Welcome, readers…

On December 12, 2014, in Разное, by admin

Here you go!

I would like to introduce to You our blog with a main theme of Nuclear and Naval Engineering, and how we understand these aspects of modern and advanced nuclear technology. This blog will discuss “small” as well as various naval reactors, propulsion, small power plants and “nuclear” innovations. Many from these reactors are now fashionably called “Small Modular”, or SMR.

I will attempt to conduct this blog without any political perspective, and, if possible, only include factual information. Although, please be aware that the personal attitude I may have towards some of the characters (authors), of course, are bound to slip. Alas … alas, we are all imperfect. I intend to slowly accumulate all of the technical articles and notes, which I once posted in my LJ and/or other Internet resources several years ago. This looks like the place… In fact, this research has formed my attitude to the profession. And further, I will be including all of the interesting engineering content that may fall past my eyes, and post them here. I will try to apply some “small talk” to transition from the past to future.

Generally, the articles and notes are in Russian. English speaking readers can use Google-Translate. Sure, the translations are far from perfect, but the ideas and conversations should translate well…

However, be aware that the author’s personal opinions are presented, and this blog is not intended to have any association with my employer nor other authorities. The purpose of this blog is to reflect on my own understanding of current affairs in Nuclear Science, Research, and Industry, especially in the low-power reactors and SMR area. 

 

Author/editor

Contact via: realeksey@nucon.us

 

Тема “набирает обороты”…

Носителем уникального подводного аппарата должны стать современные российские АПЛ

Отмечаемый в России 19 марта День моряка-подводника заставляет вспомнить не только о лучших достижениях подводного флота прошлого. Есть смысл заглянуть и в будущее. На которое, в частности, намекнул президент Путин, рассказав о новом российском подводном оружии. О каком аппарате шла речь, какими характеристиками он обладает и какие возможности даст ВМФ России?

Удивительная вещь: океанская стратегическая ударная система, о разработке которой президент отчитался в послании Федеральному собранию, оказалась раскручена на Западе задолго до того, как о ней было сообщено официально. О российских подлодках пятого поколения, вооруженных беспилотными аппаратами, за последние лет пять в англоязычных СМИ не писал только ленивый. Теперь же многие эксперты, делая круглые глаза, утверждают, что впервые слышат о новом коварном оружии Путина.

А между тем Верховный главнокомандующий неоднократно заявлял о данных аппаратах публично в рамках различных российских и международных форумов (конечно же, без лишних подробностей). Более того, сознательно или нет, но слайд с презентации подводных аппаратов, показанный во время встречи представителей Минобороны и оборонной промышленности с участием Владимира Путина 10 ноября 2015 года, попал в объективы телекамер. Несмотря на невысокое качество изображения, стало очевидно, что свои заявления Путин сделал неспроста. А в декабре 2016 года, по сообщению издания Washington Free Beacon, разведка США признала факт испытания беспилотного аппарата с борта опытовой лодки Б-90 «Саров». Российскому проекту, известному как «Статус-6», был присвоен код НАТО Kanyon.

На слайде удалось разобрать слова о том, что назначением системы является «поражение важных объектов экономики противника в районе побережья» и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем «создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени». Из чего был сделан вывод, что аппарат несет сверхмощный термоядерный заряд ~100 мегатонн ТЭ с оболочкой из кобальта. Этот нерадиоактивный металл при облучении жесткими нейтронами переходит в изотоп кобальт-60, который отличается очень длительным сроком полураспада и высокой интенсивностью излучения.

И естественно, в этой связи вспоминается проект суперторпеды Т-15, выдвинутый в 1950-е годы Андреем Сахаровым. В мемуарах Андрея Дмитриевича упоминался проект торпеды массой 40 тонн, оснащенной прямоточным водно-паровым двигателем, с дальностью хода около 100 км и несущей сверхмощный термоядерный заряд. По словам академика, после разговора с адмиралом Петром Фоминым, который был шокирован «людоедским» характером такого оружия, он «устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал этого проекта» (цит. по: А. Сахаров, «Космический мир»).
Но то ли великий ученый лукавил, то ли идею доложили «кому надо» без его ведома, но разработка такой торпеды и носителя под нее в СССР продолжалась. По крайней мере головная лодка проекта 627 «Кит» проектировалась буквально вокруг гигантского торпедного аппарата калибром 1550 мм, занимавшего 22% корпуса лодки.

И все же командование ВМФ СССР высказывало сомнения в эффективности такого оружия. Как выяснилось в ходе исследований, в мире есть менее десятка портов и гаваней, по которым такая торпеда могла быть применена по условиям гидрографии, при этом важное значение имели не более половины из них. К тому же лодка, приблизившаяся для пуска к побережью на 40–60 км, имела очень мало шансов выполнить задание. На этом рубеже корабль оказывался в радиусе действия всех средств ПЛО: от ракет и вертолетов берегового базирования до легких противолодочных кораблей прибрежного действия.

Новый стратегический комплекс имеет принципиально иную идеологию. Если верить доступной информации, дальность пуска подводного аппарата составляет около 10 тыс. км, то есть сопоставима с таковой для баллистической ракеты. Однако законы баллистики ограничивают возможности пуска МБР определенными районами и наборами траекторий. И потенциальные пусковые районы, и возможные траектории пуска известны потенциальному противнику и, условно говоря, пристреляны им. То есть он всегда имеет теоретическую возможность как нанести упреждающие удары по позициям МБР, так и перехватить сами ракеты. Даже в космическом пространстве, где боевые блоки видны как на ладони.

Но 80% земной поверхности составляют океаны. Вода – это та физическая среда, которая является еще и маскирующим фактором. Поскольку перемещаться с достаточной скоростью под землей человечество еще не научилось – почему бы не воспользоваться для доставки ядерного заряда или иного вооружения водной толщей? Собственно, подводные лодки делают это давно и успешно. Но скорость этих кораблей невелика, они крайне дороги, к тому же – относительно уязвимы хотя бы в силу своих размеров и ограничений по маневренности и глубине хода. Привлекательной выглядит идея создания некоего аналога подводной ракеты с высокой (для водной среды) скоростью хода, большой дальностью действия и достаточной автономностью. В силу малых размеров обнаружение такого аппарата будет затруднено, поскольку магнитометрические средства неэффективны на глубинах более 500 метров, а акустические могут быть подавлены шумовыми сигналами. Других надежных средств обнаружения подводных объектов до сих пор не создано, хотя работы по ним велись и ведутся по разным направлениям (обнаружение теплового, электрического или радиационного следов).

Вероятно, российским ученым удалось решить проблему высоких подводных ходов. Похоже, на новом подводном аппарате скорость будет достигаться не за счет эффекта суперкавитации, как на ракето-торпедах: много шума. Однако высокая энерговооруженность дрона в сочетании с особенной формой корпуса и соответствующими покрытиями, уменьшающими эффект трения, скорее всего, позволит малоразмерному аппарату обгонять как надводные, так и подводные корабли, оставаясь при этом малозаметным. «Кратное превосходство в скорости» (о котором говорил Владимир Путин, описывая аппарат) касается, скорее всего, максимального режима работы ядерной силовой установки (ЯСУ) на участке атаки, прорыва противолодочной обороны.

Одной из причин отказа от проекта суперторпеды в советское время была та, что классическая «сигара» огромных размеров, несущаяся в воде с огромной скоростью, фактически лишена маневра ввиду упругости среды, огромной инерции и ограничений по прочности корпуса. Да и классический двигатель торпеды фактически однорежимный: выйдя на полную мощность, он так и работает на ней до исчерпания запасов рабочего тела или горючего. Фактически обычная торпеда – это такая разновидность тарана. Отдельные маневры в рамках коррекции курса и даже крутые развороты современные торпеды совершать могут, но это было явно не по возможностям многотонной махине с системой управления уровня 40-х годов XX века. Встретив на пути подводную скалу или возвышенность, Т-15, скорее всего, не смогла бы ее обогнуть. И понятно, что не смогла бы двигаться, например, вдоль извилистого фиорда или пролива.

Ввиду тотальной секретности новой разработки рассуждать о ее конкретных характеристиках сейчас бесполезно. Но если аппарат, показанный в ходе послания президента, действительно соответствует облику российского дрона, то четыре гребных винта, видимых на его корпусе, способны обеспечить фантастическую маневренность не только за счет действия рулей, но и путем изменения вектора тяги. Кроме того, введение в канал передачи мощности от ЯСУ к движителям несложной трансмиссии или применение свободной турбины дает возможность управлять оборотами винтов. То есть при необходимости аппарат сможет или замедлить ход, или даже полностью остановиться и зависнуть в толще воды. Таким образом, боевой подводный робот получит способность «крадучись» пробираться в порты по фиордам и проливам, заходить в каналы и при удаче – даже в доки и подземные укрытия.

