Welcome, readers…

On December 12, 2014, in Разное, by admin

Here you go!

I would like to introduce to You our blog with a main theme of Nuclear and Naval Engineering, and how we understand these aspects of modern and advanced nuclear technology. This blog will discuss “small” as well as various naval reactors, propulsion, small power plants and “nuclear” innovations. Many from these reactors are now fashionably called “Small Modular”, or SMR.

I will attempt to conduct this blog without any political perspective, and, if possible, only include factual information. Although, please be aware that the personal attitude I may have towards some of the characters (authors), of course, are bound to slip. Alas … alas, we are all imperfect. I intend to slowly accumulate all of the technical articles and notes, which I once posted in my LJ and/or other Internet resources several years ago. This looks like the place… In fact, this research has formed my attitude to the profession. And further, I will be including all of the interesting engineering content that may fall past my eyes, and post them here. I will try to apply some “small talk” to transition from the past to future.

Generally, the articles and notes are in Russian. English speaking readers can use Google-Translate. Sure, the translations are far from perfect, but the ideas and conversations should translate well…

However, be aware that the author’s personal opinions are presented, and this blog is not intended to have any association with my employer nor other authorities. The purpose of this blog is to reflect on my own understanding of current affairs in Nuclear Science, Research, and Industry, especially in the low-power reactors and SMR area. 

 

Author/editor

Contact via: realeksey@nucon.us

 

… но она скоро вернется в боевой состав – главком ВМС Индии адмирал Сунил Ланба (Sunil Lanba).

По сообщению «India today» в статье Sandeep Unnithan “INS Chakra damaged, hope to have it operational soon: Navy Chief”, индийская ПЛА Chakra (пр. 971 “Нерпа”) имеет повреждения обтекателя гидроакустического комплекса, но скоро вернется в боевой состав флота.

Индийская атомная многоцелевая подводная лодка S 72 Chakra (переданная российской стороной ВМС Индии в аренду после достройки бывшая атомная подводная лодка К-152 “Нерпа” проекта 971И) в Вишакхапатнаме, 2015 год (с) Reuters

«У АПЛ имелись повреждения обтекателя ГАК, у которого сместилось несколько панелей, была создана группа для расследования инцедента». По его словам, АПЛ была изучена совместной российско-индийской комиссией. Он отметил, что индийская сторона уже заказала панели обтекателя ГАК, которые скоро должны поступить в Индию.

В начале октября 2017 года АПЛ Chakra вернулась в базу в Вишакхапатнаме после некоего инцидента. По одной из версий, подводная лодка на большой скорости шла в подводной положении, когда случилось механическое повреждение обтекателя ГАК. Кроме того, адмирал Ланба сообщил, что Индия приступила к разработке собственных проектов АПЛ, причем сама программа считается засекреченной.

Tagged with:  

В телепередаче “Военная приемка” телеканала “Звезда” были впервые продемонстрированы съемки достраивающегося для ВМФ России на АО «Производственное объединение «Северное машиностроительное предприятие» (СМП) в Северодвинске головного атомного подводного крейсера К-561 «Казань» модифицированного проекта 08851 (шифр «Ясень-М»). Съемки были осуществлены в период нахождения корабля в спусковом плавучем доке “Сухона” в начале апреля 2017 года.

Строящийся для ВМФ России на АО «Производственное объединение «Северное машиностроительное предприятие» головной атомный подводный крейсер К-561 «Казань» модифицированного проекта 08851 (шифр «Ясень-М») в спусковом плавучем доке “Сухона” перед спуском на воду, Северодвинск, апрель 2017 года (с) кадры из телепередачи “Военная приемка” телеканала “Звезда”

Официальная закладка головного атомного подводного крейсера К-561 «Казань» (заводской номер 161) модифицированного проекта 08851 была произведена в Северодвинске 24 июля 2009 года. В настоящее время строительство корабля ведется по контракту на выполнение опытно-конструкторской работы по строительству и поставке заказа с заводским номером 161, между МО России и СМП. Проект 08851 разработан в АО «Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит».

Вывод атомного подводного крейсера «Казань» из цеха СМП в спусковой плавучий док “Сухона” был произведен 31 марта 2017 года, а фмзический спуск корабля на воду из плавучего дока был осуществлен 8 апреля 2017 года. Сдача корабля по условиям контракта была намечена на декабрь 2017 года, однако фактически произойдет в лучшем случае только в 2018 году.

Судя по съемке, ограждение выдвижных устройств (ОВУ) «Казани» также получило характерный “американский” “наплыв” в передней части, ранее замеченный на ОВУ головного атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения модифицированного проекта 09552 (шифр «Борей-А») «Князь Владимир», выведенного из эллинга СМП 18 ноября 2017 года.

Источник: Передача “Военная приемка” телеканала “Звезда”

(В работе)

Как пишет газета «Коммерсантъ» в материале Анастасии Веденеевой, Германа Костринского, Ивана Сафронова и Юрия Барсукова «Ледоколов много не бывает. «Атомфлот» может получить еще два ЛК-60», Балтийский завод Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) может получить заказ еще на два атомных ледокола ЛК-60 для «Атомфлота» в дополнение к уже строящимся трем судам. Эту возможность, по данным “Ъ”, изучают в правительстве, Совете безопасности и других структурах. Источники “Ъ” называют среди причин роста потребности в ледоколах сложности с прогнозированием логистики по Севморпути и интереса Китая к СПГ из Арктики.

Достраивающиеся на плаву два первых универсальных атомных ледокола проекта 22220 (ЛК-60Я) “Арктика” (слева) и “Сибирь” (справа) у достроечной набережной ООО “Балтийский завод – судостроение”. В центре видна достраивающаяся плавучая атомная теплоэлектростанция “Академик Михаил Ломоносов” проекта 20870. Санкт-Петербург, 30.10.2017 (с) И.В. Бородулин / fleetphoto.ru

О том, что входящий в «Росатом» «Атомфлот» может построить еще два универсальных атомных ледокола (УАЛ, серия 22220) ЛК-60 во входящем в ОСК ООО «Балтийский завод — Судостроение», рассказали “Ъ” ряд источников в отрасли. На форуме «Арктика: настоящее и будущее» 5 декабря это подтвердил глава «Атомфлота» Вячеслав Рукша. По его словам, западный маршрут Севморпути отработан, «потребуется просто увеличение ледоколов». «Арктик СПГ-2» (второй СПГ-проект НОВАТЭКа после запущенного вчера «Ямал СПГ») точно ставит вопрос строительства четвертого и пятого ЛК-60, пояснил господин Рукша. Сейчас Балтзавод строит три УАЛ — «Арктика», «Сибирь» и «Урал» — общей стоимостью 121,4 млрд руб. При этом топ-менеджер уточнил, что перевалку 20 млн тонн СПГ в Петропавловске-Камчатском и круглогодичное использование восточного маршрута по СМП решить без двух-трех сверхмощных ледоколов класса «Лидер» на 120 МВт (в зависимости от грузопотока) «не представляется возможным». От дополнительных пояснений он воздержался, в «Росатоме» комментариев не дали.

Президент ОСК Алексей Рахманов подтвердил “Ъ”: вопрос строительства четвертого и пятого ЛК-60 на Балтзаводе обсуждается, но «сказать, что контрактация уже идет, сегодня нельзя». «Идея в том, что ЛК-60 хороши, но для более эффективной проводки караванов судов с большим водоизмещением они должны быть немного в иной конфигурации,— добавил топ-менеджер.— Они будут отличаться от первых трех».

Как рассказал “Ъ” гендиректор — главный конструктор ЦКБ «Айсберг» (проектант ЛК-60) Александр Рыжков, в Крыловском ГНЦ уже прошли испытания моделей четвертого и пятого ледоколов проекта 22220. Новые ледоколы будут на 5 м шире, что обеспечит более высокую скорость проводки танкеров. «Сегодня при толщине льда 1,5 м газовоз типа “Кристофа де Маржери” сможет идти за ЛК-60 со скоростью 4,5–5 узлов,— пояснил он.— Увеличение габаритов позволит идти со скоростью шесть узлов».

Как рассказал “Ъ” высокопоставленный источник в судостроительной отрасли, вопрос о строительстве еще двух ЛК-60 сейчас изучают профильные госструктуры, в частности Совет безопасности, коллегия Военно-промышленной комиссии при правительстве и Минпромторг. По его словам, последние расчеты показали, что для бесперебойного сообщения по СМП требуется пять ЛК-60 и три «Лидера». «Такая конфигурация позволит создать задел в случае роста грузооборота, который будет расти, в частности, из-за увеличения объемов вывозимого СПГ в рамках “Ямал СПГ”»,— говорит собеседник “Ъ”. В НОВАТЭКе заявили “Ъ”, что это «вопрос правительства». Другой источник “Ъ” в отрасли утверждает, что за размещение дополнительного заказа выступает ОСК: пара ЛК-60 при условии своевременного финансирования позволит загрузить Балтзавод до 2025–2026 годов.

Как говорит источник “Ъ”, знакомый с ситуацией, понимание необходимости еще в двух ЛК-60 возникло после визита Дмитрия Медведева в Китай, поскольку КНР заинтересована в «Арктик СПГ-2». Они требуются даже для круглогодичного западного маршрута, отмечает собеседник “Ъ”, а после их появления уже можно было бы окончательно определиться с необходимостью круглогодичной навигации по восточному маршруту, то есть со строительством «Лидеров». Для Восточно-Сибирского моря базовые газовозы должны быть класса Yamalmax дедвейтом почти 90 тыс. тонн, шириной 50 м и длиной 300 м, говорит источник “Ъ”, для их проводки даже на морском канале в Обской губе необходимы ледоколы, корпус которых шире, чем сейчас у УАЛ. Такое решение не должно стать для конструкторов серьезным изменением, заключает он.

