодок пр. 705. Вслед за выгрузкой в 2008-2012 году ОЯТ с двух аварийных лодок пришел черед и 4 лодок пр. 705 (“Лира”) со штатно заглушенными реакторами. Сюжет ниже (сюжет РосАтома) про окончание выгрузки с последней, 4 ПЛ, комментарии специалистов СевРАО, осуществлявшего операцию, там очень интересны.

 

Есть и более подробное видео, где рассказывается и иллюстрируется весь процесс (видео процесса РосАтома). Насколько можно понять, он проходил в два этапа – сначала реактор вынимали краном из отсека подводной лодки (лодки разделаны), ставили в стапель-саркофаг, переворачивали, снимали страховочный корпус и систему обогрева, разогревали (уже своими средствами, паром) до температуры плавления свинцово-висмутовой эвтектики и сливали теплоноситель. Дальше у реактора отрезалось днище, видимо снималалась нижняя решетка, удерживающая ТВС, и ТВС поднимались захватом в скафандр (см. видео). Скафандр переносился на судно – транспорт ОЯТ, и там ТВС выгружалась в пенал, в котором оно поедет на завод РТ-1 на ПО “Маяк”. Теплоноситель же, видимо, поедет на захоронение, как и остальные детали реактора.

 

Интересно, что ОЯТ в этих реакторах интерметаллидное (уран-бериллиевое), а в прошлом году Маяк рапортовал об освоении процесса переработки такого редкого композита.

 

Источник: http://tnenergy.livejournal.com/72497.html

Tagged with:  

Screen Shot 2016-07-22 at 8.01.21 AM«Северное ПКБ» приступило к созданию технического проекта перспективного эсминца проекта 23560 «Лидер». Корабль будет обладать водоизмещением около 17,5 тыс. т, что приблизит его к самым большим атомным ракетным крейсерам российского Военно-морского флота проекта 1144 «Орлан» типа «Петра Великого».

Первый корабль из серии 8 единиц планируется заложить уже в начале 2018 года. Как заявил бывший замглавкома ВМФ адмирал Игорь Касатонов, кораблей подобного класса российский ВМФ не заказывал с 1989 года, что означает, что у страны снова появились геополитические интересы по присутствию в отдаленных регионах мира.

«Лидер» станет универсальным кораблем, способным заменить сразу три класса кораблей в составе ВМФ России: собственно эсминцы, большие противолодочные корабли (БПК) и ракетные крейсеры проекта 1144 «Орлан», — При этом корабль будет меньше кораблей 1144-го проекта, но будет нести куда большее количество вооружения. Эсминцы будут оснащены элементами противоракетной и противокосмической обороны и станут «опорными точками в мировом океане». Автономность подобных кораблей обычно определяется запасами продовольствия, атомная энергетическая установка способна работать без перезарядки в течение нескольких лет.

Новый эсминец получит атомную энергетическую установку РИТМ-200. Такой же агрегат устанавливается на перспективные ледоколы проекта 22220 серии «Арктика» первый из которых спущен на воду в июне. Благодаря новой энергоустановке «Лидер» сможет развивать скорость до 30 узлов.

Судя по представленному на форуме «Армия-2015» макету, корабль получит от двух до четырех пусковых установок «Калибр» с ракетами «Калибр-НК» и «Оникс» дальностью действия более 300 км. Зенитное ракетное вооружение дальней зоны будет представлено корабельным вариантом комплекса С-500 «Прометей» с двумя пусковыми установками. Ближняя зона противовоздушной обороны «Лидера» будет представлена двумя вертикальными пусковыми установками комплекса «Полимент-Редут». Управление ими планируется осуществлять системой «Полимент» с радиолокационной станцией с активной фазированной решеткой (АФАР). На корабли могут быть установлены по два боевых модуля корабельных версий ЗРПК «Панцирь-М». Кроме того, «Лидеры» получат универсальные артиллерийские установки А-192 калибра 130 мм. Всего в арсенале эсминца окажется 200 ракет различного назначения.