Судя по всему, возможности роботизированных подводных аппаратов и их носителей – лодок пятого поколения – не ограничиваются только ударами по наземной инфраструктуре. Очевидно, потенциальными целями скоростных автоматизированных подводных охотников станут крупные корабли, соединения и транспорты противника. Если пофантазировать, можно представить такие аппараты, как носители компактных противокорабельных ракет или морских мин: для многих применений этого будет вполне достаточно. Безусловно, такой аппарат будет бесценным разведчиком – акустическим или радиотехническим, в последнем случае антенны могут быть выпускными или буксируемыми. Не исключено появление в будущем и модификации комплекса, предназначенной для доставки боевых пловцов.

Даже в случае обнаружения атакующего дрона перехватить его будет проблематично. Без решительного увеличения скорости хода тут окажутся бесполезны даже такие совершенные торпеды, как Mk.48. Как представляется, некоторым шансом на успех обладают скорострельные бомбометы в режиме заградительного огня. Либо скорострельные ракетно-артиллеристские системы, способные поразить аппарат при выходе на поверхность или на небольшой глубине. Но для этого придется или капитально модернизировать корабельные ЗРАК малой дальности, снабдив их наведением по акустическому каналу, или создавать новые, универсальные ракетные и/или пушечные комплексы с очень малым временем реакции. Но и тогда скоростной высокоманевренный аппарат останется сверхопасным противником, поскольку, по скупым признаниям американских военных, активный акустический локатор, состоящий на вооружении ВМС США, имеет дальность до 18 км, а пассивная локация не обеспечивает достаточной для перехвата точности наведения.

Интересной представляется идея создания авианосимого варианта системы наподобие «Статус-6». Размеры и вес аппарата легко допускают его транспортировку военно-транспортными самолетами всех типов со сбросом через грузовую рампу или даже на внешней подвеске стратегических ракетоносцев.

Аэромобильность способна как в разы уменьшить время реакции, так и увеличить гибкость применения подводных дронов. При этом носитель, находящийся на безопасном удалении, может стать и пунктом управления, и ретранслятором сигналов при выполнении разведывательных миссий. Весьма привлекательно в составе авиационного комплекса выглядит автоматический охотник за подводными лодками.

Многое в облике этой системы еще неясно для публики и вряд ли в обозримом будущем станет достоянием гласности. Например, как осуществляется управление аппаратом и его наведение? Единственным известным на сегодня способом передачи сигналов под водой на большие расстояния является связь на сверхдлинных волнах. Постройка такого устройства представляет собой большую проблему, однако посмотреть на работу СДВ-передатчика «Зевс» из Североморска-3 может каждый, подключив простейшую проволочную антенну ко входу звуковой карты компьютера и установив специальную программу, свободно распространяющуюся в интернете: периодические посылки видны на частоте 82 герца практически на всей территории России.

А каким образом осуществляется навигация под водой? Самый простой вариант – использование средств астрокоррекции. Но чтобы «увидеть небо», аппарату придется хотя бы кратковременно всплывать, а значит, становиться уязвимым. Возможные альтернативы – инерционная система и система опознания подводного рельефа, подобно тому, как «сверяются с картой местности» многие современные крылатые ракеты.
Вероятно, что работы над подобными аппаратами ведет и потенциальный противник. Однако все упомянутые выше варианты использования автоматических подводных аппаратов – лишь теоретические возможности. Может быть, когда-нибудь они будут реализованы на новейших российских ПЛ: малошумных, неядерных, с воздухонезависимыми силовыми установками, а потому – на порядок более дешевых, чем АПЛ.

Совершенно не случайно была допущена утечка сведений именно о системе стратегического назначения. Эта система предназначена прежде всего для гарантированного добивания противника. Даже если обезоруживающий ответно-встречный удар российских МБР окажется малоэффективным и часть инфраструктуры агрессору удастся сохранить, маленькие мстители сделают свое дело. Через день. Через месяц. Через год. Недаром были засвечены слова про кобальтовую бомбу.

«Зачем нам мир без нас?» – этот вопрос Путин недавно задал потенциальным любителям утвердить собственную исключительность. «Статус-6» определенно делает победу в атомной войне Пирровой победой. Уцелевшее население страны, развязавшей войну, будет вынуждено годами жить под страхом событий, блестяще показанных еще в 1959 году в гениальном фильме Стэнли Крамера «На берегу» (On the Beach): деградация экономики, апатия в обществе и в конце мучительная смерть от лучевой болезни.

Страшно? Зато честно: «Имеющий слух – да услышит».

Текст: Геннадий Нечаев
Источник: Деловая газета «Взгляд» https://vz.ru/society/2018/3/19/913260.html

Tagged with:  

Несколько дней назад, в Москве, в Курчатовском Институте, на межведомственном семинаре рассматривался доклад по расчёту быстрых реакторов, в частности БН-1200 и БРЕСТ-300. Погрешность по отдельным кассетам достигает 5 процентов (delta K)/K тогда как итоговая 0,3 beta. Слово “подгон” не звучало, однако дискуссия по расчётным кодам и системам констант состоялась основательная. Присутствовали человек 130, толковые и знающие специалисты. Большинство знаменитые пенсионеры. Например М.Н.Зизин, автор классических учебников по расчёту быстрых реакторов.
Про величину КВ, в докладах ни разу не упомянули: акцентировалось совпадение по критмассе и коэффициенту размножения. Из пимерно 1500 осколков деления, сечения есть для 162.
Основной докладчик был от ИБРАЭ, любопытно что систему констант БНАБ-93 и БНАБ-РФ (так упомяналось) со слов ответа докладчика, ФЭИ до сих пор официально даже в ИБРАЭ не передал. Вся межинститутская коммуникация в России, особенно по делу, по научному поогрессу, на личных связях пенсионеров держится.
Отдельные фразы позволяют понять, что относится к “высшему пилотажу”, это были вопросы без ответов. В потоке нейтронов 10 в 15, не налажена методика ставить датчики на рабочую температуру 565oC. Ближайшая ионизационная камера в 7 метрах от активной зоны.
Поднять КВ БН на 0,15-0,2 от стандартных 1,15-1,2 можно внутрикассетной гетерогенностью.
Контролировать поле “физически больших реакторов” (с малой утечкой нейтронов) задача сложная для экспериментаторов имеющих по аналогии с РБМК несколько (до десяткоа ?) околокритичных сфер внутри критмассы. Сложная она и для расчётчиков: вырисовывать каждый ТВЭЛ, они и так подгоняют.

Цитата: “Необходимость контроля поля больших реакторов. Есть там какие-то колебания или нет. Показать”

Расчёт ведётся по БНАБ-93, имеющей внутри обычных 28 групп БНАБ-78 и такое разбиение по летаргии (так что групп становится 299). Совместно с процедурами подготовки констант на самоблокировку и Допплер-эффект считают. Что касается Benchmark, отлаживают коды в основном по международным тестам. Даже по БН350 опыт ФЭИ для ИБРАЭ в основном закрыт. Упоминались только БФС-56, БФС-58. А так – международные тесты, поскольку, чем рассекретить своё, проще добыть японский JOYO-LMFR-RESR-001 Benchmark.
Упоминали и Gen-lV Benchmark SFR CAR-3600 быстрый реактор под тепловую мощность 3600 МВт и электрическую порядка 1500 MW.

Tagged with:  

Главнокомандующий ВМФ России Владимир Королев заявил, что предприятия ОПК занимаются созданием океанской многоцелевой системы, включающей в себя атомные подлодки, оснащенные беспилотниками.
«В настоящее время предприятиями оборонно-промышленного комплекса страны проводятся работы по созданию океанской многоцелевой системы, включающей в себя атомные подводные лодки, оснащаемые самоходными подводными аппаратами», – сообщил Королев, передает РИА «Новости». Главком ВМФ отметил, что испытания ядерной энергетической установки, основного элемента такого подводного аппарата, были проведены успешно.
«Наличие ядерной энергетической установки позволяет необитаемому подводному аппарату двигаться на огромной глубине (более 1 тыс. метров) и на большой скорости, оставаясь незамеченным для противника», – сказал Королев.
По его словам, из итогов проведенного моделирования стало ясно, что перехватить подводный аппарат будет «практически невозможно». Королев также подчеркнул, что все элементы подводного беспилотника создаются с использованием только российских комплектующих. «Нет никаких сомнений, что наши конструкторы, ученые, работники предприятий оборонно-промышленного комплекса успешно справятся с задачей», ­– сказал он.
Главком также заявил, что наличие такого оружия «позволит ВМФ решать широкий спектр задач в дальней морской зоне, в акваториях, приближенных к территории противника». Он добавил, что многоцелевую систему введут в боевой состав флота по завершении полного цикла ее испытаний, которые ведутся «в строгом соответствии с установленными планами».
В послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин в четверг заявил, что в России разработаны беспилотные подводные аппараты, способные двигаться на очень большой глубине со скоростью, многократно превышающей скорость подводных лодок, самых современных торпед и всех видов надводных кораблей.

https://vz.ru/news/2018/3/1/910655.html

Президент России рассказал о подводных беспилотниках.