Тем не менее сейчас никто из собеседников “Ъ” не говорит о том, где найти источник средств на новые ЛК-60. Возможности бюджета, видимо, исчерпаны, и ранее это стало одной из причин торможения с решением по «Лидерам» (во вторник вице-премьер Дмитрий Рогозин говорил о возможности ГЧП для этого проекта).

Член научного совета при СБ РФ, глава консультационного центра «Гекон» Михаил Григорьев счел идею строительства еще двух ЛК-60 «абсолютно правильной». Пока нет опыта эксплуатации судов для «Ямал СПГ», никто не знает, как они будут работать в течение всего года, особенно на восточном направлении, отмечает эксперт, и сейчас прогнозы о необходимом числе ледоколов «достаточно условны».

Источник: https://bmpd.livejournal.com/2991505.html

Tagged with:  

17 November 2017

The National Aeronautics and Space Administration (NASA) will this month start testing uranium-fuelled Stirling engines for use in possible future missions to Mars. The technology has been developed as part of the Kilopower project.


Prototype Kilopower reactor – 460 (NASA). The Kilopower reactor (Image: NASA)

The Kilopower reactor could produce 1-10 kilowatts of electrical power, continuously for ten years or more. The prototype power system uses a solid, cast uranium-235 reactor core. Reactor heat is transferred via passive sodium heat pipes, with the heat then converted to electricity by high-efficiency Stirling engines. Such engines use heat to create pressure forces that move a piston, which is coupled to an alternator to produce electricity.
NASA’s Glenn Research Center in Cleveland has managed all phases of the Kilopower Project, from designing and building the hardware, with contributions from NASA’s Marshall Space Flight Center in Huntsville, Alabama, through developing the test plan and operating the tests. The National Nuclear Security Administration’s (NNSA’s) Y12 National Security Complex in Oak Ridge, Tennessee, is providing the reactor core.
NASA is partnering with the US Department of Energy’s Nevada National Security Site to carry out the tests, which will continue into early next year. The Kilopower hardware will undergo a full-power test lasting some 28 hours.
Lead researcher Marc Gibson said, “The upcoming Nevada testing will answer a lot of technical questions to prove out the feasibility of this technology, with the goal of moving it to a Technology Readiness Level of 5.” He added, “It’s a breadboard test in a vacuum environment, operating the equipment at the relevant conditions.”
Patrick McClure, project leader on Kilopower work at the Los Alamos National Laboratory (LANL), said: “A space nuclear reactor could provide a high energy density power source with the ability to operate independently of solar energy or orientation, and the ability to operate in extremely harsh environments, such as the Martian surface.”
David Poston, chief reactor designer at LANL, added, “The reactor technology we are testing could be applicable to multiple NASA missions, and we ultimately hope that this is the first step for fission reactors to create a new paradigm of truly ambitious and inspiring space exploration. Simplicity is essential to any first-of-a-kind engineering project – not necessarily the simplest design, but finding the simplest path through design, development, fabrication, safety, and testing.”
Lee Mason, principal technology for power and energy storage at NASA’s Space Technology Mission Directorate, said: “The Kilopower test programme will give us confidence that this technology is ready for space flight development. We’ll be checking analytical models along the way for verification of how well the hardware is working.”
Space missions require reliable, long-lasting power sources both for propulsion once they are in space and to power experiments and equipment. Radioisotope thermoelectric generators (RTGs) have been widely used as power sources in satellites and other space vehicles such as the Mars rover Curiosity. However, virtually all RTGs are usually powered by plutonium-238, which is now in short supply.
Mason said, “What we are striving to do is give space missions an option beyond RTGs, which generally provide a couple of hundred watts or so. The big difference between all the great things we’ve done on Mars, and what we would need to do for a human mission to that planet, is power. This new technology could provide kilowatts and can eventually be evolved to provide hundreds of kilowatts, or even megawatts of power.”

Researched and written by World Nuclear News

 

Россия прекратила разработку нового «ядерного поезда».

Разработка приостановлена в период внешнеполитической напряжённости, подобно тому как испытания “Булавы” приостанавливались после серии неудачных пусков в разгар революции в Украине. Вероятная причина, помимо затруднений в финансировании в условиях санкций и экономического кризиса, находится в плоскости технологических факторов плюс количество и возраст технических специалистов.

Стоявшие на вооружении в советское время “ядерные поезда” производились заводами нынешней Украины. Также можно отметить, что стартовая масса РТ-23 была в три раза больше, чем у твердотопливной “Булавы”:

Первоисточник новости:
https://rg.ru/2017/12/02/razrabotka-boevyh-zheleznodorozhnyh-kompleksov-novogo-pokoleniia-prekrashchena.html

От редактора: Тема не для этого блога. но уж если попала сюды, то… Испытания “Булавы” никакого отношения к событиям на Украине не имеют. Россия давно не имеет иллюзий в отношении Украины. Более того, оказалось, что по сравнению с трайдентом неудачныйх пусков ЭБулавы” было всего на один больше. И комплекс доводится. Кстати, “Булава”, ракета морская. Поэтому сравнение ее с РТ-23 не только не правомерно, но и неправильно в принципе. Ну и ктому же, судя по всему, разговор идет не о полной приостановке разработки, а о приостановке модернизации. В принципе, особого смысла смысла в работе над этим проектом нет. А реляции эффективных менеджеров, они все “от лукавого”, как и сами эти менеджеры. Не зависимо от того, где они трудятся, в Штатах или в России.

Tagged with:  

В ноябре 2017 года исполняется 50 лет со дня поднятия флага ВМФ на крейсерской атомной подводной лодке (ПЛА) «К-43» проекта 670 («Скат», заводской № 701). Лодка построена на заводе «Красное Сормово» (входит в ОСК) по проекту ЦКБ «Лазурит» и относится ко второму поколению ПЛА.

Создание этого корабля стало крупным достижением научно-технической мысли того времени. ПЛА проекта 670 была первым в мире атомным подводным крейсером с крылатыми ракетами подводного старта. Такого рода вооружение (ракетный комплекс «Аметист») обеспечивало выход ПЛА на стартовые позиции без потери скрытности, ракеты были практически неуязвимыми и могли поражать любую надводную цель.

Для обеспечения достройки, испытаний и сдачи ПЛА был создан комплекс вспомогательных средств: плавмастерская «Академик Крылов», два плавучих энергетических блока, плавучий контрольно-дозиметрический пункт, лихтёр.
Достройка и испытания ПЛА проводились в очень напряженной обстановке на Северной сдаточной базе, которой в то время руководил Ю.К. Меньщиков. Основными ответственными за организацию строительства были: директор завода М.А Юрьев, главный строитель завода К.Н. Гордеев, ответственный сдатчик Ф.Г. Преображенский, главный строитель проекта В.В. Семашко, старший технолог проекта К.С. Старцев, главный механик А.И. Нахров.

5 ноября 1967 года, через 3 года 5 месяцев и 27 дней после закладки, в городе Северодвинске председатель Государственной комиссии вице-адмирал А.И. Сорокин подписал приёмный акт.

Спустя 35 лет генеральный директор завода «Красное Сормово» Н.С. Жарков, который в то время руководил ответственными работами по устранению замечаний по результатам заводских и государственных испытаний корабля в море, сплотивший коллектив испытателей для выполнения сложнейших задач, на вопрос журналиста о самом счастливом дне в его жизни ответил: «Это день 5 ноября 1967 года, когда был подписан акт о передаче ВМФ первой сормовской ПЛА».

Всего за 10 лет заводом построено 11 кораблей проекта 670, которые успешно несли службу на Северном и Тихоокеанском флотах, став щитом для страны и угрозой для потенциального противника.

7 ноября 2017 года в АО «ЦКБ «Лазурит», который проектировал этот уникальный подводный крейсер, состоялась конференция, посвященная 50-летию сдачи ВМФ головной ПЛА проекта 670. В конференции участвовали работники и ветераны ПАО «Завод «Красное Сормово».

Источник: сайт ОСК. Группа компаний «Морские и нефтегазовые проекты»

(в работе)

От редактора: Ну вот нравится мне этот аппарат…

АО «ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева» разрабатывает сверхтяжелый транспортно-десантный экраноплан, который планируется использовать в Арктике и на Тихом океане для спасательных операций и доставки грузов на отдаленные базы, сообщают “Известия”.
Сообщается, что по своим габаритам машина будет сопоставима со знаменитым в советское время «Каспийским монстром». В КБ рассказали, что речь идет о создании базовой платформы под рабочим названием «Спасатель». Масса воздушного судна составит порядка 600 т при длине 93 м и размахе крыла 71 м. Решение в пользу крупногабаритного экраноплана было принято потому, что такие аппараты могут летать при волнении моря в 5-6 баллов.
«Уменьшенные макеты «Спасателя» уже прошли испытания в аэродинамической трубе ЦАГИ в подмосковном Жуковском, а также в специальном бассейне. Получено положительное заключение экспертов, защищен технический проект, сформирована производственная кооперация. В планах — создание полномасштабного макета с пилотской кабиной, местами операторов. Силовую установку для “Спасателя” разработает самарская компания “Кузнецов”», – говорится в материале.
Поднять аппарат в воздух планируется в 2022-2023 годах, закончить испытания – в 2025 году.
Новый экраноплан будет оснащен рампой, облегчающей погрузку и выгрузку бойцов и техники. Он сможет перевозить до 500 человек с вооружением со скоростью 550 км/ч.
По словам военно-морского эксперта Александра Мозгового, возвращение экранопланов на службу станет большим достижением для России.
“Это можно только приветствовать. Экранопланы гораздо экономичнее самолетов, можно будет оперативно перебрасывать больше груза на большее расстояние. Если удастся оснастить их шасси на воздушной подушке, то они смогут садиться даже на снежные торосы. Машина по своей уникальности будет сопоставима со знаменитым “Каспийским монстром. Для ее создания нужны высококлассные специалисты и производственные мощности. Потребуется задействовать очень значительные научно-технические и финансовые ресурсы,” –
сказал эксперт.