Вместе с тем, окончательный облик «Лидера», как отмечают проектировщики, и набор его вооружений по сравнению с известным макетом могут претерпеть существенные изменения в ходе выполнения технического проекта и доводки серии.

(Материал в работе)

Принимать как истину не советую (см. вопросы в конце). Автор тот еще “эксперт”. Но кое-что интересное в этой статье есть:

В годовом отчете северодвинского филиала КБ «Рубин» — КБ «Рубин-Север» — содержится крайне любопытная информация, освежающая в памяти ноябрьские события прошлого года, которые вызвали бурное обсуждение не только в нашей стране.

Тогда выяснилось, что Россия полным ходом ведет разработку уникального оружия. Такого, которое способно гарантировано пробить громадную брешь в массированной обороне вероятно возможного противника (ВВП). То есть, это не просто асимметричный ответ на бездумное строительство ЕвроПРО, а решение, с лихвой перекрывающее и ПРО, и натовские батальоны в Польше и Прибалтике, и прочие «недружелюбные» по отношению к России действия.

Зачем в Северодвинске строят три атомных подводных лодки специального назначения? Согласно нынешнему отчету, в Северодвинске проводится ОКР по проекту номер 09853. Содержание данной работы не расшифровывается. Однако, судя по порядковому номеру проекта, который идет непосредственно за номерами проектов двух атомных подводных лодок специального назначения (ПЛА СН) 09851 «Хабаровск» и 09852 «Белгород», речь может идти о создании похожего по назначению атомохода.

«Белгород» и «Хабаровск» строятся на «Севмаше» в условиях строгой секретности. «Белгород» предполагается спустить на воду в следующем году, «Хабаровск» — в 2018 году. И, по поступающим скупым сведениям, можно предположить, что речь идет о создании в нашей стране ПЛА нового, пятого поколения (российские новейшие многоцелевые атомные подводные лодки типа «Ясень» и «Борей», а также их американские аналоги «Сивулф» и «Вирджиния» относятся к поколению номер четыре).

«Белгород» — исследовательская ПЛА с крайне широкими функциями. Есть основание предположить, что на ней будут «обкатывать» принципиально новое оружие. А затем оно, видимо, будет установлено и на «Хабаровске», и на новой лодке только что «всплывшего» в открытых источниках проекта 09853.

Но прежде, чем вести разговор о новом корабле, вернемся к той сенсации, что случилась в прошлом ноябре. Тогда во время совещания в Сочи по вопросам развития «оборонки», которое проводил президент Владимир Путин, два федеральных телеканала как бы по ошибке показали слайд с грифом «Совершенно секретно». В нем содержалась концепция и сроки реализации океанской многоцелевой ударной системы «Статус-6». «Засветили» и разработчика — ЦКБ «Рубин», и назначение системы. И она такова: «поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени».

При расшифровке скриншота Минобороны, угодившего на телеэкран, было установлено, что носителями нового оружия должны стать именно лодки «Белгород» и «Хабаровск», несмотря на то, что они пока как бы приписаны к Главному управлению глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны. ГУГИ к стратегическому оружию никакого отношения не имеет, а здесь речь идет о супероружии. О том, что на самом деле обе перспективные лодки должны будут войти в состав других структур ВМФ, свидетельствует масса косвенных свидетельств. Например, на закладке «Хабаровска» не присутствовал ни один представитель ГУГИ.

О тайном назначении лодок проектов 09851 и 09852 заговорили еще летом в 2015 года, когда главком ВМФ на форуме «Армия-2015» заявил, что в России уже строятся лодки пятого поколения. Поиски наиболее подходящих на эту роль и реализуемых кораблестроителями проектов и вывели на «Белгород» и «Хабаровск». Ну, а слайд МО, «случайно» угодивший на телеэкраны, подтвердил эти предположения.

По всей видимости, никакой случайности и оплошности в той «утечке информации» нет. Все продумано и сделано «на публику». Прежде всего, как представляется, на ту, что находится за океаном. Это сигнал, что Россия создает новый вид оружия сдерживания, наиболее скрытного, нейтрализация которого крайне маловероятна.