Россия разработала глубоководный подводный беспилотный аппарат, способный нести на своем борту ядерное вооружение. Об этом в ходе послания Федеральному собранию РФ заявил президент России Владимир Путин. По его словам, аппарат оснащен атомной энергоустановкой.

«Могу сказать, что в России разработаны беспилотные подводные аппараты, способные двигаться на большой глубине (знаете, я бы сказал, на очень большой глубине) и на межконтинентальную дальность со скоростью, кратно превышающей скорость подводных лодок, самых современных торпед и всех видов, даже самых скоростных, надводных кораблей. Это просто фантастика. Они обладают низкой шумностью, высокой маневренностью и практически не уязвимы для противника. Средств, которые могут им противостоять, на сегодняшний день в мире просто не существует.

Беспилотные подводные аппараты могут быть оснащены как обычными, так и ядерными боеприпасами. Это позволит им поражать широкий спектр целей, в том числе авианосные группировки, береговые укрепления и инфраструктуру. В декабре 2017 года полностью завершён многолетний цикл испытаний инновационной ядерной энергоустановки для оснащения этого автономного необитаемого аппарата. Ядерная установка имеет уникально малые габариты и при этом сверхвысокую энерговооружённость. При объёме в сто раз меньше, чем у установок современных атомных подводных лодок, имеет большую мощность и в 200 раз меньшее время выхода на боевой режим, то есть на максимальную мощность.

Результаты проведённых испытаний дали нам возможность приступить к созданию принципиально нового вида стратегического оружия, оснащённого ядерными боеприпасами большой мощности», – сказал президент России.

https://www.korabel.ru/news/newsid/137215.html

В филиале СРЗ «Нерпа» Центра судоремонта «Звёздочка» /входит в состав АО OCK/ завершена операция по выгрузке двух реакторов ОК900А с утилизируемого атомного ледокола «Сибирь». Демонтаж реакторов атомной паропроизводящей установки (АППУ) специалистами завода проводился впервые по технологии, разработанной научно-исследовательским проектно-технологическим бюро «Онега».

До начала операции был выполнен необходимый комплекс мероприятий, обеспечивающих радиационную безопасность работ. Плавкран, с помощью которого проводилась выгрузка самых крупногабаритных частей АППУ, был дооборудован мощной платформой. Биологическая защита была установлена на кабину крана, что обеспечило полную безопасность работы крановщика.
Для проведения операции было приобретено специальное оборудование для плазменной резки и изготовлена дополнительная оснастка – грузоподъемные опоры и защитные кессоны, куда выгружались реакторы.
Операция по выгрузке одного 70-ти тонного реактора заняла три часа. Защитные кессоны с реакторами были перевезены на стапельную плиту и помещены в блок-упаковку, которая после герметизации в скором времени отправится в Сайда-губу на хранение.
До конца марта все работы по демонтажу АППУ будут завершены, а чистый корпус ледокола будет передан «Атомфлоту».

Источник: zvezdochka_ru

Фундаментальный принцип геополитики — противостояние континентальных и морских держав, подтолкнул Россию к идее использовать естественную уязвимость своих противников. Близость к побережью крупных городских агломераций Великобритании и США делает их отличной мишенью для ядерной атаки из морских глубин. В случае противостояния с Россией первыми обратятся в пепел Лондон, Нью-Йорк и Сан-Франциско.
О том, что Россия разрабатывает подводный ядерный дрон 17 января написала лондонская The Times. Издание ссылается на доклад «Обзор ядерного потенциала», опубликованный Пентагоном в начале января месяца. Ранее США отказывались признавать скорое появление у России такого оружия. Документ уже направлен Дональду Трампу, который использует его для подготовки ежегодного послания Конгрессу «О положении в стране». Судя по докладу, положение США, неважное.
Смертоносное российское оружие «Статус-6» фигурирует в диаграмме под названием «Новые ядерные средства доставки за последнее десятилетие». Речь идет, по сути, о беспилотнике традиционной для торпеды сигарообразной формы. Ее скорость может достигать 100 узлов, а примерная дальность — 10 тысяч километров. Мощность ядерной боеголовки — до 100 мегатонн. Нью-Йорк придется строить заново, если будет кому…
По информации Defense News, автономная торпеда Ocean Multipurpose System Status-6, получившая в Пентагоне наименование KANYON, была удачно испытана в ноябре 2016 года. Ядерный беспилотник был запущен с подлодки класса «Саров». Вообще же, он предназначен для запуска как минимум с двух различных классов атомных подводных лодок, включая «Антей».
Готовясь к возможной войне, Россия все же желает мира. Если технические детали создаваемой «Статус-6» держались в секрете, то сам факт ее разработки, напротив, был «засвечен» для потенциального противника. Вдруг одумается? В 2015 году на совещании у Владимира Путина телекамера выхватила из-за плеча присутствующего генерала лист с презентацией подводного беспилотника.
Это оружие, сказано в презентации, «гарантирует смертоносный урон территории нескольких стран, создание зон радиоактивного загрязнения, непригодных для осуществления военной, экономической и какой-либо другой деятельности в течение длительного времени». Слова Дмитрия Пескова о том, что «некоторые секретные данные попали в объектив камеры» убедил скептиков, что это вовсе не блеф.
Конечно, Соединенные Штаты располагают системами противолодочной обороны: гидроакустической SOSUS, а также ASW и UUV. Однако, как и любая защита, они имеют свои уязвимости. Успешное их преодоление и есть задача российских военных инженеров. Снабженный искусственным интеллектом «Статус-6» способен поразить цель даже если связь с командным пунктом будет потеряна.
Отметим, что программа разработки ядерных торпед была принята в СССР сразу после войны — в 1949 году. Однако, позже, в связи с более высокой эффективностью межконтинентальных ракет она была свернута. Одним из авторов идеи атаки на американское побережье был физик-ядерщик Андрей Сахаров. В том числе ради этой идеи на Новой Земле в 1961 году взорвали «Царь-бомбу» мощностью 57 мегатонн.
Сейчас, с учетом американской концепции быстрого глобального удара тема вновь стала актуальной. О том, что Россия найдет на это адекватный и неожиданный ответ недавно говорил Владимир Путин.

Военный эксперт, редактор сайта MilitaryRussia Дмитрий Корнев отмечает, что описанное выше применение подводного беспилотника лишь один из вариантов использования подобных аппаратов:

— В России есть целая программа развития беспилотных средств для работы под водой. Эти работы еще на бумаге велись в СССР в 1980-е годы. Есть несколько направлений. В целом, речь идет о создании необитаемого подводного средства с ядерной силовой установкой, которое может действовать с подводных носителей, на удалении в несколько тысяч километров и выполнять самые разные функции.
Одну из таких функций, описал чуть больше года назад известный исследователь истории подводных сил и специальных операций англичанин H.I.Sutton. Речь шла о создании с помощью этих самых роботизированных средств системы подводных эхолотов в Арктике. Эти агрегаты приплывают в заданный район и ставят на дне эхолот, потом в другом месте… Постепенно эти эхолоты связываются в сеть. Такая система позволяет контролировать подводную обстановку на больших территориях. Цели могут быть любые, как военные, так и гражданские. Любопытно, что англичанин взял информацию из открытых источников.

Точно такое же роботизированное техническое средство может быть оснащено мегатонного класса ядерной боеголовкой и выполнять совершенно другие функции. То есть, основа одна и та же, но методы и цели могут быть разные:

— Да, примерно так. Первое появление «Статуса-6» как носителя мегатонных боеголовок — это слив, который случился на совещании у президента. Качество съемки там было не очень, но коллективный разум восстановил полную картину. Конечно, такие вещи случайно не происходят. Это было сделано, думаю, для того, чтобы показать, что у нас тоже есть «кузькина мать». Такой заряд обеспечивает и физическое поражение побережья взрывной волной и микроцунами и радиактивное загрязнение местности.
Есть еще третье применение такого подводного аппарата. Он может нести на себе несколько крылатых ракет, противокарабельных или по наземным целям. И во время «Ч» произвести их запуск из подводного положения. Ну, или подвсплыть и запустить ракеты как обычная подлодка. Точной информации о том, разрабатывется ли такая штука, нет, но в среде военных аналитиков вероятность такого использования обсуждалась.