Источник: https://topwar.ru/
Использованы фотографии: http://www.airwar.ru

Размеры самого большого в мире неавианесущего корабля поражают воображение: полное водоизмещение 25 тысяч тонн, длина 251 метр, высота 59 метров – это 20-этажный дом! Энергии, вырабатываемой двумя ядерными реакторами, хватило бы для целого города. Без замены топлива “Петр Великий” может 50 раз обойти вокруг Земли, сообщил телеканал “Звезда”. Длина коридоров корабля более 20 километров, максимальная скорость 32 узла.

Крейсеры проекта “Орлан” создавались для уничтожения авианосцев. “Петр Великий” оснащен 20 пусковыми установками крылатых ракет “Гранит”. 10-метровая ракета весит 7 тонн, летит к цели со скоростью 2,5 Маха и способна обрушить на нее ядерную боеголовку мощностью до 500 килотонн. “Граниты” умеют атаковать стаей: к цели они летят, стелясь над водой и в режиме радиомолчания. Потом включают головки самонаведения, мгновенно распределяют цели и атакуют их с разных сторон.

Для борьбы с подводными лодками “Петр Великий” использует три вертолета Ми-27ПЛ и ракетоторпеды “Водопад”. Крейсер имеет три гидроакустических антенны: в носу, под килем и буксируемую. От атаки с воздуха корабль защищает морская версия системы ПВО С-300 “Форт”. Информацию о целях она получает с двух корабельных радаров.

На 2019-2020 годы запланирована глубокая модернизация “Петра Великого” с заменой ударного вооружения. Крейсер получит универсальные пусковые установки для крылатых ракет “Калибр”, “Оникс” и “Циркон”.

Источник: сайт rg.ru

Tagged with:  

Президент России В.В. Путин рассказал о работе американцев на секретных ядерных объектах РФ

Ниже выдержки из его речи на Валдайском форуме:

В 1992-1993 годах Россия заключила с США два договора по программе Нанна-Лугара и программе ВОУ-НОУ, в рамках которой высокообогащенный уран переводился в низкообогащенный. Первое соглашение касалось модернизации систем контроля, учета и защиты ядерных материалов, утилизации подлодок и радиоизотопных генераторов.

«В рамках выполнения российских обязательств американцы совершили, прошу внимания… 620 проверочных визитов, причем в святая святых российского ядерного оружейного комплекса: на предприятия, занимающиеся разработкой ядерных зарядов и боеприпасов, наработкой плутония и урана оружейного качества», — заявил Путин на сессии международного дискуссионного клуба «Валдай».

«В рамках договора США получили доступ на все совершенно секретные объекты Российской Федерации, однако при этом соглашение носило фактически односторонний характер. При реализации второго договора американцы совершили 170 инспекций на российские обогатительные комбинаты».

«На самом мощном в мире ядерном обогатительном уральском электрохимическом комбинате был даже оборудован постоянно действующий американский наблюдательный пост, а прямо в цехах этого комбината были созданы постоянные рабочие места, куда американские специалисты каждый день ходили как бы на работу, да не как бы, а ходили на работу», — отметил глава государства. … «на совершенно секретных российских объектах стояли американские флаги».

Кроме этого, 100 специалистов от десяти различных организаций США «получили право проводить дополнительные инспекции в любое время и без всякого предупреждения. И все это продолжалось на протяжении десяти лет». По словам Путина, в рамках ВОУ-НОУ в России было выведено из военного обращения 500 тонн оружейного урана, что эквивалентно примерно 20 тысячам боезарядов.

Комментарий редактора: К слову сказать, за редким исключением, программа утилизации АПЛ сработала в пользу России. Россия утилизировала много опасных отходов, разработала/адаптировала технологию утилизации. Да, были непонятные телодвижения, но в целом, это позволило начать серьезное обновление атомного флота. Хотя и тут есть но, множество сегодняшних технических решений и проектов было разработано еще в СССР.

Первоисточник: http://kremlin.ru/events/president/news/55882

Tagged with:  

Исполинский, светящийся изнутри пароводяной купол взлетел в небо над бухтой губы Черная, на несколько секунд застыл и с грохотом осел в море, утянув за собой в пучину небольшой военный флот. В минувший вторник исполнилось ровно 60 лет со дня испытаний первой советской ядерной торпеды Т-5. Выпущенный с подводной лодки С-144 боеприпас прошел десять километров и сдетонировал на 35-метровой глубине, уничтожив два эсминца, две субмарины и два тральщика. Мощность взрыва достигла десяти килотонн.
Созданием ядерной торпеды в СССР озадачились почти сразу после испытаний первой атомной бомбы в 1949-м. Как основные средства доставки мощного ядерного боезаряда на территорию США в те годы рассматривались дальние бомбардировщики и ракеты, но первые были уязвимы для ПВО, а вторые находились на зачаточном уровне развития и надежностью не отличались.
Подлодки — другое дело. Они отлично проявили себя во Второй мировой войне, могли скрытно подобраться к вражеским берегам и нанести мощный опустошительный удар по инфраструктуре и портам. Многие советские подводники на тот момент имели отличный опыт войны на море и идеально подходили для решения таких стратегических задач.
Пожалуй, самым амбициозным проектом в истории отечественного ВМФ стала гигантская торпеда Т-15 с атомным боевым отделением, которой занялись в начале 1950-х. Суперторпедой калибра 1550 мм, массой 40 тонн и длиной более 20 метров планировалось вооружить атомные субмарины проекта 627, спроектированные специально для нее. Удары предполагалось наносить по стратегическим береговым объектам США, таким как морские порты, базы и крупные прибрежные города.
Работы по торпеде велись параллельно с испытаниями первой в мире водородной бомбы РДС-6, которую взорвали в августе 1952-го. Через два года утвердили технический проект атомной торпеды и ее носителя, впервые допустив к секретной информации моряков. Флот на всю эту историю отреагировал безрадостно — гигантский торпедный аппарат занимал пятую часть всей лодки и фактически превращал ее в “оружие одного выстрела”. Кроме того, появились обоснованные вопросы к дальнобойности и скорости торпеды, которые оставляли желать лучшего.
По этим и другим причинам в “железе” подводное оружие возмездия так и не сделали, переключившись на более скромную парогазовую 533-миллиметровую торпеду Т-5 с тактическим ядерным боезарядом РДС-9. Такой калибр для ВМФ был более привычен и позволял заряжать Т-5 в штатные аппараты субмарин.
В сентябре 1955-го на Новой Земле провели испытания боевого зарядного отделения Т-5 (см. материал 122.1). СССР впервые осуществил подводный ядерный взрыв. Заряд для торпеды опустили в воду с тральщика и подорвали на глубине 12 метров, при этом мощность составила около трех килотонн в тротиловом эквиваленте.
Спустя два года, 10 октября 1957-го, снаряженной торпедой из кормового аппарата выстрелила подводная лодка проекта 613 С-144 под командованием капитана 1-го ранга Лазарева. Взрывом потопило четыре надводных корабля-мишени и две списанные подлодки. Испытания нового оружия признали успешными, и в 1958-м его передали в ВМФ.
Т-5 стояла на вооружении до появления автономных специальных боевых зарядных отделений (АСБЗО), позволяющих при необходимости “упаковать” 20-килотонную термоядерную начинку в обычные серийные изделия. Первые стандартные 533-миллиметровые торпеды с АСБЗО начали поступать на флот уже в 1960 году.
Примечательно, что спустя несколько лет, после испытаний на Новой Земле знаменитой “Царь-бомбы” мощностью более 50 мегатонн в октябре 1961-го, идею создания сверхмощной термоядерной торпеды высказал академик Андрей Сахаров:
“После испытания “большого” изделия меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить), то есть в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водопаровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния несколько сот километров должны стать порты противника”.
Академик предлагал создать сверхторпеду мощностью 100 мегатонн в прочном корпусе, способную прорываться сквозь минные поля и сети прибрежных заграждений.