Вероятнее всего, что «рыцари плаща и кинжала» из Лэнгли к тому моменту уже имели общие представления о том, что в России активно разрабатывается «нечто крайне серьезное». При этом полагали, что это реанимация проекта торпеды Т-15, которая должна была доставлять к побережью США 100-мегатонный ядерный заряд.

Т-15 начали создавать в начале 60-х годов. Однако из-за отсутствия компактного ядерного реактора, который позволил бы обеспечить ход на нескольких сотен километров, проект закрыли. Электродвигатели на аккумуляторах позволяли доставлять 40-тонную махину длиной в 24 метра не далее чем на 30 километров. Тем самым подводная лодка, для выполнения боевого пуска должна была входить в зону массированной противолодочной обороны противника. Да и подрыв 100-мегатонного заряда на небольшом расстоянии от лодки сулил ей громадные неприятности.

По прошествии полувека проблема компактного ядерного реактора для двигательной установки сверхдальней торпеды была решена. Однако значительный прогресс за это время произошел не только в ядерной энергетике, но и в системах управления, и в электронных компонентах, и в материалах, и в прочих составных элементах торпедного оружия. Да и в стратегии и тактике ВМФ. Поэтому «Статус-6» — это абсолютно новая разработка, имеющая общего с Т-15 лишь рекордную дальность и мощность заряда.

Самое существенное отличие от нереализованного проекта «царь-торпеды» состоит в том, что данное оружие — не торпеда, а подводный робот -необитаемый подводный аппарат (НПА), обладающий компьютерным интеллектом и способный действовать самостоятельно на удалении в несколько тысяч километров от носителя. Т. е. от подводной лодки, его запустившей.

Сразу оговоримся: все технические параметры, которые мы будем приводить, основаны, разумеется, не на совершенно секретных документах КБ «Рубин». Они являются результатом расшифровки слайда Минобороны, анализа экспертов, как отечественных, так и зарубежных, учитывающего технические и технологические возможности ОПК России. А также анализа открытых документов, отражающих исполнение предприятиями НИР, ОКР и заказов на строительство подводных лодок, глубоководных аппаратов и входящих в их состав компонентов.

Даже эти неполные, но заслуживающие доверия данные дают впечатляющую картину того, какими возможностями обладает НПА, получивший название океанской многоцелевой системы «Статус-6».

Прежде всего, о мощности ядерного заряда. Тут самый широкий диапазон предположений — от 10 Мт до 100 Мт. Установить на НПА диаметром 1,6 м и длиной 24 м заряд, дело несложное. Но при этом все аналитики сходятся в том, что боеголовка может иметь кобальтовую секцию, что должно приводить к максимальному радиоактивному загрязнению громадной территории. Подсчитано, что при скорости ветра 26 км/ч долговременному заражению будет подвержен прямоугольник побережья размерами 1700×300 км. Собственно, оружие сдерживание и должно быть таким, мягко выражаясь, жестоким. Это гарантирует от попытки его использования, поскольку то же самое неизбежно «прилетит» и с другой стороны.

«Статус-6» способен уничтожать базы ВМС. Или авианосные ударные группы. США. Во время проведенных в 1946 году ВМС США испытаний «Перекресток» по подводному взрыву мощностью 23 кт в результате радиоактивного заражения был потерян совсем новый авианосец «Индепенденс», спущенный на воду в 1942 году. После четырех лет безуспешных попыток дезактивации он был затоплен. Боеголовка «Статуса-6» может содержать загрязняющих радиоактивных изотопов на несколько порядков больше.

В НПА  в качестве источника энергии для водометных движителей используется малогабаритный ядерный реактор на жидкометаллическом теплоносителе (1. Откуда информация?). Вырабатывая им мощность в 8 МВт позволяет НПА развивать максимальную скорость от 100 км/ч до 185 км/ч. При этом дальность, как у МБР — до 10 тыс. км. Кажущаяся фантастической скорость подводного хода тоже на сегодня вполне реальная. В конце 70-х годов у принятой на вооружение ВМФ РФ торпеды «Шквал» скорость достигала 375 км/ч. Правда, на «Шквале» реактивный двигатель.