«СП»: — Информации о проекте действительно мало. Даже про испытания ничего неизвестно за исключением самого факта…

— Исследования подводных аппаратов, которые являются прототипом системы «Статус-6» уже несколько лет ведутся в Северодвинске. Их запускали с подлодки «Саров». Лодка оснащена двумя, а может быть и одним пусковым устройством, поскольку аппараты достаточно большие по размерам — диаметр около 1,5 метров. Из-за этого пусковые устройства, конечно же, одноразовые. «Сарову» в испытаниях помогает корабль «Звездочка», оснащенный специальными кранами и роботизированными средствами подъема грузов со дна, и специальные баржи. Правда, по западным оценкам от испытаний прототипа до боевого образца системы «Статус-6» может пройти еще несколько лет.

«СП»: — Насколько вероятно преодоление «Статусом-6» американской противолодочной обороны?

— Тут ситуация выгодная для атакующей стороны. Аппарат необитаемый и если он идет на глубине до одного километра, то с высокой долей вероятности он проходит ниже уровня контроля любых систем ПЛО. Ведь подлодки ходят на глубине до 200 метров. Звук с большей глубины наверх не проникает. Фактор скорости движения тут вторичен. Если тебя никто не видит, то скорость не так важна.
Кроме того, развертывание данных аппаратов может произойти в мирное время. А затем они будут ждать команды. Поэтому их поиск и уничтожение будет сложной задачей.

Источник: http://svpressa.ru/war21/article/190827/?ans=1

Tagged with:  

А вот мнение еще одного, с позволения сказать, “эксперта”. Поставлю-ка я знак (?) в заголовок. Это очевидная глупость, но интересно прочесть

1. Документы проекта «Статус-6» были засвечены неслучайно

«Это вызов, на который у ВМС пока нет ответа», – констатируют американские военные. «Разрабатываемый Россией подводный плавательный аппарат с ядерной боеголовкой может обойти ПРО США», – стращают публику СМИ. Но, к сожалению для тех, кто мечтает об уничтожении Америки гигантским цунами, проект «Статус-6» не так страшен, каким его малюют.
«Принимая во внимание максимальную скорость более 29 метров в секунду и глубину погружения более километра, это трудная цель для уничтожения с помощью действующего оружия», – заявил изданию The National Interest старший научный сотрудник по программам защиты института Heritage Foundation и офицер ВМС США в отставке Томас Каллендер.
Еще один старший научный сотрудник (на сей раз – Центра стратегических и бюджетных оценок) и отставной офицер американского флота Брайан Кларк согласен с коллегой: «Это, несомненно, представляет опасность для Америки, которую стоит принять во внимание. Размеры торпеды позволяют ей нести ядерный заряд мощностью в несколько мегатонн, хотя разрекламированный журналистами заряд в 100 мегатонн может оказаться для неё неподъемным».
Речь идет о подводном плавательном аппарате «Статус-6» с мощной ядерной боеголовкой – одном из секретных проектов российской оборонки. После публикации в США последнего Обзора ядерного потенциала «Статус-6» стал настоящей «звездой» американской прессы. Ведь эксперты утверждают, что главный «козырь» торпеды в способности обойти систему ПРО США. И тот же Кларк подчеркивает, что Пентагон сможет решить эту проблему только при условии дополнительного финансирования и в течение нескольких лет.
Может, так оно и есть, но у нас есть чем успокоить американцев уже сейчас.
Еще в ноябре 2015 года по российскому ТВ якобы случайно показали совершенно секретные документы о подводном аппарате «Статус-6» с ядерной боеголовкой мощностью до 100 мегатонн – они буквально вплыли в кадр из-за генеральского плеча. Видимо, ЦРУ тогда в полном составе смотрело финальный матч чемпионата по бейсболу и все прошляпило, но на подмогу американским разведчикам вновь пришли российские СМИ, устроившие переполох и подсказавшие, где секретная собака зарыта.
Официальные лица заговорили о том, что секретные документы засветили случайно, и пообещали наказать виновных. А по ТВ тем временем один за другим шли сюжеты о чудо-оружии «Статус-6» и возможности взорвать ядерную боеголовку возле побережья Соединенных Штатов, после чего гигантское цунами буквально смоет богатые прибрежные города.

Успоколил?

2. Деды изобретали

В России действительно создают специальные субмарины, которые несут на борту маленькие автономные подводные лодки с ядерными боеголовками. Опускаясь на большую глубину, они могут стремительно атаковать побережье, чтобы уничтожить взрывом порты, военно-морские базы и большие группы кораблей. По данным американской разведки, это оружие протестировали 27 ноября 2016 года с подводной лодки «Саров».
Боевой радиус действия «Статус-6» – десять тысяч километров, максимальная скорость – выше 56 узлов, максимальная глубина погружения – около километра. Оружие обладает двумя поражающими факторами: создает гигантское цунами и радиационное загрязнение.
Столь серьезная угроза не могла остаться без ответа. В американские СМИ (опять же – якобы случайно) попал совершенно секретный проект под названием «Обзор ядерной политики», на 64 секретных страницах которого детально расписано, как и каким ядерным оружием Пентагон ударит по противнику в случае угрозы для национальной безопасности США.
Чтобы русская разведка случайно не пропустила доклад и обязательно написала о нем в секретном донесении в Москву, документ растиражировали все центральные издания США. К обоюдному удовольствию сторон главной внешней угрозой для Америки была названа растущая военная мощь России, следом за которой шли Китай, КНДР и Иран. В связи с этим авторы «Обзора ядерной политики» предлагали усовершенствовать ядерное оружие на всех существующих носителях (то есть поснимать со всех ракет старые боеголовки и поставить новые), а к 2024 году принять на вооружение многоцелевую корректируемую ядерную бомбу B61-12.
Такие публикации совершенно секретных докладов напоминают случай из истории Второй мировой войны. Однажды одна из армий союзников разместила неподалеку от переднего края деревянные макеты танков, артиллерийских орудий, тягачей и прочего военного имущества, чтобы напугать немцев внезапным появлением на фронте новой армии. Немцы включились в игру и прислали самолет, который сбросил деревянную бомбу с надписью типа «Бум!».
Игра с американскими партнерами требует время от времени делать неожиданные ходы – и правила этой игры понятны обеим сторонам. Более того, обе стороны играют в эту игру с видимым удовольствием, поскольку успехи потенциального противника означают увеличение ассигнований на родине. Но, к большому сожалению, на ее фоне часто забывается, что современный оборонно-промышленный комплекс России ничего принципиально нового предложить не может. Воскресить и улучшить старые разработки – да, но без прорывов, опережающих время.

Характерный пример – теперь уже знаменитая «такса Рогозина», на которой испытывали дыхательную жидкость. Такую жидкость разработали еще во времена СССР. Она действительно позволяет некоторое время находиться под водой и выполнить там какую-нибудь работу, но от смерти с ней все равно не убежишь – жидкость вымывает из легких слизистую оболочку, так что рано или поздно человек все равно погибает. Обойти это препятствие ученым не удалось до сих пор.

Подобного суперсекретного хлама в советских закромах – видимо-невидимо. К нему же относится и ядерная концепция «Статус-6».

На рубеже 40-х и 50-х годов, когда ракеты были еще маленькими, а пузатые ядерные бомбы не влезали в самолет, советские оборонщики решили построить гигантскую торпеду с термоядерным зарядом, дав ей название Т-15. Длина той торпеды – 24 метра при полутора в обхвате, а вес – 40 тонн (то есть на 10–15 тонн тяжелее танка Т-34) при термоядерном заряде в 100 мегатонн.
Испытывая боеголовку торпеды, в октябре 1961 года на полигоне Новая Земля взорвали так называемую «Царь-бомбу» мощностью 57 мегатонн. Более того, специально для Т-15 разработали атомную подводную лодку проекта 627. А саму концепцию подводного ядерного взрыва разрабатывал лично Андрей Сахаров.
Но на тот момент многими необходимыми технологиями Советский Союз просто не располагал (в полной мере ими не располагает и сегодняшняя Россия). Поэтому проект торпеды Т-15 благополучно свернули, параллельно освоив изрядное количество средств. Однако идея искупать Америку в цунами оказалась настолько живучей, что ее вытащили из небытия, будто таксу. А некоторые американцы сделали вид, что удивились и даже испугались. Еще раз – сделали вид.

3. Апокалипсис отменяется

В 1962 году физик Фримен Дайсон провел для властей США специальные исследования, где описал восемь систем вооружения, которые могут быть придуманы и воплощены в жизнь в ближайшее время. Со временем работу рассекретили. Сын Фримена, историк науки Джордж Дайсон показал рукопись отца нашему ученому, доктору физико-математических наук Владиславу Сыщенко. Одна из восьми идей убойного оружия описывает огромные волны, которые порождают гигатонные атомные заряды, то есть академик Сахаров оказался не первым, кто до подобного додумался.

Если конкретнее, в работе Фримена говорится о подводной мине, взорванной поблизости от североамериканского побережья. По грубым оценкам физика, последующее наводнение могло «затопить области до 100 метров над уровнем моря, либо на дистанцию до 500 километров от линии побережья, в зависимости от того, какой из пределов будет достигнут быстрее».