Тема сверхмощных ядерных торпед всколыхнула мировую общественность в конце 2015 года, когда на совещании в сочинской резиденции президента России Владимира Путина в объективы телекамер попал слайд с информацией о новом секретном оружии — комплексе “Статус-6” (см. серию материалов 79). Скриншот с описанием этой системы был мгновенно растиражирован в десятках российских и зарубежных СМИ.
На слайде угадывались силуэты атомных подлодок специального назначения “Белгород” и “Хабаровск”, оборудованных стыковочными узлами на днище и способных нести глубоководные аппараты. В центре схемы была размещена огромная торпеда с невероятными характеристиками: дальность 10 тысяч километров, глубина погружения 1000 метров, максимальная скорость — до 100 узлов.
Из описания проекта следовало, что система предназначена для нанесения гарантированно неприемлемого ущерба противнику путем создания зон обширного радиоактивного загрязнения на побережье, непригодных для жизнедеятельности человека в течение длительного времени. СМИ выдвигали предположения, что таких тотальных последствий можно добиться только одним способом — “грязным” взрывом так называемой кобальтовой бомбы.
В конце 2016 года издание Popular Mechanics со ссылкой на источники в Пентагоне сообщило о подтвердившемся факте испытаний “Статуса-6” и назвало это “очень плохой новостью”. По данным американской разведки, суперторпеда была запущена с подлодки специального назначения Б-90 “Саров”.
По мнению американцев, в случае глобального конфликта носитель способен доставить к побережью США термоядерный боезаряд мощностью до 100 мегатонн и вызывать цунами, которое смоет в океан всю прибрежную инфраструктуру вместе с авианосцами, оборонными заводами и целыми городами. О самом испытании и о том, на какой стадии программа “Статус-6” может находиться сегодня, информация в открытых источниках на данный момент отсутствует.

По материалам: РИА Новости https://ria.ru/defense_safety/20171010/1506574658.html

Пару дней назад исполнилось 60 лет испытаниям на Новой Земле первой советской торпеды с ядерным зарядом Т-5. Взрыв выпущенного подлодкой С-144 боеприпаса уничтожил небольшую эскадру из двух субмарин, двух тральщиков и пары эсминцев. Мощность взрыва составила 10 килотонн, пишет РИА Новости. Первое испытание Т-5 прошло двумя годами ранее, 21 сентября 1955 года и стало первым произведенным в СССР подводным атомным взрывом и боевым крещением только что построенного ядерного полигона Новая Земля (см. видео).

В начале 50-х годов, после испытаний первой советской атомной бомбы конструкторы бредили ядерным оружием. Дальше других в мечтах пошел Андрей Сахаров: помимо водородной Царь-бомбы, испытанной на Новой Земле в 1961 году, он предложил создать гигантскую торпеду Т-15 с термоядерным зарядом мощностью 100 мегатонн, способным в одиночку разрушить значительную часть побережья США вместе со всей инфраструктурой.

Примечание редактора: По видимому, это было датой рождения проекта “Статус”

По замыслу Сахарова приводить в движение 24-метровую торпеду должен прямоточный атомный реактивный двигатель. Однако уровень технологий тех лет не позволял создать подобную силовую установку, а запас хода на аккумуляторах составлял 30 километров. Да и моряки, узнав о деталях проекта, энтузиазма не проявили. Гигантский аппарат для запуска Т-15 занимал половину объема подлодки, делая ее “кораблем одного выстрела”, а после выхода торпеды существовал риск гибели субмарины из-за потери остойчивости.

Поэтому, первичный проект сократили до обычной парогазовой торпеды калибра 533 мм с ядерным зарядом мощностью три килотонны. Первые испытания выглядели эффектно – о них по секретному постановлению Совмина СССР сняли не менее секретный фильм, – но в плане боевой эффективности оказались не очень. Подводный ядерный взрыв полностью уничтожил стоявший прямо над торпедой тральщик-носитель. Стоявший в 300 метрах от эпицентра эсминец “Реут” затонул от удара поднятого взрывом столба воды. Находившаяся в 500 метрах подлодка С-81 (трофейная U-1057) получила тяжелые повреждения и полностью вышла из строя. Остальные восемь установленных вокруг Т-15 кораблей отделались вмятинами и небольшими протечками.

Испытания показали, что при правильном построении корабельного ордера – соблюдении максимальной дистанции, – ядерной торпеды недостаточно для его уничтожения. По итогам теста Т-5 была усовершенствована противоатомная защита строящихся кораблей. Улучшили и саму торпеду – да так, что два года спустя она утопила шесть кораблей одним взрывом.

(см. дополнительно серию материалов 79)

К 85-летию со дня рождения Г.Н.Чернышёва

Л. А. Самаркин, ФГУП «СПМБМ «Малахит»

Выдающееся место в истории отечественного атомного подводного флота принадлежит Генеральному конструктору Георгию Николаевичу Чернышёву. По его проектам 671, 671 РТ, 671 РТМ и 971, хорошо известным морякам-подводникам, в 1967-2001 гг. было построено и сдано Во­енно-Морскому флоту более 60-ти многоцелевых атомных подводных ло­док.
Георгий Николаевич родился 23 августа 1919 г. в г. Николаеве. По­сле окончания в 1943 г. Николаевского кораблестроительного института был направлен на работу в ЦКБ-18 (ныне ЦКБ МТ «Рубин»). С этого вре­мени все отпущенные ему 54 года работы были отданы созданию подвод­ного флота страны. 1943-1948 гг. Г.Н.Чернышёв работал в ЦКБ-18 над послевоенными проектами дизель-электрических подводных лодок. В группе специалистов был командирован в Германию для сбора и изучения материалов по немецким газотурбинным подводным лодкам, а затем (1948-1953 гг.) тру­дился над аналогичной отечественной ПЛ (проект 617) во вновь созданном Специаль­ном конструкторском бюро № 143. Внёс ряд усовершенство­ваний в конструкции и системы корабля, прошёл путь от инженера-конст­руктора до заместителя начальника отдела.
В сентябре 1952 г. Г.Н.Чернышёв в составе небольшой группы спе­циалистов СКБ-143 под руководством В.Н.Перегудова и под научным ру­ководством академика А.П.Александрова работал на территории Института атомной энергии (ИАЭ) имени И.В.Курчатова (Москва) над решением проблемы создания атомной подводной лодки на базе ядерной паропроизводящей установки главного конструктора Н.А.Доллежаля.
В 1953-1956 гг. в реорганизованном СКБ-143 в должности заместителя начальника отдела главной механической установки он принимает ак­тивное участие в создании паротурбинной установки большой мощности для первой отечественной АПЛ проекта 627. За эту работу Г.Н.Чернышёв награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Творческие способности, широкий кругозор и стремление к поиску нетрадиционных решений открыли Г.Н.Чернышёву дорогу к новому про­ектированию. С ноября 1956 г. в должности заместителя главного конст­руктора он участвует в разработке АПЛ проекта 639 с баллистическими ракетами большой дальности системы М.К.Янгеля. В 1957 г. был успешно завершён эскизный проект, но из-за прекращения работ по ракетному ком­плексу в 1958 г. были прекращены работы и по проекту подводной лодки. Между тем в проекте 639 были глубоко проработаны принципиально важ­ные для подводного кораблестроения вопросы: переход на переменный ток в силовой сети корабля, повышение параметров в системе ВВД (воздух высокого давления), создание новой высокопрочной стали и переход на большие диаметры прочного корпуса и целый ряд других. Более того, Г.Н.Чернышёвым был проработан и представлен вариант АПЛ с увеличенным числом тяжёлых баллистиче­ских ракет (против 3-х заданных) и показано, что при предлагаемых про­стых проектных решениях число ракет может быть значительно увеличено.
Указанные наработки вместе с другими проектными и инициатив­ными предложениями были использованы в конкурсных предложениях по АПЛ второго поколения. По итогам конкурса СКБ-143 заняло первое ме­сто. В соответствии с принятой специализацией СКБ-143 было поручено проектирование противолодочной подводной лодки проекта 671, и Георгий Николаевич был назначен главным конструктором этого проекта.

В результате напряженной работы головная подводная лодка проекта 671 в 1967 г. вступила в строй. Трудно переоценить значение этого корабля в отечественном подводном кораблестроении. Был создан принципиально новый архитектур­ный тип одновальной АПЛ с осесимметричной формой корпуса, с опти­мальными по пропульсивным качествам удлинением корабля и его обво­дами, с развитым крестообразным кормовым оперением, которое обеспечивало устойчивость движения на рекордной для того времени скорости (ок. 34-х узлов) и, в то же время, с помощью рулей, работающих как закрылки кормовых стабилизаторов, обеспечивало кораблю исключительно высокую маневренность.
Такой форме отвечали и осуществленные в проекте решения: пере­ход на увеличенные диаметры прочного корпуса и ставшие классическими компоновки современной гидроаккустики с торпедным оружием в носовой оконечности и одновальной ГТЗА с автономными турбо-генераторами в одном отсеке. Получению высоких тактико-технических характеристик (ТТХ) способствовала жёсткая борьба за мини­мальное водоизмещение, что обеспечило в дальнейшем создание моди­фикаций проекта и строительство их на внутренних заводах. Задуманная как противолодочная, подводная лодка превратилась в многоцелевую с торпедным вооружением. Затем в процессе строитель­ства появились и ракеты, стартующие из торпедных аппаратов (комплекс «Вьюга»).
За создание АПЛ проекта 671 Г.Н.Чернышёву было присвоено зва­ние Героя Социалистического труда. Прогрессивные проектные решения и полученные высокие ТТХ яви­лись хорошей основой для модификаций проекта с целью дальнейшего по­вышения его военно-экономической эффективности.
Через пять лет в 1972 г. флоту был сдан головной корабль проекта 671 РТ – с увеличенным торпедным вооружением и установкой новых дальноходных торпед 650-мм калибра, с блочной компоновкой ПТУ, со сниженной шумностью. За эту работу Г.Н.Чернышёв был удостоен звания лауреата Государственной премии. В это же время под руководством Г.Н.Чернышёва велись инициатив­ные работы по дальнейшему развитию базового проекта. Был предложен проект 671 РТМ, головной корабль этого проекта был сдан флоту в 1976 г.
На подводной лодке пр. 671 РТМ были установлены головные образ­цы радиоэлектронного вооружения (гидроакустика, навигация, БИУС), создаваемые для проектов третьего поколения, снижена шумность, учтен опыт эксплуатации АПЛ проектов 671 и 671 РТ. Впервые на ней появились неакустические средства обнаружения ПЛ и высокоточное ракетное ору­жие для нанесения ударов по территории вероятного противника. Тактико­-технические характеристики кораблей этого проекта, названного «Щукой», были столь высоки, что они строились огромной серией (26 единиц) на двух заводах: Адмиралтейском в Ленинграде и им. Ленинского комсомола в Косомольске-на-Амуре, а последний корабль был сдан в 1992 г. – че­рез 8 лет после сдачи многоцелевых АПЛ 3-го поколения (проекты 945 и 971). За создание проекта 671 РТМ Г.Н.Чернышёв был награжден орденом Ленина. Подводные лодки проектов 671, 671 РТ и 671 РТМ (всего 48 единиц) стали безотказными «рабочими лошадками», которые всегда возвращались к своим берегам.