Реактор на жидкометаллическом теплоносителе имеет два существенных достоинства по сравнению с традиционными для подводного флота водо-водяными. Во-первых, он обладает минимальным шумом (2. С чего бы это?) при высоком кпд. Во-вторых, имеет низкую удельную стоимость в расчете на киловатт мощности (3. Кто, как и где считал?). Подсчитано, что реактор для «Статуса-6» может стоить порядка 12 млн. долларов (4. Кто оценивал?).

При анализе прочности корпуса (5. Где и кто анализировал?) «Статуса-6» было установлено, что он имеет рабочую глубину порядка 1000 метров.

Что же касается малозаметности НПА для гидроакустической противолодочной системы США SOSSUS, то новый аппарат значительно тише, чем любая малошумная лодка. При этом предполагается, что на крейсерской скорости до 55 км/ч «Статус-6» можно будет обнаружить не дальше, чем на расстоянии в 2−3 км. В случае же обнаружения он с легкостью уйдет от любой торпеды противника на максимальной скорости. При этом выбор скоростного режима и маневрирование НПА будет осуществлять самостоятельно.

Шансы уничтожения «Статуса» у противника минимальные. Самая быстроходная торпеда США Mark 54 имеет скорость 74 км/ч. К тому же она неспособна погружаться на глубину в 1000 м, на которой будет идти к цели «Статус-6». А глубоководная евроторпеда MU90 Hard Kill, пущенная вдогон, на максимальной скорости в 90 км/ч способна пройти не более 10 км.

Оценивая возможности системы «Статус-6» (6. По каким данным, кто оценивал? Где?), следует учитывать, что это не просто очень «мускулистая» торпеда, но и робот, имеющий неплохие «мозги». В качестве оружия сдерживания, торпеда может прийти в точку назначения и залечь на дно, дожидаясь сигнала на подрыв боевой части. Сигнал, естественно, может подаваться по длинноволновому каналу, поскольку длинные волны проникают в толщу воды (7. Проникают, и что? На 1000 метров? Серьезно?). В этом случае мы будем иметь оружие сдерживания со стопроцентной гарантией срабатывания.

Вероятно, что «утечка информации» в ноябре прошлого года была строго дозированной. Ее объем и содержание предназначались для того, чтобы ВВП понял, что к России необходимо относиться с позиции разума, а не эмоций и амбиций. Круг задач у подводного робота может (и должен) быть несколько шире. Среди них, могут быть, например, разведывательные функции с возвращением дрона на материнскую лодку пятого поколения.

Отчет КБ «Рубин-Север» продемонстрировал, что носителями системы «Статус-6» в обозримом будущем будут уже не две, а три ПЛА СН пятого поколения.

 

По материалам: http://svpressa.ru/war21/article/152608/

12 апреля 2016 года исполнилось 46 лет со дня гибели атомной подводной лодки “К-8”. Это была первая крупная катастрофа в истории отечественного атомного флота. На фото К-8 в момент аварии. 

Screen Shot 2016-07-12 at 9.49.37 PM

 

Третья атомная подводная лодка (ПЛА) проекта 627 “К-8” была заложена 9 сентября 1957 года на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в городе Северодвинске. Государственные испытания на ней завершились 31 декабря 1959 года. Подводная лодка вошла в состав Северного флота и в 1960 году перешла в военно-морскую базу в губе Западная Лица, где дислоцировалась отдельная бригада атомных подводных лодок. В 1960 – 1961 гг. ПЛА “К-8” отрабатывала задачи боевой подготовки в море, осваивала малоизвестные тактические приемы использования кораблей этого класса, участвовала в испытаниях отдельных видов вооружения и технических средств, планируемых в дальнейшем к использованию на серийных ПЛА.

Из-за недостаточной надежности новых высоконапряженных парогенераторов в этот период на ПЛА произошли две крупные радиационные аварии в связи, с чем в конце 1961 года подводная лодка была поставлена в текущий ремонт на СМП, где была произведена замена парогенераторов и активных зон ядерных реакторов. В 1964 – 1966 гг. подводная лодка интенсивно эксплуатировалась в море. В 1966 – 1968 гг. “К-8” вновь оказалась в текущем ремонте, связанном, в основном, с заменой парогенераторов, после чего возвратилась к новому месту своего базирования в поселке Островной (Гремиха). В 1969 г. “К-8” совершила поход на боевую службу. Следующий автономный поход, начатый 17 февраля 1970 г., оказался роковым.