Как известно, пули на войне летят в разные стороны. Американским военным тоже интересно, что будет с нашими портовыми городами, если взорвать парочку ядерных боеприпасов рядом с ними. Но проблема в другом.

Действительно. Проблема как их туда доставить…

Согласно статистике, с 1945 по 1996 год человечество провело более 2000 различных ядерных испытаний в разных средах. Одним из результатов этих испытаний стал 400-страничный документ под скучным названием «Водяные волны, порождаемые подводными взрывами». Авторы этого труда – специалисты министерства обороны США Бернард Ле Меоте и Шен Вонг. В документе подробнейше разбираются все исследования по теме генерации волн в океане атомными взрывами. И делается вывод, который одни назовут утешительным, а другие – ровно наоборот:
Если свести результат атомного взрыва в океане к одному слову, то это будет слово «Пук!»

Мы не берем сейчас в расчет ударную волну и тому подобное, нас интересует ужасающее цунами. Когда атомный заряд взрывается под водой, создается полость (сфера), заполненная горячим газом, которая затем схлопывается. И всё.

И все? Точно? Удивительно до невозможности.

Если атомный боеприпас подорвать недалеко от поверхности океана, большие волны действительно поднимутся. При особых условиях они даже могут вырасти до нескольких сотен метров над уровнем моря. Однако эти волны принципиально отличаются от цунами, поскольку быстро распадаются и расходуют свою энергию. Когда они дойдут до побережья, то станут не страшнее привычного всем шторма.
Может быть, пишут специалисты, возникнет угроза кораблям. Но она будет значительно меньше, чем если бы ядерную бомбу просто взорвали в воздухе.
Это означает только одно: секретное оружие «Статус-6» далеко не так опасно, как хотелось бы многим. Им можно ударить по авианосной группе кораблей противника, можно уничтожать им подводные лодки и голубых китов, но цунами и затопления континента так и не дождаться.
Доклад министерства обороны США о ядерных испытаниях под водой с 1996 года лежит в свободном доступе. В свободном доступе лежит и статья 1971 года под названием «Оценка различных теоретических моделей подводного взрыва». Она содержит и формулы, и наглядные расчеты.
Физики России и США давно уже знают о бесполезности подводных атомных взрывов. Теперь об этом знаете и вы.

Правда, как пишет российский физик Владислав Сыщенко, если увеличить силу заряда на шесть нулей и взорвать его в Мариинской впадине, толк будет – да еще какой. Атомный взрыв пробьет в земной коре дыру диаметром в десятки километров. Неудержимым потоком хлынет магма. Появятся волны километровой высоты, которые затопят леса Индонезии, Калифорнию (где у российской элиты дома и квартиры) и большую часть прибрежного Китая (откуда в Россию идут товары, без которых она не выживет). Взрывом от планеты оторвет огромный кусок, который улетит в космос, менее чем за час обогнет Землю и упадет назад, распадаясь на горящие в атмосфере куски скал, что приведет к глобальным пожарам.

Естественно, это будет поистине грандиозное зрелище. Правда, потом большая часть растительности погибнет, пищевые цепочки распадутся, жизнь на Земле исчезнет.
Следовательно, смысла в таком оружии нет никакого. Поэтому мы и дальше будем пугать американцев советскими скелетами, а они будут делать вид, что испугались. Главное: все пристроены, все при деле, финансирование выделено, никто не обижен.

Tagged with:  

Пентагон официально признал угрозу США со стороны разрабатываемого в России подводного плавательного аппарата «Статус-6», оснащенного ядерной боеголовкой мощностью до 100 мегатонн, сообщает Defense News.
Издание обратило внимание на предварительный проект нового «Обзора ядерной политики» — документа, определяющего роль ядерного оружия в стратегии национальной безопасности США, который готовится для президента страны Дональда Трампа. В нем имеется черно-белая диаграмма, на которой сообщается о разработке в России межконтинентальной автономной ядерной торпеды «Статус-6».
Согласно данным американской разведки, представленным The Washington Free Beacon, данное оружие протестировано 27 ноября 2016 года с подводной лодки «Саров». «Статус-6» имеет дальность действия 10 000 километров, максимальную скорость — выше 56 узлов, глубину погружения — до километра.
В ноябре 2015 года в ходе совещания у президента России Владимира Путина по оборонной тематике в сюжет ряда российских телеканалов попали кадры презентации, посвященные «Статусу-6». Согласно попавшим в эфир слайдам, эта система является оружием массового поражения, предназначенным в том числе для поражения объектов экономики противника. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в связи с этой утечкой пообещал принять «превентивные меры, чтобы этого больше не повторялось».

Концепция разрабатываемого в России подводного плавательного аппарата «Статус-6» с ядерной боеголовкой мощностью до 100 мегатонн — реликт советской эпохи. Об этом The National Interest сказал старший научный сотрудник американского Центра Джеймса Мартина по нераспространению ядерного оружия Николай Соков.
«Эта концепция очень старая, берет свое начало с дней, когда межконтинентальные баллистические ракеты и баллистические ракеты подводных лодок были немногочисленны, ненадежны и уязвимы, — сказал он. — В наши дни трудно увидеть большую ценность в 100-мегатонном медленном транспортном средстве. Я просто не вижу большой ценности в их оснащении 100-мегатонными боеголовками», — отметил Соков.

От редактора: По моему, это довольно сомнительное заявление сомнительного эксперта.

В свою очередь, старший научный сотрудник Центра стратегических и бюджетных оценок, бывший офицер американских ВМС Брайан Кларк назвал «Статус-6» серьезной угрозой, которая может обойти системы ПРО США. Кларк также отметил непрактичность разрабатываемого Россией оружия, поскольку остановить его можно только физическим воздействием.

От редактора: Что здесь означает слово “непрактичность”? Как раз практичность…

Директор восточноазиатских программ Центра Джеймса Мартина Джеффри Льюис предположил, что «Статус-6» предназначен для поражения кораблей и удерживания прибрежных городов.

От редактора: … поражения кораблей? … удерживания городов? Это как? Зачем?

The Huffington Post в январе опубликовал проект ядерной стратегии США, в которой Пентагон впервые признал разработку Россией аппарата «Статус-6».

Согласно данным американской разведки, представленным The Washington Free Beacon, данное оружие протестировали 27 ноября 2016 года с подводной лодки «Саров». «Статус-6» имеет дальность действия 10 000 километров, максимальную скорость — выше 56 узлов, глубину погружения — до километра. Оружию приписывается два главных поражающих фактора: создание цунами и радиологическое загрязнение.
В 1940-1950 годах в СССР разрабатывался проект торпеды Т-15 с большим ядерным боезарядом. Идея принадлежала академику Андрею Сахарову.

От редактора: … “радиологическое” загрязнение? Не радиационное?

Создаваемый Россией подводный плавательный аппарат «Статус-6» с ядерной боеголовкой мощностью до 100 мегатонн — это вызов, на который у ВМС США пока нет ответа. Об этом The National Interest сообщил старший научный сотрудник по программам защиты института Heritage Foundation, офицер ВМС США в отставке Томас Каллендер.
«Принимая во внимание максимальную скорость [«Статуса-6»] более 29 метров в секунду и глубину погружения более километра, это трудная целью для уничтожения с помощью действующего оружия», — отметил Каллендер.
В распоряжении США есть торпеды Mark-48, которые при максимальной дальности 55 километров и глубине погружения 800 метров не рассчитаны на уничтожение «Статус-6», отметил офицер. «Это означает, что, если бы российская торпеда находилась вблизи своей максимальной глубины, основное оружие ВМФ не смогло бы достичь и ликвидировать ее», — констатировал военный.
Он добавил, что США за несколько лет при условии выделения Пентагону необходимого финансирования способны найти способ ликвидации «Статус-6». Наиболее предпочтительным средством для этого эксперт назвал морские патрульные самолеты P-8 Poseidon и P-3 Orion.
Ядерная торпеда, отмечает эксперт, может быть запущена с более крупной подлодки, направляющейся из Баренцева моря, она предназначена для поражения восточного побережья США.

От редактора: Что совсем не обязательно. Почему надо запускать с ПЛ носителя? Почему только восточное побережъе? 100 Мт, черт побери… “кто останется жив позавидует мертвым”.

Торпеду, по мере того, как она приближается и «пересекает континентальный шельф, который становится все более мелким, легче уничтожить с помощью уже имеющегося оружия». По мнению Каллендера, для противодействия российской угрозе Пентагон будет развивать именно подобные системы.
Предполагается, что действующий прототип «Статуса-6» будет готов в 2019 году, а в начале 2020-х его примут на вооружение.

От редактора: Кто в Ленте все это пишет и переводит? Ужас… переводчика нет квалифицированного? А редактор то хоть есть нормальный?