В 1974 г. Г.Н.Чернышёв назначается начальником – главным кон­структором Союзного проектно-монтажного бюро машиностроения «Ма­лахит», объединившего коллективы СКБ-143 (СПМБМ) и ЦКБ-16 (ЦПБ «Волна»). Под его руководством ведутся проработки многоцелевой АПЛ 3-его поколения со стальным корпусом. В 1976 г. был представлен со­кращенный эскизный проект этого корабля, которому был присвоен номер 971. Головная АПЛ пр. 971 прошла испытания в 1984 г. В этом же году Г.Н.Чернышёву присваивается звание Генерального конструктора.
Строительство АПЛ проекта 971 разворачивается на заводах в Комсомольске-на-Амуре и в Северодвинске. Освободившись в 1986 г. от должности начальника бюро и главного конструктора проектов 671, 671 РТ и 671 РТМ, все свои усилия Георгий Николаевич сосредотачивает на совершен­ствовании строящихся многоцелевых АПЛ проекта 971. Проект 971, как и проект 671, занимает особое место в творческой биографии Г.Н.Чернышёва – снова создается «базовая» многоцелевая АПЛ с оптимальными характеристиками и большими модернизационными возможностями. Но главным в этом проекте были исключительно низкие уровни акустического поля и установка нового значительно более эффективного гидроакустического комплекса.

Георгий Николаевич упорно и целеустремленно шёл к достижению пари­тета с США во взаимном обнаружении АПЛ. Он складывается из трех основных составляющих: собственной шумности АПЛ, потенциала её гидроакстического комплекса и корабельных помех работе ГАК. Мно­голетняя гонка за этим убегающим призраком достигла успешного фи­ниша постройкой серийных ПЛ проекта 971. Был завершён огромный труд, с учетом предложений институтов и Заказчика, найдены и реализованы нетрадиционные конструктивные решения.
Уже испытания головного корабля проекта 971 показали, что мы вы­ходим на уровень лучших зарубежных аналогов, а дальнейшее совершен­ствование серийных кораблей закрепило этот успех. В последних кораблях серии было достигнуто превосходство над усовершенствованными лодка­ми типа «Лос-Анджелес» и, по мнению зарубежных специалистов, уровень скрытности нашх кораблей приблизился к таковому у американской много­целевой АПЛ 4-го поколения «Сивульф».

Так закончилась многолетняя трудная борьба за лик­видацию нашего отставания в важнейшей характеристике подводной лод­ки – её скрытности. И вклад Георгия Николаевича в решение этой государственной проблемы невозможно переоценить. За этот проект Г.Н.Чернышёв был удостоен звания Лауреата Государственной премии РФ.
Личностные качества Г.Н.Чернышёва как главного конструктора и как человека являются важнейшим фактором, определившим успех разви­тия АПЛ из противолодочных с торпедным вооружением в многоцелевые с торпедо­ракетным оружием и высокими ТТХ. Речь идет не только о бремени огромной ответственности главного конструктора за все решения, принятые в проекте, не только о том, что под всеми документами по передаче ВМФ каждой построенной по его проектам АПЛ стоит его подпись. Это талант конструктора, помноженный на огромное трудолюбие и чув­ство ответственности, способность внимательно и вдумчиво анализировать множество вариантов и выбирать нужный. Как дирижёр огромного оркест­ра при помощи различных инструментов создаёт ярко и гармонично звучащее произ­ведение, так и Г.Н.Чернышёв создавал свои стремительные и элегантные корабли. Он был терпим к оппонентам и обладал прекрасным чувством юмора. За 40 лет ему частенько приходилось доказывать свою правоту, спорить, настаивать, уговаривать. И чаще всего он добивался нужного решения.
В нём жило вечное стремление повысить эффективность своих ко­раблей не только в период их проектирования, но и в процессе строительства. Так было с образцами торпедо-ракетного оружия, с акусти­ческими и неакустическими средствами обнаружения. Все самые совер­шенные изделия начинали свою жизнь с его кораблей. Так было с его наи­более «многоцелевыми» проектами – 671 РТМ и 971. Они родились вне «плана», родились из инициативных предложений главного конструктора.
Но за постоянным стремлением к повышению эффективности кораблей и внедрению нового ощущалось умение твердо стоять на земле. Были смелые решения, но не было ошибок. Георгий Николаевич был разумным, рас­судительным человеком и понимал, что флоту нужен не только эффективный, но и надежный корабль, и нужен этот корабль своевременно. Чернышёв с большим уважением относился к морякам-подводникам, ценил их опыт и знания, был внимателен к предложениям флота.

Георгий Николаевич Чернышёв скончался в 1997 г. В последние годы своей жизни он много внимания уделял развитию на­учно-технического потенциала АПЛ многоцелевого назначения. А исход­ные позиции для дальнейшего совершенствования АПЛ проекта 971 были даже лучше, чем у проекта 671 в своё время. Беспокоило его сохране­ние этого класса кораб­лей в составе ВМФ в создавшейся тяжёлой экономической обстановке. Г.Н.Чернышёв считал, что многоцелевые АПЛ в со­ставе российского флота приобретают исключительно большое значение. Его обращение к руководству ВМФ и Министерству обороны по этому вопросу воспринима­лись с пониманием. Но практических шагов для предотвращения катаст­рофического уменьшения многоцелевых лодок в составе ВМФ предприня­то не было.

Будем надеяться, что угроза нашей безопасности, которая безусловно существует, заставит обратить самое серьезное внимание на развитие этого класса кораблей.

Источник: Сайт ProAtom 02/10/2017

От редактора: “К слову, 671 РТМ был моим первым “родным” кораблем, с которым я познакомился детально. Я облазил его “от киля до клотика”, побывал везде, спал в шпациях. Отличный пароход. Это было понятно. Не без недочетов, но отличный. Закономерным развитием идеи стало появление 971 проектов, которые и сегодня можно назвать одними из лучших кораблей в классе. Если не лучшими. Подождем полной серии 885-го”.

Ниже собственно сам опус, не то это перевод, не то это вольный пересказ. Но авторство приписывается некоему SMITH(у), Для ATOMINFO.RU Если же это(а скорее всего по стилю это так) доклад/презентация, то вот вам отличный пример, как не надо работать. Это я по поводу оригинала. Бездарно донельзя…
Опубликовано 25.09.2017. Картинки упомянуты, но публиковать их нет смысла. Ничего интересного.

Мы публикуем статью, подготовленную для электронного издания AtomInfo.Ru, давним активным участником нашего форума. По его просьбе, в авторстве указывается только его ник на форуме Smith.
Статья подготовлена по материалам доклада Брюса Мак-Доэулла из американской Pacific Northwest National Laboratory, который был представлен в апреле 2017 года на конференции, организованной под эгидой министерства обороны США.

Классика не подходит

В первой части доклада отмечается, что все современные реакторы типа LWR изначально предназначены для работы только в базовом режиме несения нагрузки.
Одновременно с этим их мощность составляет от 500 до 1400 МВт(э), а численность обслуживающего персонала – от 500 до 1000 человек. Затраты на сооружение подобного энергоблока в настоящее время оценивается около 7 миллиардов долларов.
Основными преимуществами реакторов типа LWR являются: надёжная работа в режиме базовой генерации, длительный срок эксплуатации (60 лет и выше), относительно низкие операционные затраты, применение хорошо обкатанной технология, отсутствие выбросов парниковых газов.
Типичный пример подобной АЭС с реакторами LWR – это станция “Susquehanna”, которая состоит из двух блоков по 1257 МВт(э) каждый и снабжает электроэнергией 1,89 миллионов домовладений.

Рис.1. АЭС “Susquehanna”.

Ряд особенностей современных энергоблоков с реакторами типа LWR препятствуют их применению для нужд министерства обороны США.
Прежде всего, это относится к выдаваемой мощности, которая во много раз превышает потребность военных объектов.
Площадь подобной станции занимает до 100 га, а зона аварийной защиты составляет до 10 миль.
На это накладывается большая стоимость сооружения, необходимость наличия солидного источника воды рядом с площадкой размещения для охлаждения установки, необходимость наличия резервных источников питания и ограниченная возможность маневрирования (следования за нагрузкой сети).
Ну и конечно же, со стратегической точки зрения немаловажен тот факт, что такая станция легко идентифицируется с воздуха и является лёгкой целью для потенциального противника.