В 22 часа 30 минут 8 апреля 1970 г. на 51-е сутки автономного плавания на глубине 120 метров практически одновременно в двух отсеках (третьем и седьмом) возник пожар. В седьмом отсеке, судя по интенсивности пожара, вероятно, горели патроны регенерации. Экипаж подводной лодки под командованием капитана 2 ранга В. Бессонова проявил мужество и героизм в борьбе за живучесть корабля. Достаточно упомянуть лишь два эпизода. Несмотря на бушующее пламя вблизи пульта управления ядерной энергетической установкой находящиеся в нем офицеры (В.Г. Хаславский, А.С. Чудинов, Г.В. Шостаковский, Г.Н. Чугунов) обеспечили полное “глушение” ядерных реакторов, предотвратив тем самым возможность развития радиационной катастрофы у берегов Западной Европы. Эти мужественные офицеры одними из первых погибли на боевом посту, до конца выполнив свой долг.

Корабельный врач капитан медицинской службы А. Соловей во время аварии отдал свой дыхательный аппарат главному старшине Ю. Ильченко, которому сделал полостную операцию по удалению аппендицита в Норвежском море. Старшина был спасен, а врач погиб.

В ночь с 10 на 11 апреля в район аварии прибыли три судна Морского флота СССР, но из-за разыгравшегося шторма взять подводную лодку на буксир не удалось. Часть личного состава ПЛА была переправлена на судно “Касимов”, а на борту “К-8” остались 22 человека во главе с командиром для продолжения борьбы за живучесть корабля. Но 12 апреля в 6 часов 13 минут в результате потери запаса плавучести и продольной остойчивости подводная лодка затонула на глубине 4680 метров в Бискайском заливе Атлантического океана. Погибли 52 члена экипажа.

Командиру подводной лодки “К-8” капитану 2 ранга Всеволоду Борисовичу Бессонову присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Погибших подводников наградили орденами Красной Звезды. Оставшиеся в живых удостоены государственных наград. В пос. Островной (Гремиха) установлен памятник ПЛА “К-8” с именами всех погибших на ней подводников. Две улицы военного городка назвали именами командира Бессонова и капитана Соловья.

Ежегодно 12 апреля в пос. Островной у обелиска погибшим подводникам ПЛА “К-8” проводятся торжественные траурные мероприятия. В этот же день в 12.00 в Николо-Богоявленский Морской Собор города Санкт-Петербург, где открыта мемориальная доска в память погибших моряков-подводников “К-8”, приходят оставшиеся в живых члены экипажа, бывшие сослуживцы, вдовы и родственники погибших, чтобы помянуть тех, кто исполнил до конца свой долг перед Отечеством.

По материалам: www.flot.com

Tagged with:  

(Текст в доработке)

ПЛА БС-64 «Подмосковье»:

Атомная подводная лодка-носитель атомных глубоководных станций. По причине малой скорости хода станций, она доставляет их до места проведения специальной операции, после чего они отстыковываются и уходят на необходимую для их работы большую глубину (см. материал 75).

ПЛА БС-64 «Подмосковье» построена по проекту 667БДРМ (Delta — IV). Заложена в декабре 1982 года на Северодвинском «Севмаше», а спущена на воду в марте 1984 года и через два года принята в состав флота.

«Подмосковье» более десяти раз выполняла автономные походы с первым и вторым (по отдельности) экипажами. В 1999 году поступил приказ о переходе лодки в Северодвинск на средний ремонт, на переоборудование в носитель атомных глубоководных аппаратов по проекту 09787.