Источник:
https://lenta.ru/news/2018/01/15/status6/
https://lenta.ru/news/2018/01/17/status6/
https://lenta.ru/news/2018/01/25/status6/

(в работе)

Проверка Счетной палаты США показала, что новейшие американские подлодки класса Columbia не отвечают заявленному Пентагоном уровню технологической готовности. На доклад аудиторов обратил внимание The National Interest.
Проверка показала, что необходимы дополнительные разработка и тестирование, чтобы продемонстрировать зрелость нескольких технологических решений, используемых в подлодках класса Columbia. Данные инновации, отмечается в докладе, имеют решающее значение для производительности корабля, и касаются, в частности, интегрированной энергетической системы, ядерного реактора, ракетного отсека и двигателя с постоянным магнитом.

Счетная палата заключает, что на данный момент неизвестно, будут ли эти системы штатно работать, поскольку для многих таких устройств не создавались и не испытывались прототипы, а ряд заявленных функций вообще имеет только теоретическое обоснование, а не экспериментальное.
Ведомство обвиняет ВМС США в искажении фактов, касающихся технологических возможностей подлодок класса Columbia, что в перспективе может привести к появлению неполадок с новыми подводными кораблями и задержки их производства. Отмечается, что флот не обязан предоставлять отчет касательно разработки подлодок класса Columbia вплоть до 2020 года, хотя на начало строительства подлодок к этому же времени уже будет потрачено 8,7 миллиарда долларов.

Пентагон не согласился с вынесенной Счетной палатой оценкой программы Columbia. Военные в ответном письме аудиторам отметили, что управляют потенциальными рисками. Издание отмечает, что исторически опасения Счетной палаты подтверждаются чаще, чем заверения Пентагона.
Атомные подлодки класса Columbia должны прийти на смену подлодкам класса Ohio. Каждый новый корабль должен получить 16 межконтинентальных ракет морского базирования Trident II. Планируется выпустить 12 подлодок этого класса. Первый корабль планируется построить к 2028 году.

Tagged with:  

Как сообщила 8 января 2018 года индийская газета “The Hindu” в материале Dinakar Peri, Josy Joseph “INS Arihant left crippled after ‘accident’ 10 months ago”, первая атомная подводная лодка индийской постройки S 73 Arihant находится в серьезном и длительном ремонте после крупной аварии, произошедшей на лодке “более десяти месяцев назад” [то есть в феврале 2017 года] и до настоящего времени скрывавшейся. Arihant с тех пор не выходила в море и, согласно источникам в индийском флоте, будет ремонтироваться еще “месяцы”.

(в работе)
Один из немногих доступных в открытых источниках качественных снимков головной индийской атомной подводной лодки национальной постройки S 73 Arihant. Снимок сделан летом 2014 года в Вишакхапатнаме еще до выхода Arihant на заводские ходовые испытания (с) NDTV

Cогласно информации газеты, основывающейся на сообщениях источников в ВМС Индии, авария произошла при стоянке Arihant в Вишакхапатнаме [видимо, на специальной государственной верфи Ship Вuilding Centre (SBC), где лодка была построена и базируется на период испытаний – bmpd]. Отсек энергетической установки лодки [турбинный ?] был затоплен в результате открытого по ошибке забортного отверстия в кормовой части корабля. Сообщается, что лодке потребуется длительный ремонт с заменой значительной части трубопроводов и арматуры.
Министерство обороны Индии отказалось от каких-либо комментариев по сделанному “The Hindu” запросу об аварии. По мнению газеты, именно авария на Arihant привела к отмене планировавшейся торжественной церемонии спуска на воду в присутствии премьер-министра Индии второй строящейся на SBC однотипной атомной подводной лодки Arighat. В результате спуск Arighat на воду был произведен 19 ноября 2017 года без огласки и в присутствии лишь министра обороны Индии Нирмалы Ситхамаран.
Газета приводит информацию индийских военно-морских источников, что Arihant “с самого начала” имел серьезные технические проблемы. В частности, значительный комплекс проблем связан с несоответствием уровня строительных работ на индийском предприятии российскому проекту (видимо, индийская промышленность не смогла реализовать требования российских проектантов. – bmpd), и он “не нашел удовлетворительного разрешения”.

Комментарий автора: Национальная программа разработки и строительства индийских атомных подводных лодок Advanced Technology Vessel (ATV) имеет длительную и мучительную историю. Фактически программа реализуется с 1974 года и с начала 1980-х годов осуществляется при активном советском, а затем российском техническом содействии. Проектирование лодки по программе осуществлялось при головной роли индийской государственной Организации оборонных исследований и разработок (Defence Research and Development Organisation – DRDO) с участием ВМС Индии и индийского департамента ядерной энергетики (Department of Atomic Energy – DAE) c Тромбейским атомным исследовательским центром имени Бхабха в Мумбаи (Bhabha Atomic Research Centre – BARC). В качестве крупнейших подрядчиков привлечены индийские частные промышленные группы Larsen & Toubro (L&T, поставщик корпусной стали), Walchandnagar Industries (поставщик реакторной части и главного турбозубчатого агрегата) и Tata Power (создатель систем управления энергетической установкой и лодкой). Строительство кораблей по данной программе осуществляется на специально созданном для этого в Вишакхапатнаме судостроительном предприятии SBC. Наземный прототип 83-мегаватнного лодочного ядерного реактора S1 индийской разработки на высокообогащенном (40 %) урановом топливе был построен DAE в Калпаккаме и введен в действие в сентябре 2006 года.

Головная индийская атомная подводная лодка S 73 Arihant (условное обозначение S2) была начата строительством на SBC в 1998 году и спущена на воду 26 июля 2009 года. Физический пуск ядерного реактора на лодке был произведен 10 августа 2013 года, и лодка вышла на заводские ходовые испытания 15 декабря 2014 года. В августе 2016 года лодка Arihant была без огласки передана ВМС Индии, хотя фактически продолжала оставаться в стадии проведения испытаний. Иностранные и индийские источники действительно молчат о каких-либо выходах Arihant в море в 2017 году, и о лодке не было никаких известий уже почти год.
Вторая однотипная лодка Arighat (условное обозначение S3) была фактически начата строительством на SDC в 2009 году и официально заложена на SBC в июле 2011 года, спуск Arighat на воду был произведен в условиях секретности 19 ноября 2017 года.
Общая стоимость разработки и строительства четырех атомных подводных лодок по программе ATV оценивается официальными индийскими источниками в 90 тысяч кроров рупий (около 14 млрд долл по нынешнему курсу), что,однако, выглядит явно заниженной суммой. Индийские источники оценивают объем индийских поставок при строительстве лодок программы ATV в 60 %, что подразумевает, что остальные 40 % составляют поставки из России.
Сообщается, что в настоящее время в начальной стадии строительства на SBC находятся две следующие атомные подводные лодки под условными обозначениями S4 и S4⃰ Согласно индийским источникам, лодка S4⃰ относится к модифицированному проекту, утвержденному в 2012 году, и будет иметь водоизмещение примерно на 1000 тонн больше и длину на 10 метров больше, чем Arihant, Arighat и S4 (надводное водоизмещение которых оценивается в 6000 тонн, а длина составляет 111,6 метров).

Лодки, строящиеся по программе ATV, являются атомными подводными ракетоносцами. Arihant и две следующие лодки в качестве главного вооружения должны штатно нести по четыре (ранее ошибочно утверждалось о 12) разработанных в Индии под руководством DRDO баллистические ракеты подводного старта К-15 Sagarika с дальностью стрельбы всего 700-750 км и оснащенные ядерным зарядом. Лодка S4⃰ получит дополнительный 10-метровый ракетный отсек с еще четырьмя ракетами К-15, что увеличит их количество на лодке до восьми. Первый практический запуск ракеты К-15 с лодки Arihant был осуществлен 31 марта 2016 года.

В 2006 году правительство Индии утвердило план разработки индийской атомной ракетной подводной лодки следующего поколения под условным обозначением S5. Сообщается, что фактически полномасштабные работы по данной программе были начаты в 2015 году с планами начала строительства головного корабля на SBC в 2021 году и постройки минимум трех единиц в серии. Для их строительства предполагается масштабная реконструкция SBC. Cогласно ряду сообщений, лодки S5 должны иметь надводное водоизмещение около 13500 тонн, ядерную реакторную установку мощностью 150-190 МВт, разрабатываемую сейчас в BARC, и быть оснащены 12 баллистическими ракетами большой дальности.
Для оснащения этих лодок под руководством DRDO уже достаточно длительное время ведется создание перспективной индийской лодочной баллистической ракеты К-4 с дальностью стрельбы до 3000-3500 км, доведенной до стадии испытаний (четвертое испытание было намечено на декабрь 2017 года, Видимо, пока но не состоялось). На более отдаленную перспективу разрабатывается лодочная баллистическая ракета К-5 с дальностью стрельбы до 5000 км. Наконец, в феврале 2017 года было санкционировано начало разработки DRDO трехступенчатой межконтинентальной баллистической лодочной твердотопливной ракеты К-6 с дальностью стрельбы минимум 6000 км, которая предполагается к оснащению несколькими (до шести) разделяющимися головными частями типа MIRV.
Параллельно в феврале 2015 года правительство Индии одобрило программу создания и строительства шести перспективных атомных многоцелевых подводных лодок, стоимость которой предварительно оценена в 60 тысяч кроров рупий (около 9,5 млрд долл). Их надводное водоизмещение оценивается в 6000 тонн. Для проектирования атомных подводных лодок новых типов создано специальное конструкторское бюро в Гургаоне.