Плюсы инноваций

В противовес традиционным энергоблокам с реакторами типа LWR можно рассматривать АЭС малой мощности (АСММ) в диапазоне от 5 до 300 МВт(э) в зависимости от требований конкретной площадки размещения.
Как правило, конструкция подобных энергоблоков предусматривает применение пассивных систем безопасности и значительно более низкую температуру теплоносителя, что благотворно сказывается на общей безопасности объекта.
Затраты на сооружение малой АЭС относительно невелики, а занимаемая площадь значительно меньше, чем у старшего собрата. Помимо этого, существуют варианты подземного размещения АСММ, что выгодно со стратегической точки зрения в случае использования для нужд минобороны.
Модульный принцип сооружения позволяет заметно сократить сроки сооружения и обеспечить постепенное наращивание установленной мощности на площадке размещения вслед за ростом потребности в генерации.
К этому можно добавить снижение потребности в обслуживающем персонале для АСММ в сравнении с классическими энергоблоками с LWR.
К этому следует добавить, что некоторые разрабатываемые проекты АСММ предусматривают использование перспективных теплоносителей (жидкосолевой, жидкометаллический или гелиевый) и топлива оригинального проекта (шарообразные твэлы).
Все перечисленное в совокупности существенно расширяет потенциал использования АСММ для нужд минобороны, включая применение энергии атома не только для генерации электроэнергии, но и для опреснения или получения высотемпературного тепла.

Многообразие проектов

В таблице 1 приведены основные характеристики классических энергоблоков с реакторами типа LWR, простых АСММ и инновационных разработок.


В таблице 2 приведены основные характеристики вновь разрабатываемых реакторных технологий на североамериканском континенте с точки зрения специалистов Pacific Northwest National Laboratory.

Примечание от AtomInfo.Ru: Компания “Upower” в настоящее время имеет название “Oklo”.

Опыт инноваций

Изначально ВМС США были пионерами в деле освоении малых ядерных установок, которые использовались для нужд оснащения подводных лодок, авианосцев и крейсеров.
По состоянию на середину 2015 года на площадке “Hanford” в штате Вашингтон было размещено 127 реакторных отсеков выведенных из эксплуатации установок, ожидается поступление ещё 100 штук.
Помимо этого, докладчик отметил, что имеющийся опыт разработки и эксплуатации инновационных концепций реакторных технологий в национальных лабораториях США включает в себя два крупных проекта.
С апреля 1982 года по апрель 1992 года на площадке “Hanford” функционировал многопрофильный исследовательский реактор с натриевым охлаждением “Fast Flux Test Facility” (FFTF) мощностью 400 МВт(т).
Вплоть до 1994 года на территории лаборатории “Argonne” в штате Айдахо эксплуатировался “Experimental Breeder Reactor-II” (EBR-II) мощностью 62,5 МВт(т), также с натриевым теплоносителем.

Несомненная польза

Применение современных реакторов малой мощности может способствовать глобальному усилению национальной безопасности США. Нередко происходящие в стране стихийные бедствия, такие как торнадо или наводнения, могут нарушить линии передачи электроэнергии, что приводит к ограничению или полному обесточиванию критически важных объектов федерального уровня.
И в этом смысле АСММ, благодаря присущим им особенностям, могут служить надёжным автономным источником электроэнергии, способствуя созданию так называемого энергетического острова (Power Islanding).
Размеры площадки размещения типовой АСММ на примере “NuScale” – охраняемая зона 17 га, общая занимаемая площадь 210 га (Рис.3).

Рис.2. Реакторный модуль NuScale.

Примечание автора статьи. К сожалению, в докладе не уточняется, какова мощность (количество модулей) площадки “NuScale” на Рис.3, что существенно затрудняет оценку корректности сопоставления занимаемой площади с АЭС “Vogtle”.

Сокращение занимаемой площади строительства в случае АСММ закономерно приводит к сокращению затрат на выкуп или аренду земельного участка, снижению объёма потребляемых стройматериалов, уменьшению воздействия на окружающую среду, включая снижение различных шумовых и визуальных эффектов.
Всё перечисленное добавляет привлекательности и увеличивает шансы на принятие положительного решения по реализации вновь разрабатываемых проектов АСММ.
Сокращение требуемых объёмов воды для целей охлаждения реакторной установки АСММ как в нормальном, так и в аварийном режиме эксплуатации позволяет высвободить этот ресурс для других целей (сельское хозяйство, создание мини-ГЭС и т.п.).
Также благодаря этому факту, заметно расширяется количество возможных мест размещения АСММ. Ещё больше сократить потребление воды можно за счёт применения сухих методов охлаждения.

Рис.3. Размеры площадки АСММ в сравнении с типовой АЭС с LWR.

Важной особенностью АСММ является возможность работы в манёвренном режиме, отслеживая динамику энергопотребления в течение суток. Это в будущем позволит балансировать мощности ВИЭ, которые последнее время широко внедряются в электросети по всей территории США.
Разработчики энергоблока “NuScale” предлагают три различных варианта маневрирования.
Во-первых, в процессе эксплуатации возможно отключение одного или нескольких модулей АСММ в случае продолжительного периода стабильной генерации ВИЭ.
Во-вторых, возможно частичное снижение мощности одного или нескольких модулей станции на непродолжительное время с целью компенсации ежечасных (более-менее предсказуемых) колебаний возобновляемой генерации.
В-третьих, возможно применение байпасирования паровой турбины для максимально быстрого реагирования на изменения в генерации ВИЭ.

Планы TVA

К настоящему моменту компания-оператор TVA подала в NRC предварительную заявку на размещение АСММ на площадке под названием “Clinch River” (Рис.4).
Планируемый поставщик реакторной технологии пока неизвестен. Однако известно, что максимально возможная надёжность проектируемой АСММ будет обеспечиваться подземным размещением и традиционным для проектов малых станций применением пассивных систем безопасности, возможностью длительной автономного охлаждения активной зоны в случае аварии.
По планам TVA реализация проекта по сооружению АСММ на площадке “Clinch River” должна способствовать решению целого ряда важных задач.
Прежде всего, это обеспечение энергетической безопасности, которое подразумевает надёжное энергоснабжение объектов федеральной важности в случае сетевых аварий, последствий стихийных бедствий или даже террористических атак.
Немаловажным является и вклад подобной установки в дело сокращения эмиссии парниковых газов.

Рис.4. Планируемая площадка размещения АСММ компании TVA.

Мировая гегемония

В настоящее время в США под контролем минэнерго реализуется программа по поддержке инновационных разработок в атомной отрасли (Gateway for Accelerated Innovation in Nuclear, или сокращённо GAIN).
Данная программа подразумевает организацию эффективного государственно-частного партнёрства, целью которого является предельно быстрое и экономически оправданное развитие инновационных ядерных энергетических технологий с учётом текущих рыночных реалий.
Необходимость реализации подобной инициативы связана с осознанием американским отраслевым сообществом того факта, что в мире наблюдается существенный рост спроса на ядерные энерготехнологии в то время, как позиции США в этом смысле заметно просели.
При этом эксперты отмечают, что близка точка невозврата, после прохождения которой на весьма успешной в недавнем прошлом американской атомной отрасли можно будет по сути поставить крест.
Глобальная цель GAIN заключается в том, чтобы уже к 2030 году США смогли не только существенно переоснастить свою атомную промышленность (технологическое лидерство), но и возглавить мировой ядерно-энергетический клуб для обеспечения человечества чистой энергией (руководящая миссия).

Рис.5. Стратегические цели GAIN.

От частного к общему

Финансирование частного сектора в рамках программы GAIN стартовало в 2016 году, когда восемь предприятий получили в сумме около 2 миллионов долларов на реализацию программ своих исследований.
Эти деньги пошли на предоставление малым предприятиям доступа к широкому спектру исследовательских возможностей национальных лабораторий минэнерго США и других профильных научных центров.
Планируется, что это должно помочь в деле ускорения процесса разработки и успешного внедрения самых разных инновационных разработок (Таблица 3).

Таблица 3. Разработки, финансируемые в рамках GAIN.

Комментарии от редактора:

Автор (выше):
Ряд особенностей современных энергоблоков с реакторами типа LWR препятствуют их применению для нужд министерства обороны США. Прежде всего, это относится к выдаваемой мощности, которая во много раз превышает потребность военных объектов.

Комментарий:
Интересно понять откуда автор знает о потребностях нужд обороны США? Нет, они разумеется есть, но какие? И почему скажет размещаемый в районе относительно прибрежной военной базы плавучий блок с LWR или подземный же блок с LWR не отвечают требованиям? Вполне себе отвечают. Или автор тупо перевел опус Брюса Мак-Доэулла? Так это же смешно. Свои-то мысли «автора» в этом опусе есть? Буду комментировать безотносительно к «авторству».

Автор (выше):
Площадь подобной станции занимает до 100 га, а зона аварийной защиты составляет до 10 миль. На это накладывается большая стоимость сооружения, необходимость наличия солидного источника воды рядом с площадкой размещения для охлаждения установки, необходимость наличия резервных источников питания и ограниченная возможность маневрирования (следования за нагрузкой сети).
Ну и конечно же, со стратегической точки зрения немаловажен тот факт, что такая станция легко идентифицируется с воздуха и является лёгкой целью для потенциального противника.

Комментарий:
Зона аварийной защиты? Кстати, 100 ГА это 10 на 10 Га, или 100 на 1000 метров. Всего 1 кв. км. Это совсем не много. И все-таки разговор о большой станции или о малой, но с LWR? Путаница начинается вот тут и продолжается дальше. И автор серьезно думает, что индентифицировать малую станцию сильно сложнее? С воздуха? Для чего?

Автор (выше):
Как правило, конструкция подобных энергоблоков предусматривает применение пассивных систем безопасности и значительно более низкую температуру теплоносителя, что благотворно сказывается на общей безопасности объекта. (Далее по тексту…)

Комментарий:
Более низкая температура сразу и резко снижает эффективность и к тому же ухудшает использование TW. Автор (по-видимому) не знаком с концептуальной разницей и конструкцией, а также с режимами работы и управлением малых установок. Причем именно малых LWR.
Экономика всех малых АЭС пока еще считается по принципу пол-стены-потолок. Суждения об этом и о минимизации затрат на строительство крайне противоречивы. Более того, многие авторы склоняются к тому, что на режим аналогичных затрат по сравнению с большими станциями малые выходят при строительстве группы в 6 и более реакторов на станцию.
Что касается дизайна и прочего, то в реальности можно говорить лишь именно о LWR и ЖМТ. Остальное пока далекая экзотика.

Автор (выше): о многообразии проектов, опыте и инновациях. И о прочем…

Комментарий:
Дальше нет смысла следовать тексту, поскольку в нем начинается полная каша. Весьма упрощенная позиция. Если автор говорит о военных проектах, назовем их установками специального назначения, то странно говорить об инновациях в гражданском секторе. Особенно применительно к США. Где до сих пор, кстати в отличие от России, установки специального назначения есть тайна за семью печатями. Более того, в кучу смешано все, прототипы, исследовательские, перспективные установки, умершие проекты.
Автором совершенно не представляются особенности и специфика проекта NuScale. Причем найти информацию в открытых источниках довольно легко. Кроме того, потребность воды для станции с несколькими блоками типа NuScale, огромна и не только соизмерима со однореакторной станцией равной мощности, но в проекте даже и превышает ее. Это, кстати является некоторой проблемой в переговорах.

В общем, «три с минусом» за усердие и труды. Не более того. И самому автору и переводчику. В общем, ни о чем, шлак.

Tagged with:  

(в работе)

В докладе конференции «КЯЭ-14» Перспективы развития ВМФ и использования ядерной энергетики на кораблях ВМФ [1] речь шла о модульной ядерной энергетической установке (ЯЭУ), как части проекта разведывательно-ударного атомного гидроплана «Неукротимый», выполненного в 2011-2013 гг. в инициативном порядке группой ученых, инженеров, курсантов Военного учебно-научного центра ВМФ.
Было предложено рассмотреть результаты этого проекта на государственном уровне как концепцию «Океанский прорыв», чтобы в кратчайшие сроки освоить и защитить океанский шельф, материковые склоны и океанское ложе, принадлежащие России, и обеспечить ускоренное развитие Арктического побережья России и территорий Сибири и Дальнего Востока.
Не только атомные гидропланы (АГП) представляют собой технику двойного назначения, но и модульная ЯЭУ, благодаря своей компактности, ремонтопригодности, безопасности, транспортабельности и экономичности эксплуатации, простоты утилизации и захоронения становится перспективной в целях мирного использования на транспортных судах на воздушных подушках, на судах-спасателях, плавучих атомных станциях и в качестве стационарных малых атомных электростанций (АЭС) и атомных станций теплоснабжения (АСТС). В приложении 1 [1] представлены конструктивные и инновационные решения, позволившие решить проблемы с тактико-техническими характеристиками гидроплана и его ЯЭУ.
Главной причиной, сдерживающей освоение глубин, является отсутствие компактной энергетической установки требуемой мощности и автономности. Предлагаемый проект успешно решает и эту проблему. На рис. 1. представлены внешний вид неатомной малой ПЛ «Пиранья» и проект разведывательно-ударного атомного гидроплана «Неукротимый».

Рис.1. Сравнение внешнего вида неатомной малой ПЛ «Пиранья с разведывательно-ударным атомным гидропланом «Неукротимый»

В основу модульной ЯЭУ был положен проект блочной ЯЭУ с реактором СВБР-10, (получившим название «Ангстрем»), который победил в конкурсе среди малых АЭС в 1994 г. Из этого проекта в качестве проверенных конструкций взяты гетерогенная активная зона и магнитогидродинамические насосы для прокачки теплоносителя (патент №-170095, 1991), повышающие экономичность, надежность и радиационную безопасность, и снижающие шумность установки [2].

Прямоточный прямотрубный парогенератор

Для создания модульной ЯЭУ необходимо применение прямотрубных, прямоточных парогенераторов (ПГ) без пароперегревателей, сепараторов, с внутритрубным течением жидкометаллического теплоносителя (ЖМТ), охватывающего магитогидродинамический насос (МГДН). На рис.2 представлен общий вид секции прямоточного прямотрубного ПГ. Такое решение снижает объем ППУ по сравнению с СВБР-10 в 5,7 раза, а массу в 15,9 раз (в стадии патентования).

Рис.2.

Для выполнения теплового расчета прямоточного прямотрубного парогенератора была составлена программа на языке Visual Basic (VBA), встроенного в Excel. В качестве исходных данных для гидравлического расчета прямоточного, прямотрубного парогенератора использовались величины, полученные из теплового расчета.
В результате были получены следующие теплотехнические и массогабаритные характеристики прямоточного, прямотрубного ПГ с внутритрубным течением Pb-Bi теплоносителя:
– размеры трубок (Øвн – 13 мм, Øн – 15 мм, длина трубок и ПГ 1,5 м, число трубок 1402 шт.;
– диаметры ПГ(м) внутренний Øвнпг = 0,502, наружный Øнпг = 1,073;
– тепловая мощность Q0 = 21,5 МВт, паропроизводительность ПГ при параметрах пара Р1 = 5 МПа, t1”= 264°С G0= 9,671 кг/с;
– параметры питательной воды на входе в ПГ – Р3= 5,0241 МПа, t3= 135°С
– потери давления рабочего тела в ПГ (МПа) ΔрПГ2к = 0,0241;
– параметры теплоносителя (°С) tтвх= 480, tтвых= 330;
– расход (кг/с) Gт= 1005;
– потери давления теплоносителя в ПГ (МПа) ΔрПГ1к = 0,005517;
– масса ПГ осушенного (кг) Мпго = 661,9, заполненного Мпг = 4509.

Реактивно-роторный двигатель

Следующим элементом, позволившим создать модульную ЯЭУ, стал реактивно-роторный двигатель (РРД) [3]. РРД – технологический прорыв в двигателестроении. Он содержит роторы нечетных и четных ступеней и связанные с ними торцевые генераторы левого и правого вращения. Роторы (рис. 3) выполнены по форме сверхзвуковых сопел Лаваля. Сопла расположены на дисках по окружности, а между роторами образовано кольцевое пространство. Каждое сопло Лаваля выполнено с входом и выходом на цилиндрических поверхностях соответствующего кольца и изогнуто таким образом, чтобы, сохраняя направление потока рабочего тела перпендикулярным к оси вращения, обеспечить поворот его в противоположное от входа направление.

Рис.3. Поперечные разрезы межканальных профилей ступеней и спаренных дисков РРД

В расчет заложен расход пара 2 кг/с, а в ANSYS для выбранной конфигурации сопел полученный расход составил 1,55 кг/с. РРД, сохраняя все преимущества известной турбины Юнгстрема, позволяет при меньшем в 4 раза числе ступеней, по сравнению даже с реактивной турбиной, увеличить теплоперепад за счет скачка уплотнения, срабатываемый рабочим телом, и, соответственно, увеличить внутренний КПД и надежность двигателя, существенно уменьшив его массу, габариты и стоимость.
Отсутствие рабочих лопаток и вала в РРД, наличие трансзвукового течения рабочего тела в соплах и скачка уплотнения между ступенями делает такой двигатель эффективным при любой влажности и невысоких требованиях к чистоте рабочего тела, повышает его маневренность, надежность и экономичность по сравнению с известными конструкциями паровых и газовых турбин. Расчеты РРД показали, что для расхода в 1,55 кг/с через один спаренный диск толщиной в 24 мм создается мощность 1,24 МВт, а удельная масса двигателя – 0,213 кг/кВт. Простота и эффективность конструкции РРД делает двигатель конкурентоспособным даже на начальных стадиях его реализации.

Забортный самопроточный главный конденсатор

Из представленной на рис. 4 схемы можно понять принцип действия модульной ЯЭУ. Для модульной ЯЭУ была выбрана максимально компактная конструкция забортного, самопроточного с внутритрубной конденсацией пара главного конденсатора, представляющего собой (рис. 5, 6) носовой и кормовой блоки из 4-х секций каждый, с числом трубок (Øвн – 15мм, Øн – 22мм , длина 1,5 м) в секции 840 шт. и массой трубок в секции 1274,16 кг. Суммарная масса кормового и носового забортных конденсаторов с учетом паровых труб, пароприемников и конденсатосборников составляет 18357 кг, что в 2,7 раза меньше равного по тепловой мощности титанового конденсатора с межтрубной конденсацией пара. А отказ от расположения главного конденсатора (ГК) внутри прочного корпуса ведет к резкому уменьшению МГХ ГК за счет исключения громоздких циркуляционных трасс с циркуляционными насосами и донными захлопками, составляющими до половины объема и массы корабельного главного турбозубчатого агрегата. Внутритрубная конденсация рассматриваемого ГК дает выигрыш в прочности (тубки работают на сжатие), а значительный (на порядок) рост скорости пара в трубках ведет к росту коэффициента теплоотдачи, что снижает число и длину трубок ГК. Вид сбоку ГК представлен на рис. 6.

Рис.5. Вид сзади энергетического блока. Показана только часть трубок кормовых секций ГК, крепления для легкого корпуса и двигатель кормового водомета не показаны.

Рис.6. Кормовой двигательно-движительный комплекс АГП

Двигательно-движительный комплекс

Другая прорывная технология касается двигательно-движительного комплекса (ДДК). От правильного выбора принципа действия ДДК и его схемы расположения во многом зависит эффективность движения, маневренность гидроплана, его надежность и живучесть. Повышение пропульсивных показателей водометных движителей позволит им конкурировать с винтовыми, если при этом удастся сохранить такие преимущества водометов, как пониженный уровень шумоизлучения и вибраций, и убрать такие недостатки гребных винтов, как волнообразования (выброс вращающейся струи), незащищенность рабочего органа движителя ото льда и других плавающих объектов, и низкие маневренные качества. Проведенные исследования [4,5] по повышению пропульсивных качеств водометов показали, что они вполне способны конкурировать с винтовыми движителями. Достигается это путем отбора жидкости из пограничного слоя через щелевые отверстия по периметру АГП, расположенное, как это показано на рис 6, нормально к набегающему потоку на стыке горизонтального участка корпуса и кормового подзора, имеющего угол наклона ψ = 12–13,5°.

Предлагаемый способ отбора жидкости приводит к перераспределению гидродинамического давления по наружной поверхности АГП, созданию подъемной силы Жуковского, действующей в направлении движения, к уменьшению толщины пограничного слоя и общего сопротивления АГП. По виброакустическим параметрам предложенное устройство также обладает рядом преимуществ по сравнению с винтовым движителем, а именно, осевой насос, расположенный внутри обтекателя, и его рабочее колесо закреплено на валу между двумя опорными подшипниками, поэтому уровень вибраций ниже, чем у гребного винта. Кроме этого, в водоводе движителя может быть размещено шумопоглощающее устройство, что для гребных винтов не осуществимо. Использование в осевом насосе лабиринтового уплотнения позволит расширить диапазон частот вращения насоса в безкавитационном режиме, который с ростом глубины плавания исключается вообще.

Поскольку предлагается использовать осевой насос, то в этом случае можно существенно увеличить частоту вращения вала и осуществить безредукторную передачу энергии от двигателя к движителю. А для гидроплана получить значительный выигрыш не только за счет размеров главного упорного подшипника, но, главным образом, за счет МГХ гребных электродвигателей, которые должны быть погружными двигателями переменного тока [6] с частотой вращения 50 об/с. Как показали исследования, предложенная компоновка позволяет повысить также гидродинамическую эффективность движителя за счет специальных устройств, размещаемых в водоводе, а именно вихрегенераторов.

Тепловой аккумулятор – биологическая защита

Следующей важнейшей инновацией, дающей преимущества модульной ЯЭУ, является применение теплового аккумулятора – биологической защиты (ТА-БЗ), который исключает применение АБ – 162,9 т, ДГ- 13,7 т, обратимых преобразователей – 24 т, железоводной защиты – 350 т. Только по этой причине на 627,9 т снижается масса, повышается надежность, экономичность ЯЭУ, и обеспечивается форсажный режим движения АГП: 41 узел в течение 72 мин; а при сброшенной аварийной защите АГП на скорости экономхода (10 уз) может двигаться в течение 11 ч. 19 мин. Компактность БЗ и всей установки обеспечивается принципами совмещения в одном элементе нескольких свойств и подбора наилучшего материала. В качестве поглотителя нейтронов используется фториcтый литий с высокой поглощающей способностью – 71 барн, температурой плавления – 870 °С, представляющий собой порошкообразный химически пассивный материал с небольшой плотностью 2,6 г/см3, высокой теплоемкостью Ср= 58,67 Дж/моль∙К (при 700°С) и хорошей теплопроводностью 14,2 Вт/(м∙К) (при 26 оС). Суммарная масса ТА-БЗ составила 35,42 т, из которых 27,38 т – масса фторида лития, а 8,04 т – суммарная масса термоэлектрических нагревателей и резервных парогенераторов. Суммарная масса всей МЯЭУ составила 116 т [17].

Преимущества МЯЭУ

Предложенные конструктивные решения позволят МЯЭУ приобрести модульность, высокую ремонтопригодность, на порядок более низкую удельную массу по сравнению с существовавшими и строящимися СВБР, возможность надежной работы на глубине до 5000 м.
В АГП применена единая корабельная электро-энергетической система напряжением генерирования 690 В и частотой генерирования 200 Гц с мощными статическими преобразователями электрического тока из переменного в постоянный и, наоборот, с регулируемым напряжением и частотой тока, дающая заметный выигрыш в МГХ всей ЯЭУ.
МЯЭУ на промежуточных режимах имеет максимальную, по сравнению с существующими корабельными установками, экономичность. Скорость экономхода составила 10 уз., а расход энергозапаса на милю пройденного пути qэх= 0, 32 МВт∙ч/миля.
Благодаря таким преимуществам МЯЭУ значительно превосходит ближайший свой аналог энергетической установки с СВБР-10. Она может транспортироваться не только железнодорожным, но и автомобильным транспортом. Модульная ЯЭУ с СВБР, РРД и ТА-БЗ открывает путь развитию малой атомной энергетики в районах с неразвитой инфраструктурой, как самая транспортабельная, экономичная и легко выводимая из жизненного цикла атомная станция. В этом убеждает сравнение, представленное на схеме рис. 7.

Рис.7. Сравнение СВБР-10 и модульной ЯЭУ с реактивно-роторными двигателями, ТА -БЗ и объемов строительно-монтажных работ на их сооружение

МЯЭУ более перспективна для применения на плавучих АЭС. Как показано на рис. 8, модульная ЯЭУ с реактивно-роторными двигателями и ТА-БЗ с точки зрения стоимости постройки, оборудования стоянки и возможностей использования имеет очевидные преимущества.

Рис.8. Сравнение СВБР-10 (проект ФГУП «Гидропресс») и модульной ЯЭУ с реактивно-роторными двигателями и ТА-БЗ (проект ВУНЦ ВМФ) и объемов строительно-монтажных работ на их сооружение

Суда на воздушной подушке

Многообразие вариантов использования судов на воздушной подушке (СВП) в транспортной системе страны и специфические особенности решения транспортных проблем в труднодоступных районах Севера, Северо-Востока и Сибири обусловливают необходимость использования СВП для оперативной доставки небольших партий грузов, особенно в межнавигационный период.

В пользу такого подхода свидетельствуют не только зарубежный опыт доставки грузов с помощью СВП, но и огромные северные и северо-восточные территории нашей страны [19], еще со времен М.В.Ломоносова стремящиеся прирастить могущество России. Большую заинтересованность в этом вопросе проявил Фонд перспективных исследований РФ, заключивший соглашение о сотрудничестве с Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академией им. А.Л.Штиглица в решении проблем развития отечественных СВП.

Суда на воздушной подушке, имея большую скорость (~50 км/ч) передвижения по льду, бездорожью, смогут успешно заменить (или дополнить) ледоколы на Северном морском пути, в случае необходимости быстрой доставки грузов. Они особенно незаменимы, когда толщина морского и океанического льда превышает 2 метра. СВП также незаменимы на реках Сибири, когда те мелеют после ледохода или покрыты льдом. У некоторых северных рек протяженность навигационного периода составляет всего 20-25 дней в году [19]. Однако невозможность иметь на борту такого судна большое количество топлива существенно ограничивает дальность его перехода. Учитывая протяжённость Севморпути, и необходимость доставки грузов вглубь Сибири по рекам, особенно в межнавигационный период, предлагается в качестве главной энергетической установки судна на воздушной подушке использовать модульную ядерную энергетическую установку [20]. Особенности размещения МЯЭУ и конденсации пара на атомном СВП показаны на рис. 9.

Рис.9. Особенности размещения модульной ЯЭУ в судне на воздушной подушке

ЯЭУ для спасательных судов

Многообразие вариантов использования корабельных энергетических установок практически всегда приводило проектантов к мысли, что наилучшим видом энергетической установки для спасательных судов является дизельная или дизель-электрическая энергоустановка. Традиционно принято считать, что это самый экономичный и лёгкий вид установок, наиболее пригодный для судов небольшого водоизмещения, и, конечно, уж никак не ЯЭУ, традиционно считающаяся тяжёлой.

В пользу такого подхода к проектированию ЭУ для спасательных судов говорит многолетний опыт не только России, но и других странах. Но, как показано в [21, в качестве ГЭУ спасательного судна можно использовать МЯЭУ, представленную в данной статье. Отличаться она будет только конструкция и размещением секций забортного конденсатора. На рис. 10 показаны особенности размещения одной из секций ЗГК. В отличие от АГП и АСВП секции ГК предлагается размещать побортно под ватерлинией с организацией самопротока и естественной циркуляции при стоянке или даже при движении задним ходом.

Рис.10. Вид сбоку нижнего ряда верхней секции забортного конденсатора правого борта

Компактность, надежность и безопасность МЯЭУ открывает огромные перспективы ее использования в Вооруженных силах, на транспорте, в энергетике России.

 

116. День Рождения К-3

On September 24, 2017, in ВМФ, Разное, by admin

День в истории: 24 сентября 1955 г. на заводе № 402 в Молотовске (Северном машиностроительном предприятии, г. Северодвинск) состоялась церемония закладки первой отечественной атомной подводной лодки К-3 («Ленинский комсомол»).

Источник: “Штурм глубины” (группа ВК)

От редактора: Экипаж этого парохода жил этажом ниже нас в казарме, в Гремихе. Но в то время пароход уже готовился на вывод из “линии”. Рад, что правильное решение принято. Не каждый пароход заслуживает стать музеем, но этот точно должен им быть.