Во время переоборудования у подводной лодки вырезали ракетные отсеки и на их место поставили отсек с жилыми (научными) помещениями и оборудованием для стыковки атомных глубоководных станций. За счет вставки нового отсека длина подлодки возросла. Новый отсек позволяет подводной лодке совершать длительные переходы с носимой атомной глубоководной станцией, а также проводить операции по стыковке и отстыковке станции. Также в нем расположены комфортабельный отсек для экипажа гидронавтов станции и научно-исследовательская часть. Предположительно, помимо носимой АГС, на субмарине будет находиться автономный необитаемый аппарат «Клавесин-1Р». Он значится в планах закупок конструкторского бюро «Рубин».

По состоянию на 2015 год, лодку готовят к выводу из главного стапельного цеха предприятия с последующим спуском на воду для достроечных работ и швартовных, ходовых, государственных испытаний. Во время выходов в море на ходовые и государственные испытания «Подмосковье», предположительно, будет взаимодействовать с атомными глубоководными станциями проектов 1910 «Кашалот», 1851 «Палтус» и 10831 «Лошарик».

ПЛА “Оренбург”: К-129 или БС -129

Атомная подводная лодка-носитель атомных глубоководных станций. Атомный подводный крейсер К-129 был заложен в апреле 1979 года на Северодвинском машиностроительном предприятии по проекту 667БДР (Delta III), спущен на воду в апреле 1981 года, и в том же году вступил в строй.

За годы своей службы в качестве стратегического крейсера он успел попасть в аварийную ситуацию у берегов Земли Франца-Иосифа, где на глубине 97 метров столкнулся с льдом, после чего провалился на глубину почти двести метров. В результате столкновения были повреждены выдвижные устройства и помято их ограждение (рубка). Каждый год крейсер выходил на боевые службы с первым и вторым экипажами.

С августа по сентябрь 1985 года К-129 участвовал в большом арктическом походе вместе с подводной лодкой К-218 (проект 671РТМ). В районе Северного полюса субмарины всплыли в полынье, которую К-129 проделал двумя торпедами, после чего произвел пуск двух баллистических ракет. В 1989 году на подлодке произошла авария главной энергетической установки, в результате которой ее отправили в Северодвинск для восстановительного ремонта на предприятии «Звездочка».

Во время ремонта К-129 перевели в класс атомных подводных крейсеров специального назначения, после чего приступили к переоборудованию по проекту 09786 в носитель атомных глубоководных станций. На время ремонта у крейсера поменялся тактический номер, он стал КС-129. Во время переоборудования у подводной лодки вырезали ракетные отсеки и на их место поставили отсек с научными помещениями и оборудованием для стыковки и отстыковки атомных глубоководных станций.

Модернизация закончилась в декабре 2002 года. После чего у подводной лодки в очередной раз сменили тактический номер на БС-129 и добавили имя «Оренбург», которое перешло ей от предыдущего носителя глубоководных аппаратов.

С 2003 по 2007 года подлодка проходила швартовные, заводские, государственные и глубоководные испытания. Примерно в 2006 году произошло ее первое взаимодействие с новейшей (на то время) атомной глубоководной станцией проекта 10831 «Лошарик», который тоже проходил государственные испытания. БС-129 «Оренбург» также способна носить под собой атомные станции других проектов.

После доработок, произведенных по завершении испытаний в 2011 году, «Оренбург» был принят в состав флота. БС-129 находилась на предприятии «Звездочка», где проходила ее доработка. В 2012 году состоялось принятие ее в состав флота.

1544317_887946904601936_168827571787551027_n

В сентябре 2012 года появились первые качественные фотографии БС-129, сделанные во время исследовательской экспедиции «Арктика-2012». Главной целью похода была доставка атомной глубоководной станции АС-12 проекта 10831 «Лошарик» для сбора данных, которые будут предъявлены в комиссию ООН по морскому праву с заявкой на расширение подконтрольной России арктической зоны.

В течение 20 суток АС-12 осуществлял сбор породы и грунта на глубине 2500–3000 метров и доставлял их на БС-129. В экспедиции участвовал Архангельский ледокол «Диксон» и Мурманский «Капитан Драницын». На сегодняшний день подводная лодка проходит службу в составе Военно-морского флота и базируется в губе Оленьей.

Источник: “Военный обозреватель”