Источник: LJ bmpd

Tagged with:  

(в работе)

40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» пр. 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня. Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.
Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность на винтах в 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.
В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.
В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году. На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.
Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.
В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.
Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.
Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.
Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль», в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин». Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду на атомоход водили экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, понятным «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.
Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.
Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.
В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.
В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).
Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.
Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».
Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.
Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.
Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.
Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим параметрам к атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.


Автор: Константин Чуприн

Первоисточник: https://vpk-news.ru/articles/40595

Реакторная установка РИТМ-200 установлена на первом серийном ледоколе нового поколения Сибирь

Завершилась установка второго парогенерирующего блока РУ РИТМ-200 на атомном ледоколе нового поколения “Сибирь”. Одна из ключевых производственных операций процесса строительства атомных ледоколов прошла в Санкт-Петербурге на Балтийском заводе. Ранее, 14 декабря 2017 года, был установлен первый реактор.

РИТМ-200 – новейшая РУ для ледокольного флота, разработанная в Машиностроительном дивизионе Росатома – АО “Атомэнергомаш”. Она входит в состав ГЭУ ледокола и включает в себя два реактора тепловой мощностью 175 МВт каждый.

Фото Атомэнергомаш.
Материал: Atominfo.Ru

 

ВМФ России отмечает дату спуска на воду атомной подлодки проекта 661 “Анчар” – самой быстрой в мире субмарины и первого корабля с титановым корпусом.

Подлодка К-222 стала первым и единственным кораблем проекта – за дороговизну (два миллиарда рублей по курсу 1968 года) “Анчар” прозвали “Золотой рыбкой”, в серию субмарина не пошла. Была построена на “Севмаше” – для предприятия это был первый опыт создания субмарин с титановым корпусом, – и спустили на воду 21 декабря 1968 года, а через год передали флоту. На государственных испытаниях корабль при 80 процентах мощности ППУ показал подводную скорость в 42 узла (более 77 километров в час). При этом уровень шума в центральном посту субмарины превышал 100 децибел.
В 1970 году на испытаниях в Баренцевом море “Анчар” разогнали до 44,7 узла (почти 83 км/ч). Для этого оба ВВР вывели на полную мощность, отключив аварийную защиту турбин и перейдя на ручное управление главным турбозубчатым агрегатом. На посту управления турбинами дежурил Александр Скворцов, инженер изготовившего механизмы Кировского завода.
Осенью 1971 года К-222 ушла на боевую службу в Атлантику и, благодаря непревзойденной быстроходности, легко преследовала ударный авианосец США от Гренландского моря до Бразильской впадины. Гонки по Атлантике продолжались два с половиной месяца, за это время “Анчар” всплыл один раз.
Субмарина прослужила в ВМФ до 1999 года, в 2010 году корабль утилизировали на предприятии “Звездочка”. Освобожденный от ядерного топлива трехотсечный фрагмент К-222 с реакторами находится на плаву неподалеку от 27-го причала Северодвинска.
Опыт разработки “Анчара” пригодился корабелам при создании многоцелевых титановых субмарин второго и третьего поколений – в том числе самой быстрой серийной субмарины проекта 705 “Лира”. Прямыми потомками К-222 стали подлодки типа “Скат” – как и “Анчар”, они были вооружены противокорабельными крылатыми ракетами П-70 “Аметист”.

(в работе)

Судовые ядерные энергетические установки (ЯЭУ) с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ) имеют ряд неоспоримых преимуществ. Одно из важнейших, получение перегретого пара с параметрами более высокими, чем в ЯЭУ с классическими водо-водяными реакторами (ВВР).
Пионерами в создании субмарин с ЯР ЖМТ стали американцы. Правда, лодка такая у них была построена всего одна – SSN-575 Seawolf и реактор на ней установили тоже один – типа S2G. Охлаждался он жидким натрием. Лодку Seawolf, вступившую в состав ВМС в 1957-м, рассматривали в качестве опытной альтернативы первой в мире ПЛА SSN-571 Nautilus, имевшей ВВР S2W. В Пентагоне хотели определиться на ближайшее будущее, какая ЯЭУ для подводных лодок предпочтительнее.
Перспективы ЖМТ прельщали. При давлении теплоносителя в первом контуре в 20 раз меньшем, чем в ЯЭУ с ВВР, температура рабочего пара после ПГ в ЯЭУ ЖМТ оказалась в 1,8–1,9 раза выше. Однако сама ЯЭУ у американцев получилась довольно сложной. Во втором контуре между трубками парогенератора циркулировал промежуточный теплоноситель – сплав натрия и калия, нагревающий питательную воду, которая испарялась в ПГ. С натрием вышла незадача. Наблюдалась интенсивная коррозия конструкционного металла на фоне роста в последнем напряжений, которые были обусловлены значительным температурным перепадом в РУ (250 градусов). И это еще не все. В случае аварии с разрывом трубок ПГ натрий и калий вступили бы в бурную реакцию с водой, что неминуемо привело бы к тепловому взрыву. Налицо проблемы с конструкцией, с техническими решениями.
Несмотря на очевидные теплофизические преимущества реактора S2G, американские моряки в целом остались им недовольны. ЯЭУ Seawolf оказалась менее надежной, чем у Nautilus. Кроме того, большие хлопоты доставляла необходимость постоянного поддержания высокой температуры ЖМТ при нахождении лодки в базе, чтобы он не застыл и не «дал козла» (не затвердел), выведя ЯЭУ и соответственно ПЛА из строя. Поэтому американцы эксплуатировали Seawolf c S2G недолго. Уже в 1958 году лодка прошла капитальную реконструкцию. ЖМТ РУ от греха подальше заменили на более привычную и надежную с ВВР S2WA – по типу реактора, установленного на Nautilus. С ним она прослужила еще долгие годы.

Кит-рекордсмен
В нашей стране задачу применения ЖМТ ЯЭУ на атомных подводных лодках взялись решать почти одновременно с США. Это предусматривалось принятым в 1955 году постановлением Совмина СССР. Работа над ПЛА пр. 645 началась вскоре после того, как в Северодвинске была заложена первая советская атомная субмарина К-3 проекта 627 «Кит» (с ВВР). Закладка там же К-27 пр. 645 состоялась летом 1958-го, когда К-3 уже проходила ходовые испытания в Белом море. Через пять лет К-27 была принята в состав ВМФ СССР. Главными конструкторами проекта 645 были Владимир Перегудов и с 1956 года Александр Назаров (СКБ-143, ныне СПМБМ «Малахит»).
Сама по себе К-27 являлась «энергетической» модификацией первых советских АПЛ проектов 627 и 627А. Внешне от них и не отличалась. Главное новшество 645-го проекта заключалось в том, что вместо ВВР ВМ-А у «Китов» на экспериментальной по сути К-27 установили два реактора ВТ-1 с жидкометаллическим теплоносителем, в качестве которого использовался сплав свинца и висмута. Ядерная паропроизводящая установка (ЯППУ) с ВТ-1 была разработана конструкторским коллективом КБ-10 (будущее ОКБ «Гидропресс») под научным руководством академика Александра Лейпунского. Изготовили ЯППУ на Подольском машиностроительном заводе.
Официально отнесенная к опытным кораблям К-27 была полноценной боевой ПЛА. В апреле 1964-го она отправилась с Кольского полуострова в атлантический поход к экватору в подводном положении, что для нашего подплава было впервые. За 1,240 часов хода К-27 оставила за кормой 12,400 миль. Рекорд! Командир К-27 капитан 1-го ранга Иван Гуляев за успехи в освоении новой техники был удостоен звания Героя Советского Союза.
Как и американцы, советские моряки сразу столкнулись со сложностями эксплуатации. Это и необходимость постоянного (то есть и у причала, и при нахождении в доке) поддержания температуры первого контура свыше 125 градусов, и загрязнение ЖМТ радиоактивным полонием-210 (продуктом трансмутации Bi-209), и потребность в наличии на базе спецоборудования для приготовления свежего сплава свинец-висмут и приема с борта лодки такого отработанного «коктейля», причем радиоактивного. Кроме того, К-27 оказалась весьма шумной и потому более заметной, нежели ПЛА вероятного противника. Это огорчало адмиралов больше всего.
В мае 1968 года К-27, только-только прошедшая плановый ремонт, отправилась отрабатывать курсовые задачи боевой подготовки, а заодно и проверить работоспособность энергоустановки. Увы, проблемы проекта дали о себе знать и тот поход для К-27 оказался последним. Как только лодка дала полный ход, ЯР левого борта вышел из строя, часть ТВЭЛов разрушилась. Лодка всплыла и на одном реакторе вернулась в базу. К несчастью, авария имела тяжкие последствия: продукты деления проникли в обитаемые отсеки. Переоблучился экипаж, восемь моряков умерли в госпиталях, еще один задохнулся на борту в противогазе. Специалисты пришли к выводу, что наиболее вероятной причиной аварии стало загрязнение АЗ ЯР твердыми шлаками и окислами Pb и Bi. Это было учтено при создании новых лодочных ЯР с ЖМТ. Саму К-27 восстанавливать не стали, отправили на прикол. В 1982-м ее затопили северо-восточнее Новой Земли в Карском море.

Истребитель-автомат
Опыт эксплуатации К-27 оказался драматическим, но не бесполезным. Из него были сделаны выводы, положенные в основу создания новых АПЛ с ЖМТ (тоже Pb-Bi) ЯР и титановым прочным корпусом – одной предсерийной проекта 705 и шести серийных 705К (обобщенное название «Лира», по условной классификации НАТО – Alfa).
К разработке приступили в том же СКБ-143 под руководством главного конструктора Михаила Русанова. Построенная на Ново-Адмиралтейском заводе в Ленинграде К-64 была чисто опытной и прослужила недолго из-за аварии с застыванием теплоносителя. Серийные же шесть атомарин (К-123, К-316, К-373, К-432, К-463 и К-493), строившиеся как в Ленинграде, так и в Северодвинске на Севмашпредприятии и пополнившие флот в 1977–1981 годах, благодаря великолепным тактико-техническим данным доставили немало головной боли ВМС США.
Характеристики были получены благодаря тому, что однореакторная ЯППУ БМ-40А со Pb-Bi ЖМТ превосходила ЯППУ с ВВР других субмарин своего времени по эксплуатационной маневренности вдвое, по энергонасыщенности – в 1,5–2,5, а по удельно-массовым характеристикам – в 1,3–1,5 раза. Примечательно, что ПЛА проекта 705К почти не уступали в скорости (41 узел) западным противолодочным торпедам и развивали полный ход за какую-то минуту. Располагая поистине «истребительной» верткостью, «Лиры» могли атаковать противника с самых невыгодных для них секторов, даже будучи обнаруженными вражеской гидроакустикой.
И это еще не все. «Лиры» оснащались комплексными САУ энергетикой и оружием. Это позволило свести до минимума численность экипажа – она была в три раза меньше, чем у других ПЛА: 31 офицер и один мичман. Интересный момент: замполит в экипаже отсутствовал, и проведение партийно-воспитательной (именно так, а не привычной в ВС СССР партийно-политической) работы возлагалось на командира. На флоте эти лодки заслуженно прозвали «автоматами».
Правда, широкого распространения и дальнейшего развития лодки проекта 705К (они входили в состав 6-й дивизии подводных лодок Северного флота) не получили. «Лиры» прослужили до начала 90-х годов (головная К-123 – до 1996-го), с одной стороны – доказав исключительные тактические преимущества, а с другой – выявив значительные сложности в эксплуатации, связанные прежде всего с необходимостью постоянного поддержания определенного уровня физико-химических характеристик теплоносителя, ведь сплав Pb-Bi должен был находиться в жидком состоянии.
Кроме СССР (России), столь длительного опыта применения подобных реакторов на подводных лодках нет ни у кого. Монополию в подводном атомном (как, впрочем, и в надводном) кораблестроении держат ВВР.

И вот тут, в догонку видео:

Автор: Константин Чуприн, с редакторскими правками

Источник: Военно Промышленный Курьер

(в работе)

Самая таинственная подлодка российского ВМФ в очередной раз всплыла на поверхность летом 2010 года. Как сообщили представители военно-морской базы Северодвинска, на ПЛ “Саров” была проведена очередная модернизация, несмотря на то, что сама лодка передана в эксплуатацию в августе 2008 года. Опытная дизель-электрическая подлодка (“Б”) является разработкой эскизного проекта субмарины-стенда “Сарган”, начатого в 1988 году ЦКБ МТ “Рубин”, под руководством главного конструктора А.В.Балова (завершены работы по проекту в марте 1988 года). В марте 1989 года был утвержден технический проект и дан старт разработке рабочих чертежей. Существует предположение, что основой несущей конструкции корпуса судна послужил проект ПЛ 877Б.
На судоремонтном заводе ОПК РФ “Звездочка” подтвердили тот факт, что дизель-электрическая большая подлодка Б-90 “Саров” в 2010 году действительно находилась на их акватории. Но от комментариев по вопросу проведенных работ деликатно уклонились. Впрочем, это объяснимо. Данный корабль, как было сообщено в день подъема на его флагштоке военно-морского флага, разрабатывался для отработки, а также проведения последующих испытаний “новых и усовершенствованных образцов глубоководной техники, вооружения и обеспечивающих их палубных систем”.
Для более точного понимания, “Саров” – это универсальный испытательный стенд, который рассчитан “на предельно длительную эксплуатацию и практическую возможность неоднократных модернизаций”. Впрочем, внешне это настоящая подводная лодка, обладающая типичной по форме строения ходовой рубкой, обводами внешнего корпуса чем-то отдаленно напоминающая ракетоносцы, построенные по проекту 667А. Но есть и очевидные отличия – например, от центральной части до носового отсека имеются продолговатые выступы корпуса, что, конечно, не делает лучшей гидродинамику корабля и как следствие отражается на его крейсерской скорости. Но, очевидно, не эти показатели поставлены в качестве главных для “Сарова”.
Одна из основных задач, которая решалась при спуске на воду данной субмарины, это установка на дизельной подлодке компактного ядерного реактора как резервной двигательной. Главная цель – дать флоту недорогой и вместе с тем надежный боевой корабль, обладающий возможностью длительного автономного плавания в подводном режиме, как у дорогостоящих АПЛ.
Корабль должен был быть готов к сдаче в 1993 году. Но отсутствие надлежащего финансирования негативно отразилось на ходе работ, которые довольно часто прерывались, а в 1996-м году были и вовсе полностью заморожены в 40% готовности. Только спустя пять лет, после совместно принятого Минэкономразвития и Минобороны решения, строительство опытной подводной лодки было возобновлено – уже по частично скорректированному в ЦКБ МТ “Рубин” техническому проекту.
В августе 2003 года, используя Мариинскую водную систему, недостроенную подлодку перебазировали в Северодвинск. Спустя три года, 19 марта 2006 года, в день 100-летнего юбилея подводного флота Российской Федерации, в стапельном цеху “Севмаша” на данном заказе установили новую закладную доску. В марте 2007 года по ходатайству ядерного центра в Сарове экспериментальному кораблю было присвоено открытое наименование “Саров”. В том же году приехавший в гости к заводчанам капитан I ранга, командир экипажа Сергей Крошкин впервые появился на страницах местной прессы, что вызвало небывалый всплеск шпионских страстей, а в дальнейшем потребовало малоприятных объяснений непосредственно от самого командира, а также его вышестоящих начальников.
14 декабря 2007 года ПЛ была выведена с территории сборочного цеха “Севмаша” и 24 декабря 2007 года спущена на воду (в Северодвинске) без публичной огласки. Впрочем, информация в прессу, несмотря на все меры предосторожности, все равно просочилась. В июле 2008 года лодка прошла заводские ходовые, а позже и государственные испытания и передана на баланс ВМФ 7 августа 2008 года. С 2009 года субмарина базируется на Северном флоте, в Северодвинск.
В период с 2008 года корабль выполнил много специальных задач, необходимо отметить, что под каждое очередное испытание судно подвергалось технической доработке и модернизации в заводских условиях. Очередная модернизация в 2010 году, по неофициальной информации, была связана с отработкой энергетической установки совершенно нового образца. Впрочем, ни на заводе, ни в КБ эту информацию не комментируют и не подтверждают.

Некоторые ТТХ ПЛ “Саров”:
Экипаж – 52 человека (офицеры и мичманы).
Осадка – 7 м.
Длина – 72.6 м.
Ширина – 9.9 м.
Водоизмещение подводное – 3950 т.
Водоизмещение надводное – 2300 т.
Скорость подводного плавания – 17 уз.
Скорость надводного плавания – 10 уз.
Глубина погружения максимальная – 300 м.
Время пребывания в подводном режиме – до 20 суток.
Автономность штатная, не менее – 45 суток

Источник: Сайт Военное-обозрение

Tagged with: