Исполинский, светящийся изнутри пароводяной купол взлетел в небо над бухтой губы Черная, на несколько секунд застыл и с грохотом осел в море, утянув за собой в пучину небольшой военный флот. В минувший вторник исполнилось ровно 60 лет со дня испытаний первой советской ядерной торпеды Т-5. Выпущенный с подводной лодки С-144 боеприпас прошел десять километров и сдетонировал на 35-метровой глубине, уничтожив два эсминца, две субмарины и два тральщика. Мощность взрыва достигла десяти килотонн.
Созданием ядерной торпеды в СССР озадачились почти сразу после испытаний первой атомной бомбы в 1949-м. Как основные средства доставки мощного ядерного боезаряда на территорию США в те годы рассматривались дальние бомбардировщики и ракеты, но первые были уязвимы для ПВО, а вторые находились на зачаточном уровне развития и надежностью не отличались.
Подлодки — другое дело. Они отлично проявили себя во Второй мировой войне, могли скрытно подобраться к вражеским берегам и нанести мощный опустошительный удар по инфраструктуре и портам. Многие советские подводники на тот момент имели отличный опыт войны на море и идеально подходили для решения таких стратегических задач.
Пожалуй, самым амбициозным проектом в истории отечественного ВМФ стала гигантская торпеда Т-15 с атомным боевым отделением, которой занялись в начале 1950-х. Суперторпедой калибра 1550 мм, массой 40 тонн и длиной более 20 метров планировалось вооружить атомные субмарины проекта 627, спроектированные специально для нее. Удары предполагалось наносить по стратегическим береговым объектам США, таким как морские порты, базы и крупные прибрежные города.
Работы по торпеде велись параллельно с испытаниями первой в мире водородной бомбы РДС-6, которую взорвали в августе 1952-го. Через два года утвердили технический проект атомной торпеды и ее носителя, впервые допустив к секретной информации моряков. Флот на всю эту историю отреагировал безрадостно — гигантский торпедный аппарат занимал пятую часть всей лодки и фактически превращал ее в “оружие одного выстрела”. Кроме того, появились обоснованные вопросы к дальнобойности и скорости торпеды, которые оставляли желать лучшего.
По этим и другим причинам в “железе” подводное оружие возмездия так и не сделали, переключившись на более скромную парогазовую 533-миллиметровую торпеду Т-5 с тактическим ядерным боезарядом РДС-9. Такой калибр для ВМФ был более привычен и позволял заряжать Т-5 в штатные аппараты субмарин.
В сентябре 1955-го на Новой Земле провели испытания боевого зарядного отделения Т-5 (см. материал 122.1). СССР впервые осуществил подводный ядерный взрыв. Заряд для торпеды опустили в воду с тральщика и подорвали на глубине 12 метров, при этом мощность составила около трех килотонн в тротиловом эквиваленте.
Спустя два года, 10 октября 1957-го, снаряженной торпедой из кормового аппарата выстрелила подводная лодка проекта 613 С-144 под командованием капитана 1-го ранга Лазарева. Взрывом потопило четыре надводных корабля-мишени и две списанные подлодки. Испытания нового оружия признали успешными, и в 1958-м его передали в ВМФ.
Т-5 стояла на вооружении до появления автономных специальных боевых зарядных отделений (АСБЗО), позволяющих при необходимости “упаковать” 20-килотонную термоядерную начинку в обычные серийные изделия. Первые стандартные 533-миллиметровые торпеды с АСБЗО начали поступать на флот уже в 1960 году.
Примечательно, что спустя несколько лет, после испытаний на Новой Земле знаменитой “Царь-бомбы” мощностью более 50 мегатонн в октябре 1961-го, идею создания сверхмощной термоядерной торпеды высказал академик Андрей Сахаров:
“После испытания “большого” изделия меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить), то есть в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водопаровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния несколько сот километров должны стать порты противника”.
Академик предлагал создать сверхторпеду мощностью 100 мегатонн в прочном корпусе, способную прорываться сквозь минные поля и сети прибрежных заграждений.

Тема сверхмощных ядерных торпед всколыхнула мировую общественность в конце 2015 года, когда на совещании в сочинской резиденции президента России Владимира Путина в объективы телекамер попал слайд с информацией о новом секретном оружии — комплексе “Статус-6” (см. серию материалов 79). Скриншот с описанием этой системы был мгновенно растиражирован в десятках российских и зарубежных СМИ.
На слайде угадывались силуэты атомных подлодок специального назначения “Белгород” и “Хабаровск”, оборудованных стыковочными узлами на днище и способных нести глубоководные аппараты. В центре схемы была размещена огромная торпеда с невероятными характеристиками: дальность 10 тысяч километров, глубина погружения 1000 метров, максимальная скорость — до 100 узлов.
Из описания проекта следовало, что система предназначена для нанесения гарантированно неприемлемого ущерба противнику путем создания зон обширного радиоактивного загрязнения на побережье, непригодных для жизнедеятельности человека в течение длительного времени. СМИ выдвигали предположения, что таких тотальных последствий можно добиться только одним способом — “грязным” взрывом так называемой кобальтовой бомбы.
В конце 2016 года издание Popular Mechanics со ссылкой на источники в Пентагоне сообщило о подтвердившемся факте испытаний “Статуса-6” и назвало это “очень плохой новостью”. По данным американской разведки, суперторпеда была запущена с подлодки специального назначения Б-90 “Саров”.
По мнению американцев, в случае глобального конфликта носитель способен доставить к побережью США термоядерный боезаряд мощностью до 100 мегатонн и вызывать цунами, которое смоет в океан всю прибрежную инфраструктуру вместе с авианосцами, оборонными заводами и целыми городами. О самом испытании и о том, на какой стадии программа “Статус-6” может находиться сегодня, информация в открытых источниках на данный момент отсутствует.

По материалам: РИА Новости https://ria.ru/defense_safety/20171010/1506574658.html

К 85-летию со дня рождения Г.Н.Чернышёва

Л. А. Самаркин, ФГУП «СПМБМ «Малахит»

Выдающееся место в истории отечественного атомного подводного флота принадлежит Генеральному конструктору Георгию Николаевичу Чернышёву. По его проектам 671, 671 РТ, 671 РТМ и 971, хорошо известным морякам-подводникам, в 1967-2001 гг. было построено и сдано Во­енно-Морскому флоту более 60-ти многоцелевых атомных подводных ло­док.
Георгий Николаевич родился 23 августа 1919 г. в г. Николаеве. По­сле окончания в 1943 г. Николаевского кораблестроительного института был направлен на работу в ЦКБ-18 (ныне ЦКБ МТ «Рубин»). С этого вре­мени все отпущенные ему 54 года работы были отданы созданию подвод­ного флота страны. 1943-1948 гг. Г.Н.Чернышёв работал в ЦКБ-18 над послевоенными проектами дизель-электрических подводных лодок. В группе специалистов был командирован в Германию для сбора и изучения материалов по немецким газотурбинным подводным лодкам, а затем (1948-1953 гг.) тру­дился над аналогичной отечественной ПЛ (проект 617) во вновь созданном Специаль­ном конструкторском бюро № 143. Внёс ряд усовершенство­ваний в конструкции и системы корабля, прошёл путь от инженера-конст­руктора до заместителя начальника отдела.
В сентябре 1952 г. Г.Н.Чернышёв в составе небольшой группы спе­циалистов СКБ-143 под руководством В.Н.Перегудова и под научным ру­ководством академика А.П.Александрова работал на территории Института атомной энергии (ИАЭ) имени И.В.Курчатова (Москва) над решением проблемы создания атомной подводной лодки на базе ядерной паропроизводящей установки главного конструктора Н.А.Доллежаля.
В 1953-1956 гг. в реорганизованном СКБ-143 в должности заместителя начальника отдела главной механической установки он принимает ак­тивное участие в создании паротурбинной установки большой мощности для первой отечественной АПЛ проекта 627. За эту работу Г.Н.Чернышёв награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Творческие способности, широкий кругозор и стремление к поиску нетрадиционных решений открыли Г.Н.Чернышёву дорогу к новому про­ектированию. С ноября 1956 г. в должности заместителя главного конст­руктора он участвует в разработке АПЛ проекта 639 с баллистическими ракетами большой дальности системы М.К.Янгеля. В 1957 г. был успешно завершён эскизный проект, но из-за прекращения работ по ракетному ком­плексу в 1958 г. были прекращены работы и по проекту подводной лодки. Между тем в проекте 639 были глубоко проработаны принципиально важ­ные для подводного кораблестроения вопросы: переход на переменный ток в силовой сети корабля, повышение параметров в системе ВВД (воздух высокого давления), создание новой высокопрочной стали и переход на большие диаметры прочного корпуса и целый ряд других. Более того, Г.Н.Чернышёвым был проработан и представлен вариант АПЛ с увеличенным числом тяжёлых баллистиче­ских ракет (против 3-х заданных) и показано, что при предлагаемых про­стых проектных решениях число ракет может быть значительно увеличено.
Указанные наработки вместе с другими проектными и инициатив­ными предложениями были использованы в конкурсных предложениях по АПЛ второго поколения. По итогам конкурса СКБ-143 заняло первое ме­сто. В соответствии с принятой специализацией СКБ-143 было поручено проектирование противолодочной подводной лодки проекта 671, и Георгий Николаевич был назначен главным конструктором этого проекта.

В результате напряженной работы головная подводная лодка проекта 671 в 1967 г. вступила в строй. Трудно переоценить значение этого корабля в отечественном подводном кораблестроении. Был создан принципиально новый архитектур­ный тип одновальной АПЛ с осесимметричной формой корпуса, с опти­мальными по пропульсивным качествам удлинением корабля и его обво­дами, с развитым крестообразным кормовым оперением, которое обеспечивало устойчивость движения на рекордной для того времени скорости (ок. 34-х узлов) и, в то же время, с помощью рулей, работающих как закрылки кормовых стабилизаторов, обеспечивало кораблю исключительно высокую маневренность.
Такой форме отвечали и осуществленные в проекте решения: пере­ход на увеличенные диаметры прочного корпуса и ставшие классическими компоновки современной гидроаккустики с торпедным оружием в носовой оконечности и одновальной ГТЗА с автономными турбо-генераторами в одном отсеке. Получению высоких тактико-технических характеристик (ТТХ) способствовала жёсткая борьба за мини­мальное водоизмещение, что обеспечило в дальнейшем создание моди­фикаций проекта и строительство их на внутренних заводах. Задуманная как противолодочная, подводная лодка превратилась в многоцелевую с торпедным вооружением. Затем в процессе строитель­ства появились и ракеты, стартующие из торпедных аппаратов (комплекс «Вьюга»).
За создание АПЛ проекта 671 Г.Н.Чернышёву было присвоено зва­ние Героя Социалистического труда. Прогрессивные проектные решения и полученные высокие ТТХ яви­лись хорошей основой для модификаций проекта с целью дальнейшего по­вышения его военно-экономической эффективности.
Через пять лет в 1972 г. флоту был сдан головной корабль проекта 671 РТ – с увеличенным торпедным вооружением и установкой новых дальноходных торпед 650-мм калибра, с блочной компоновкой ПТУ, со сниженной шумностью. За эту работу Г.Н.Чернышёв был удостоен звания лауреата Государственной премии. В это же время под руководством Г.Н.Чернышёва велись инициатив­ные работы по дальнейшему развитию базового проекта. Был предложен проект 671 РТМ, головной корабль этого проекта был сдан флоту в 1976 г.
На подводной лодке пр. 671 РТМ были установлены головные образ­цы радиоэлектронного вооружения (гидроакустика, навигация, БИУС), создаваемые для проектов третьего поколения, снижена шумность, учтен опыт эксплуатации АПЛ проектов 671 и 671 РТ. Впервые на ней появились неакустические средства обнаружения ПЛ и высокоточное ракетное ору­жие для нанесения ударов по территории вероятного противника. Тактико­-технические характеристики кораблей этого проекта, названного «Щукой», были столь высоки, что они строились огромной серией (26 единиц) на двух заводах: Адмиралтейском в Ленинграде и им. Ленинского комсомола в Косомольске-на-Амуре, а последний корабль был сдан в 1992 г. – че­рез 8 лет после сдачи многоцелевых АПЛ 3-го поколения (проекты 945 и 971). За создание проекта 671 РТМ Г.Н.Чернышёв был награжден орденом Ленина. Подводные лодки проектов 671, 671 РТ и 671 РТМ (всего 48 единиц) стали безотказными «рабочими лошадками», которые всегда возвращались к своим берегам.

В 1974 г. Г.Н.Чернышёв назначается начальником – главным кон­структором Союзного проектно-монтажного бюро машиностроения «Ма­лахит», объединившего коллективы СКБ-143 (СПМБМ) и ЦКБ-16 (ЦПБ «Волна»). Под его руководством ведутся проработки многоцелевой АПЛ 3-его поколения со стальным корпусом. В 1976 г. был представлен со­кращенный эскизный проект этого корабля, которому был присвоен номер 971. Головная АПЛ пр. 971 прошла испытания в 1984 г. В этом же году Г.Н.Чернышёву присваивается звание Генерального конструктора.
Строительство АПЛ проекта 971 разворачивается на заводах в Комсомольске-на-Амуре и в Северодвинске. Освободившись в 1986 г. от должности начальника бюро и главного конструктора проектов 671, 671 РТ и 671 РТМ, все свои усилия Георгий Николаевич сосредотачивает на совершен­ствовании строящихся многоцелевых АПЛ проекта 971. Проект 971, как и проект 671, занимает особое место в творческой биографии Г.Н.Чернышёва – снова создается «базовая» многоцелевая АПЛ с оптимальными характеристиками и большими модернизационными возможностями. Но главным в этом проекте были исключительно низкие уровни акустического поля и установка нового значительно более эффективного гидроакустического комплекса.

Георгий Николаевич упорно и целеустремленно шёл к достижению пари­тета с США во взаимном обнаружении АПЛ. Он складывается из трех основных составляющих: собственной шумности АПЛ, потенциала её гидроакстического комплекса и корабельных помех работе ГАК. Мно­голетняя гонка за этим убегающим призраком достигла успешного фи­ниша постройкой серийных ПЛ проекта 971. Был завершён огромный труд, с учетом предложений институтов и Заказчика, найдены и реализованы нетрадиционные конструктивные решения.
Уже испытания головного корабля проекта 971 показали, что мы вы­ходим на уровень лучших зарубежных аналогов, а дальнейшее совершен­ствование серийных кораблей закрепило этот успех. В последних кораблях серии было достигнуто превосходство над усовершенствованными лодка­ми типа «Лос-Анджелес» и, по мнению зарубежных специалистов, уровень скрытности нашх кораблей приблизился к таковому у американской много­целевой АПЛ 4-го поколения «Сивульф».

Так закончилась многолетняя трудная борьба за лик­видацию нашего отставания в важнейшей характеристике подводной лод­ки – её скрытности. И вклад Георгия Николаевича в решение этой государственной проблемы невозможно переоценить. За этот проект Г.Н.Чернышёв был удостоен звания Лауреата Государственной премии РФ.
Личностные качества Г.Н.Чернышёва как главного конструктора и как человека являются важнейшим фактором, определившим успех разви­тия АПЛ из противолодочных с торпедным вооружением в многоцелевые с торпедо­ракетным оружием и высокими ТТХ. Речь идет не только о бремени огромной ответственности главного конструктора за все решения, принятые в проекте, не только о том, что под всеми документами по передаче ВМФ каждой построенной по его проектам АПЛ стоит его подпись. Это талант конструктора, помноженный на огромное трудолюбие и чув­ство ответственности, способность внимательно и вдумчиво анализировать множество вариантов и выбирать нужный. Как дирижёр огромного оркест­ра при помощи различных инструментов создаёт ярко и гармонично звучащее произ­ведение, так и Г.Н.Чернышёв создавал свои стремительные и элегантные корабли. Он был терпим к оппонентам и обладал прекрасным чувством юмора. За 40 лет ему частенько приходилось доказывать свою правоту, спорить, настаивать, уговаривать. И чаще всего он добивался нужного решения.
В нём жило вечное стремление повысить эффективность своих ко­раблей не только в период их проектирования, но и в процессе строительства. Так было с образцами торпедо-ракетного оружия, с акусти­ческими и неакустическими средствами обнаружения. Все самые совер­шенные изделия начинали свою жизнь с его кораблей. Так было с его наи­более «многоцелевыми» проектами – 671 РТМ и 971. Они родились вне «плана», родились из инициативных предложений главного конструктора.
Но за постоянным стремлением к повышению эффективности кораблей и внедрению нового ощущалось умение твердо стоять на земле. Были смелые решения, но не было ошибок. Георгий Николаевич был разумным, рас­судительным человеком и понимал, что флоту нужен не только эффективный, но и надежный корабль, и нужен этот корабль своевременно. Чернышёв с большим уважением относился к морякам-подводникам, ценил их опыт и знания, был внимателен к предложениям флота.

Георгий Николаевич Чернышёв скончался в 1997 г. В последние годы своей жизни он много внимания уделял развитию на­учно-технического потенциала АПЛ многоцелевого назначения. А исход­ные позиции для дальнейшего совершенствования АПЛ проекта 971 были даже лучше, чем у проекта 671 в своё время. Беспокоило его сохране­ние этого класса кораб­лей в составе ВМФ в создавшейся тяжёлой экономической обстановке. Г.Н.Чернышёв считал, что многоцелевые АПЛ в со­ставе российского флота приобретают исключительно большое значение. Его обращение к руководству ВМФ и Министерству обороны по этому вопросу воспринима­лись с пониманием. Но практических шагов для предотвращения катаст­рофического уменьшения многоцелевых лодок в составе ВМФ предприня­то не было.

Будем надеяться, что угроза нашей безопасности, которая безусловно существует, заставит обратить самое серьезное внимание на развитие этого класса кораблей.

Источник: Сайт ProAtom 02/10/2017

От редактора: “К слову, 671 РТМ был моим первым “родным” кораблем, с которым я познакомился детально. Я облазил его “от киля до клотика”, побывал везде, спал в шпациях. Отличный пароход. Это было понятно. Не без недочетов, но отличный. Закономерным развитием идеи стало появление 971 проектов, которые и сегодня можно назвать одними из лучших кораблей в классе. Если не лучшими. Подождем полной серии 885-го”.

Первая атомная подводная лодка построенная в СССР, К-3 вернулась на завод для ремонта и переоборудования в музей. С момента, как подлодка “Ленинский Комсомол” зашла в бухту Кут прошло 12 лет. И все это время коллектив завода и ВМФ боролись за судьбу этого корабля. Сейчас можно говорить о том, что первый этап по превращению первой советской АПЛ пройден. Заводом выполнены сложные работы по конвертированию корабля и несколько дней назад легендарная субмарина спущена на воду. Вывод корабля из дока складывался не совсем гладко, что увеличило время проведения операции, но никак не повлияло на исход. К концу рабочего дня К-3 была переведена на заводскую акваторию и ошвартована у плавпирса.

Источник: группа “Подводные Лодки России” (ВК)

Недавно высказал свою точку зрения на развитие АЭУ специального назначения в комментарии на некий пост. Удалили мгновенно и пост и комментарий. Видимо это остается большим секретом. Но так как я не обременен подписками и полагаюсь лишь на собственные знания и анализ ситуации… И тем не менее, если бы я получил задание на проектирование, на какие вопросы прежде всего надо ответить при рассмотрении возможного девайса:
1. Глубина размещения?
– Ну к примеру можно принять за 1,000 метров. Такие глубины обследовать уже очень трудно.
2. Долгосрочное “хранение”. Будет обрастать ли нет? А также: Будет “заиливаться” или погружаться в песок?
– Видимо целесообразно монтировать на платформе, хотя это увеличивает возможность обнаружения. Тогда маскировать под скалу или размещать в расщелинах. Но на единой платформе можно размещать не одно устройство. И аккумуляторы можно держать на на устройстве, а отстреливать с платформой.
3. Корпус не прочный?
– Разумеется разгруженный, материал титан или даже алюминий.
4. Тип реактора? Конструкция установки?
– Ой-ой-ой. Очевидно, что электродвижение и “быстрый”. Подруливающие в комбинации с рулями.
5. Дальность?
– Наверное около 2,000 км.
6. Скорость?
– Наверное около 100 км/час, в узлы пересчитывать на буду. Соответственно ЭУ должна работать максимум 25 часов
7. Скрытность?
– Во всяком случае ГАС должна быть.
8. “Грузоподъемность”?
– Наверное до полутора тонн “гамбургеров и кока-колы”
9. Размеры?
– 2… 2.5 м диаметр с относительным удлинением 8… 10.
10. Требуемая мощность ЯР?

Tagged with:  

108. Атомная батарейка

On June 24, 2017, in Разное, by admin

От редактора: Вот появилась интересная информация. На первый взгляд, ничего особенного. Но лишь на первый. Присоедините это сообщение к постам по теме 76 в нашем блоге. И разговор здесь даже не о размерах и вольтаже, а именно о сроке службы и о принципе работы.

(фото)

Круглое в середине – собственно бетавольтаический элемент, а остальное подставка. Слева в кюветах лежат собственно диоды с альмазным полупроводником – преобразователи потока бета излучения.

В СМИ неоправданно много ажиотажа возникло вокруг “ядерной батарейки” – прототипа бетавольтаичного источника на основе Ni-63. Хотя с технической стороны изделие довольно интересное. Источник бета-электронов из 30 миликюри никеля 63 на нержавейке размером примерно в квадратный сантиметр прижат к диоду из алмазного полупроводника. КПД преобразования около 9% (выше, чем для кремния, где получается 4-6%), мощность 1 микроватт. Мой сцинциляционный дозиметр (Atom Fast), положенный на батарейку скорее ничего не видел, чем видел (15-18 мкР/ч) – бета-излучение, понятно, поглощается все внутри, а вот тормозной рентген, по идее должен быть, но видно, слишком малая энергия фотонов и относительно небольшой общий поток сливаются с фоном.

В целом пока перспективы применения туманные – интерес со стороны производителей кардиостимуляторов есть, но на уровне поговорить и посмотреть. В целом такие источники обладают предельной удельной мощностью порядка 100 мкВт на кубический сантиметр, если заполнить блок АЭС полностью такими таблетками, то получится что-то около 20 мегаватт.

Источник: http://tnenergy.livejournal.com/110137.html

Tagged with:  

(в работе)

ОКР Скиф – KANYON Необитаемый подводный аппарат (“роботизированное подводное средство” лодочного базирования). Головное КБ по теме ОКР “Скиф” – ЦКБ МТ “Рубин” (г.Санкт-Петербург), разработчик “изделия” или пускового устройства – ГРЦ им. Макеева (г.Миасс). Первоначальные работы по теме НИР “Спилит” удачно проведены отделом №118 ГРЦ Макеева совместно с ленинградскими КБ подводного судостроения “Рубин” в 1988-1990 г.г. После проведения конкурса в начале 1990-х годов ГРЦ начинает полномасштабную разработку ОКР “Скиф” по заказу Министерства обороны России. В конце 1990-х годов ГРЦ по предложению ЦКБ МТ “Рубин” должен был стать головной организацией по созданию и изделия и комплекса “Скиф”, но это предложение не было утверждено и головным КБ (вероятно) стало ЦКБ МТ “Рубин”. Главный конструктор направления в ГРЦ Макеева – А.П.Шальнев.
Выпуск конструкторской документации начат в 2005 г. (вероятно завершен в 2008 г.) В то же время начато и производство опытных образцов по теме “Скиф”. В 2007-2009 г.г. в ГРЦ Макеева проводятся испытания узлов и агрегатов по теме ОКР на вакуумно-динамическом стенде. В 2008 г. проведены испытания на прочность узлов, испытания в моделирующий гидродинамические нагрузки установке и функциональные испытания.
Первые успешные испытания прототипов по теме ОКР “Скиф” проведены стартом изделия-прототипа в октябре 2008 г. Испытания изделий-прототипов ведется с опытовой ПЛ Б-90 “Саров” пр.20120 с привлечением спасательного судна “Звездочка” пр.20180 со специальной баржей плавучего испытательного комплекса пр.20210 (ПИК). Так же, вероятно, испытания изедий-прототипов возможны с использованием ПИК и спасательного судна “Звездочка” без привлечения ПЛ Б-90 “Саров”.
По западным оценкам от испытаний прототипа до боевого образца системы KANYON пройдет еще несколько лет. Назначение изделия создаваемого в рамках ОКР “Скиф”:
– По версии, озвученной “Известиями”, ведется разработка ракеты, выгружаемой под водой из подводной лодки и находящейся в режиме ожидания команды на старт на дне моря.
– Одна из версий – разработка транспортно-пускового контейнера для обеспечения пуска крылатых и/или баллистических ракет с большой глубины.
– Одна из первых версий – подводный снаряд с ракетным двигателем, проходящий некоторый путь до цели под водой с последующим пуском крылатой ракеты средней дальности (500-2000 км) по наземной цели.
– 26.12.2014г. в СМИ появилась информация об испытаниях на ПЛ “Саров” робототехнических средств нового поколения, которые предназначены в том числе для уничтожения АУГ противника. Разработка средств завершится к 2016 г. (источник, источник).
– 08.09.2015 г. в западных СМИ появилась информация о разработке в России необитаемого подводного аппарата KANYON, оснащенного ядерной боеголовкой мегатонного класса и предназначенного для уничтожения прибрежных целей, военно-морских баз и портов (источник). Обсуждается и множество других вариантов возможного назначения изделия – достоверных версий на текущий момент нет. Судя по отрывочным данным об энергетической установке изделия, назначение единственное (прим. Редактора).

Пусковая установка:
Пуск изделия вероятней всего производится через специальную пусковую установку оригинальной конструкции, размещенную в носовой части опытовой ПЛ “Саров” пр.20120. Возможно, пусковая установка является многозарядной револьверного типа. Работу пусковой установки обеспечивает дополнительный источник энергии. Проведение испытаний изделия:
В испытаниях изделия по теме ОКР “Скиф” задействуется так же спасательное буксирное судно “Звездочка” пр.20180 со специальной баржей плавучего испытательного комплекса пр.20210 (ПИК). На барже ПИК над сквозным колодцем устанавливается специальный захват для подъема предметов со дна. Предположительно после проведения испытания изделие оказывается на дне, над ним позиционируется ПИК и с помощью спасательного судна “Звездочка” осуществляется позиционирование захвата, захват изделия и подъем под ПИК (или в ПИК) с последующей транспортировкой на базу без подъема изделия над поверхностью воды с целью маскировки. Система управления и наведение: т.к. природа изделия пока не ясна, то строить предположения пока рано. В 2010 г. ГРЦ Макеева велись работы по отладке электронных узлов аппаратуры по теме “Скиф” (см. Годовой отчет по результатам…). Позже в 2012 г. ОАО ВНИИРА (НИИ радиоэлектронной аппаратуры) были выполнены инвестиционные вложения в оборудование для работ в рамках темы ОКР “Скиф”.
Двигатели – предположительно или ракетный двигатель (РДТТ или ЖРД) или водометный (?) (KANYON, согласно иллюстрации источника). Водометный движитель подразумевает источник энергии (прим. Редактора).

ТТХ аппарата:
Длина – ок.16,8 м
Диаметр – не менее 2 м*
Тип БЧ:
По западным оценкам мощность термоядерной БЧ НПА KANYON составляет “десятки” мегатонн (источник)*.
Оборудование:
По оценке иллюстрации западного источника аппарат может оснащаться активными средствами гидроакустического противодействия в носовых пусковых установках.
Носители:
– ПЛ пр.20120 Б-90 “Саров” – является опытовой подводной лодкой с которой проводятся испытания изделия, созданного в рамках работ по теме ОКР “Скиф”.- ПИК пр.20210 – плавучий испытательный комплекс – вероятно, так же может производить пуски изделия с целью испытаний. Так же используется для подъема изделий после испытаний с ПЛ Б-90 “Саров” пр.20120
Состояние проекта (СССР/Россия):
– 2008 г. октябрь – по информации источников состоялся первый успешный пуск изделия по теме ОКР “Скиф” с ПЛ Б-90 “Саров”.
– 2009 г. октябрь – ПЛ Б-90 “Саров” пр.20120 совершила выход в Белое море. Вероятно, для проведения испытаний в рамках ОКР “Скиф”. 2012 г. 29 октября – ПЛ Б-90 “Саров” вышла в море на испытания.
– 2013 г. 21 мая – “Известия” сообщают, что в конце мая – июне 2013 г. в Белом море с борта ПЛ Б-90 “Саров” пройдет испытание ракетной системы “Скиф” с подводным стартом баллистической ракеты***.
– 2015 г. 08 сентября – первое упоминание проекта необитаемого подводного аппарата KANYON в открытой западной прессе. Р.Х.

Примечания редактора:
* Скорее всего чуть побольше, с относительным удлинением порядка 9…10 диаметров корпуса. На наш взгляд скорее 2 метра диаметр и 20 метром длины.
** Это вряд-ли, но блок Мегатонной мощности, вполне может быть.
*** Все-таки похоже на смешение понятий новой баллистической ракеты и подводного необитаемого аппарата (ПА), как средства доставки боевой части именно под водой. Хотя возможны оба варианта, и ПА платформы для подводного донного старта. В этом случае энергетическая установка открывает серьезные перспективы для использования любой рассматриваемой системы.

Источник: Аналитический центр “Международная безопасность” (страница FaceBook)

Будучи многолетним апологетом легководников, никогда бы не подумал, что буду выступать адвокатом ЖМР. Но пришлось недавно порассуждать о перспективах развития “малышей” и получается, что в конкретно определенных рамках альтернативы сплаву Pb-Bi нет.
Не Na, не Hg, не пресловутой и распиаренной “соли”, я кстати считаю солевую тему конкретной “панамой”, а именно нелюбимому многими тяжелому сплаву. А теперь, по прозвучавшей за разговорами просьбе/рекомендации еще и пришлось письменно оформить мнение об этом предмете.

Но вот что интересно. После всех размышлений мне показалось, что зашоренность модным моноблочным дизайном сильно мешает таким проектам. Получив же отзыв, сильно захотелось ответить анонимному “ученому соседу”. Даже не знаю…

Фото: Кристаллы Висмута

В России ведутся испытания автономного необитаемого Подводного Аппарата (ПА) «Клавесин-2Р». Такими беспилотными ПА будет вооружена ПЛА специального назначения БС-64 «Подмосковье» проекта 09787.

screen-shot-2016-09-09-at-3-28-02-pm

 

Первое поколение ПА «Клавесин-1Р» (на фото) было испытано в 2007 году. Тогда были достигнуты: глубина погружения 6083 метра, дальность хода до 300 километров и автономность работы 5 суток. Характеристики второго поколения не называются официально – работы по проекту имеют важное значение для ВМФ России. У первого и второго типа «Клавесинов» схожие длина – около 6 метров и диаметр – 0,9-1 метр. Также в открытых источниках сообщается, что «Клавесин-1Р» представляет собой «глубоководный многоцелевой комплекс, оснащенный современными средствами автономной и гидроакустической навигации и связи, реконфигурируемой системой управления, целевой аппаратурой для выполнения поисковых работ, съемки и картографирования морского дна». Его испытания проходили в Японском море и Курильско-Камчатском глубоководном желобе. Также беспилотный ПА прошел «опытную эксплуатацию на континентальном шельфе в Арктике и при поиске затонувшего радиоизотопного источника в Охотском море».
В российских СМИ уже появились оригинальные гипотезы, что этот автономный аппарат является «младшим братом» ужаса американских адмиралов – атомной спецторпеды «Статус-6». Источник не располагает данными о возможном применении «Клавесина» в виде атомного дрона: судя по всему, это вполне обычный, для своего класса, ПА используемый для ведения разведки и поисковых работ. На это намекает и скромная скорость его передвижения, которую называют несколько российских источников – около 3 узлов (5,5 км/ч).
Предполагается, что кроме БС-64 новые аппараты этого семейства получат модернизированные атомные субмарины проекта 949АМ.

Примечание редактора: Скорее всего на фото прототип, уменьшенная копия “изделия” предназначенная для испытаний систем управления и прочей начинки. Судя по другим фотографиям, попавшим в сеть, на испытательной модели применены подруливающие устройства. Количество винтов говорит лишь о временной пропульсивной силовой установке замещающей реальную.

 

Источник: http://www.tehnoomsk.ru/node/2258

 

Screen Shot 2016-09-03 at 10.06.47 PM2 сентября, корабелы Балтийского завода установили на головной ЛА «Арктика» проекта 22220 первый из двух парогенерирующих блоков (ПГБ), входящих в состав РУ РИТМ-200 (смотри также материалы: 80 и 83).

РИТМ-200, новейшая РУ для ледокольного флота, разработанная ОКБМ им. Африкантова. РУ входит в состав ГЭУ ЛА и включает в себя два ПГБ мощностью 175 МВт каждый.

Монтаж реакторной установки, одна из ключевых производственных операций процесса строительства ЛА. Вес одного ПГБ РУ РИТМ-200 составляет ~ 180 тонн. Установку ПГБ в корпус ЛА производили при помощи плавучего крана «Демаг». Монтаж второго ПГБ должен состояться в течение месяца.

Комментарий от редактора: 1. Четыре “рога” по разным сторонам ЯР, это гидрокамеры интегрированных циркуляционных насосов первого контура. Насосы расположены не симметрично. Что интересно, ЦНПК с частотным регулированием, это интересно с точки зрения алгоритмов управления на частичных мощностях.

2. Заглушки, их 12 (несомненно ПГ кассетного типа расположенные на периферии в расположены внутри корпуса в кольцевом зазоре) по окружности в верхней части корпуса реактора, линии пара от парогенераторов расположенных внутри корпуса. Но самое странное, получается, что секций ПГ не 4, а 3. Это очень занятно и требует осмысления причины такого конструкторского решения.

3. Кстати, крышка ЯР крепится вытяжными шпильками. Традиционно, а не приварная как предполагалось ранее…

А здесь еще и видео от “РосАтома”:

 

А так его (ЯР) доставляли до места из Подольска (см. фото ниже). А как его изготавливали см. материал 80.

Screen Shot 2016-09-03 at 10.35.19 PM

 

 

Источник: http://tnenergy.livejournal.com/

 

Проект подводного энергетического комплекса с ядерным реактором, который может быть использован и в оборонной сфере, готов к реализации. Об этом сообщил руководитель лаборатории Фонда перспективных исследований, главный конструктор ЦКБ МТ “Рубин” Евгений Торопов. “Для подводного энергетического комплекса мы можем создать объект с использованием реактора, отвечающего требованием МАГАТЭ (?). На сегодняшний день технических и научных проблем для создания такого комплекса нет”,- сказал Торопов, докладывая в ФПИ о ходе и предварительных результатах 2-го этапа реализации проекта “Айсберг”.

В ФПИ подчеркнули, что подводный энергетический комплекс “позволит решить проблему энергообеспечения удаленных потребителей как оборонного, так и народно-хозяйственного назначения”.

Проект ФПИ “Айсберг” реализуется с января 2015 года при головной роли АО “ЦКБ МТ “Рубин”. Проект предусматривает создание технологий и технических средств, обеспечивающих полностью автономное подводное (подледное) освоение месторождений углеводородов в арктических морях с тяжелыми ледовыми условиями. В частности, ведется разработка подводного автономного бурового комплекса, подводного автономного энергетического комплекса, подводного судна сейсморазведки, подводного транспортно-монтажного и сервисного комплекса.

В соответствии с задачами проекта, охрану подводных комплексов по добыче углеводородов и инфраструктуры месторождений планируется силами Военно-морского флота с использованием автономных средств самообороны.

Торопов рассказал, что по проекту энергетического комплекса завершены необходимые проработки, выполнено 3-D моделирование. Он отметил, что при одобрении правительством РФ и получения заявок от заинтересованных компаний воплощение проекта энергетического комплекса в жизнь может быть начато “в самое ближайшее время”.

Согласно макету энергетического комплекса, ресурс установки – 200 тыс. часов, срок службы – 30 лет, мощность – 24 МВт, период непрерывной работы без присутствия человека и технического обслуживания – 8,000 часов.

“Поддержку в дальнейшей реализации проекта оказывают Минобороны России, госкорпорация “Росатом”, ПАО “Газпром”, АО “ОСК”, которые уже сегодня учитывают в своих инновационных и долгосрочных планах реализацию создаваемых в рамках проекта “Айсберг” перспективных автономных комплексов” – заявил руководитель проектной группы ФПИ Виктор Литвиненко.

“В тесном взаимодействии с Минэкономразвития России создание пилотных образцов автономных комплексов предусматривается, в том числе, в рамках проекта государственной программы “Социально-экономическое развитие арктической зоны Российской Федерации на период до 2025 года и дальнейшую перспективу” – добавил он.

 

Источник: ИнтерФакс

“Белоснежных надстроек этого лайнера никогда не коснется копоть дымовых труб. Компактные силовые установки невероятной мощности, недостижимая прежде скорость, экономичность и неограниченная дальность плавания”.

Таким представляли идеальный корабль в середине XX века. Казалось еще чуть-чуть, и ядерные силовые установки неузнаваемо изменят облик флота – человеческая цивилизация с надеждой и ликованием встречала наступившую Эру Атома, готовясь в скором времени воспользоваться всеми преимуществами «даровой» энергии радиоактивного распада вещества.

В 1955 году, в рамках программы «Мирный атом», президент Эйзенхауэр озвучил планы о создании судна с ядерной силовой установкой (ЯСУ) – концепт-демонстратор перспективных технологий, чье появление ответит на вопрос о целесообразности применения ЯСУ в интересах торгового флота.

Реактор на борту обещал немало соблазнительных преимуществ: атомоходу требовалась заправка один раз в несколько лет, корабль мог длительное время оставаться в океане без необходимости захода в порт – автономность атомохода ограничивалась лишь выносливостью экипажа и запасами продовольствия на его борту. ЯСУ обеспечивала высокую экономическую скорость хода, а отсутствие топливных цистерн и компактность силовой установки (по крайней мере, так казалось инженерам-кораблестроителям) позволит обеспечить дополнительное пространство для размещения экипажа и полезного груза.

В то же время, исследователи отдавали себе отчет в том, что использование ядерной силовой установки вызовет немало сложностей с её последующей эксплуатацией – меры по обеспечению радиационной безопасности и связанные с этим трудностей по посещению многих зарубежных портов. Не говоря о том, что строительство столь экзотического судна изначально «влетит в копеечку».

Не стоит забывать, что речь идет о середине 1950-х – не прошло и года, как в радиоэфире прозвучало историческое сообщение «Underway on nuclear power» (Идем на атомной энергии!), отправленное с борта подлодки «Наутилус» в январе 1955 года. Специалисты в области кораблестроения имели самые расплывчатые представления об ядерных реакторах, их особенностях, сильных и слабых сторонах. Как обстоят дела с надежностью? Сколько стоит их жизненный цикл? Смогут ли обещанные преимущества ЯСУ перевесить недостатки, связанные со строительством и эксплуатацией гражданского атомохода?

На все вопросы должна была ответить NS Savannah – 180-метровая белоснежная красавица, спущенная на воду в 1959 году.

Инициировал строительство судна президент Эйзенхаур в 1955 году, в рамках программы, в точности совпадающей с советской – «Мирный атом». В 1956 году Конгресс одобрил строительство, и в в марте 1962 года Savannah была спущена на воду. Ледокол Ленин спустили на воду 5 декабря 1957 года.

Экспериментальный грузопассажирский атомоход полным водоизмещением 22 тысячи тонн. Экипаж – 124 человека. 60 пассажиро-мест. Единственный ядерный реактор тепловой мощностью 74 МВт обеспечивал экономическую скорость хода 20 узлов (весьма и весьма солидно, даже по современным меркам). Одной зарядки реактора хватало на 300 000 морских миль (полмиллиона километров).

Название судна было выбрано не случайно – «Саванна» — именно такое имя носил парусно-паровой пакетбот, первым из пароходов пересекший Атлантику в 1819 году.

«Саванна» создавалась, как «голубь мира». Супер-корабль, объединивший в себе самые современные достижения науки и техники, должен был познакомить Старый Свет с технологиями «мирного атома» и продемонстрировать безопасность кораблей с ЯСУ (янки работали на перспективу – в будущем это облегчит заход в иностранные порты атомных авианосцев, крейсеров и подлодок).

 

Savannah внешне производила весьма сильное впечатление.  Стремясь подчеркнуть особый статус атомохода, дизайнеры придали ему облик роскошной яхты – удлиненный корпус, стремительные обводы, белоснежные обтекаемые надстройки с обзорными площадками и верандами. Даже грузовые стрелы и грузоподъемные механизмы имели привлекательный облик – ничуть не похоже на торчащие ржавые мачты обычных сухогрузов. Некоторые историки судоходства и вообще окрестили ее красивейшим грузовым судном.

Скорость в 23 узла, для тех времен, была рекордной для грузовых судов. При всем том грузов она брала всего 8500 тонн, явно недостаточно. Любое другое судно аналогичного дедвейта брало больше. Кроме того, трюмы были неудачно расположены, что значительно замедляло скорость грузовых работ в портах. Экипаж был значительно больше, чем на обычных судах. Для эксплуатации судна потребовалась целая специальная организация, ведавшая вопросами заходов в порты и ремонта. Экипаж прошел специальную подготовку. Причем количество людей, прошедших специальные курсы для работы на атомном судне, показывает, что правительство США планировало строительство новых атомных судов.

Однако изначально заложенная при конструировании Savannah ошибка свела все усилия на нет. Любому брокеру при взгляде на ТТХ судна становилось понятно, что с экономической точки зрения оно – банкрот. Слишком малы грузовые помещения, а пассажирские большей частью оставались пустыми. Ни рыба, в общем, ни мясо. Необходимо было делать что-то одно – грузовое или пассажирское, и провести при том тщательные экономические расчеты.

Немалое значение уделялось интерьерам: изначально на борту атомохода были обустроены 30 кают класса «люкс» с кондиционерами и индивидуальными ванными, ресторан на 75 мест, богато украшенный живописью и скульптурами, салон-кинозал, бассейн и библиотека. Кроме того, на борту имелась лаборатория радиационного контроля, а камбуз украшало новейшее «чудо техники» – микроволновая печь с водяным охлаждением, подарок от фирмы Ratheyon.

За все сверкающее великолепие было заплачено «звонкой монетой».  47 миллионов долларов, из которых 28,3 миллиона было потрачено на ЯСУ и ядерное топливо.

Поначалу казалось, что результат стоил всех вложений. «Саванна» обладала отличной мореходностью и рекордной скоростью хода среди всех прочих грузовых судов тех лет. Ей не требовались регулярные заправки топливом, а облик атомохода производил сильное впечатление на любого, кому удалось вблизи (или хотя бы издали) увидеть это роскошное чудо техники произведение искусства.

 

Увы, любому судовладельцу было достаточно одного взгляда, чтобы понять: «Саванна» нерентабельна. В трюмах и на грузовых палубах атомохода помещалось всего лишь 8500 тонн груза. Да любое судно аналогичных размеров имело в три раза большую грузоподъемность!

Но и это еще не все – слишком стремительные обводы и удлиненная носовая часть судна заметно усложняли погрузочные операции. Требовался ручной труд, все это приводило к задержкам в доставке и простоям в портах назначения.

Топливная экономичность, благодаря атомному реактору? О, это великая тема, требующая развернутого ответа.

Как оказалось на практике, ЯСУ вместе с активной зоной реактора, контурами теплоносителя и сотнями тонн биологической защиты оказалась гораздо крупнее, чем машинное отделение обычного сухогруза (это при том, что полностью отказаться от обычной ГЭУ инженеры не решились – на борту «Саванны» сохранилась пара аварийных дизель-генераторов с запасом топлива).

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

За наглухо задраенной дверью — реакторный отсек

Мало того, для управления атомоходом требовался в два раз больший экипаж – все это еще более удорожало стоимость эксплуатации и уменьшало количество полезного пространства на борту атомного судна. Также, стоит отметить разницу в затратах на содержание высококлассных специалистов-атомщиков, по сравнению с мотористами и механиками на обычном сухогрузе.

Для обслуживания судна требовалась специальная инфраструктура и регулярные проверки на предмет радиоактивности и нормальной работы реактора.
Наконец, стоимость 32-х тепловыделяющих элементов из диоксида урана (суммарная масса U-235 и U238 – семь тонн) с учетом работ по их замене и последующей утилизации – обошлось не дешевле заправки судна обычным мазутом.

Позже будет подсчитано, что ежегодные эксплуатационные затраты «Саванны» превышали показатели аналогичного по грузоподъемности сухогруза типа «Маринер» на 2 млн. долларов. Разорительная сумма, особенно в ценах полувековой давности.

Лаз в преисподнюю. Реактор «Саванны»

Впрочем, это еще пустяки — настоящие проблемы ожидали «Саванну» по прибытии в Австралию. Атомоход просто не пустили в австралийские территориальные воды. Аналогичные истории произошли у берегов Японии и Новой Зеландии.

Каждому заходу в зарубежный порт предшествовала длительная бюрократическая волокита – требовалось представить полную информацию о судне и сроках захода в порт, в объеме, достаточном для того, чтобы портовые власти смогли принять необходимые меры безопасности. Отдельный причал с особым режимом допуска. Охрана. Группы радиационного контроля. На случай возможной аварии, рядом с атомоходом круглосуточно стояли «под парами» несколько буксиров, готовые в любой момент вывести радиоактивную груду металла за пределы акватории порта.

Случились то, чего больше всего опасались создатели «Саванны». Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, вкупе с шокирующими результатами журналистских расследований на тему последствий радиационного облучения сделали свое дело – власти большинства стран неиллюзорно боялись судна с ЯСУ и крайне неохотно пускали «Саванну» в свои территориальные воды. В ряде случаев визит сопровождался серьезными акциями протеста со стороны местного населения. Возмущались «зеленые» — в СМИ проникла информация о том, что «Саванна» ежегодно сливает за борт 115 тысяч галлонов технической воды из системы охлаждения реактора — несмотря на все оправдания специалистов-атомщиков в том, что вода нерадиоактивна и не соприкасается с активной зоной.

Разумеется, какое-либо коммерческое использование атомохода в таких условиях оказалась невозможным. Тем не менее, за 10 лет своей активной карьеры (1962-1972 гг.) «Саванна» прошла 450 тыс. миль (720 тыс. км), посетила 45 зарубежных портов. На борту атомохода побывали свыше 1,4 миллиона зарубежных гостей.

 

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Пост управления ЯСУ
Образно выражаясь, «Саванна» повторила путь своего знаменитого предка – парусный пароход «Саванна», первый из пароходов пересекший Атлантику, также оказался на свалке истории – судно-рекордсмен оказалось нерентабельным в круговороте серых будней.

Что касается современного атомохода, то, несмотря на свой провальный дебют в роли грузопассажирского судна, «Саванна» немало потешила самолюбие американской нации и, в целом, смогла изменить представление о кораблях с ЯСУ, как о смертельно опасных и ненадежных образцах техники.

После перевода в резерв, «Саванна» с заглушенным реактором 9 лет провела на стоянке в порту одноименного городе в штате Джорджия, городское правительство предлагало планы о переоборудовании судна в плавучий отель. Однако, судьба распорядилась иначе — в 1981 году «Саванну» поставили в качестве экспоната в морском музее «Пэтриот Поинт». Однако и здесь её ждала неудача – несмотря на возможность прогуляться по роскошным салонам и заглянуть сквозь окно в настоящий реакторный отсек, посетители не оценили легендарный атомоход, сосредоточив все внимание на пришвартованном неподалеку авианосце «Йорктаун».

 

1955 – Эйзенхауэр внес предложение о строительстве коммерческого судна с ядерной силовой установкой
1956 – Конгресс одобрил проект строительства судна
1959 – судно крестила первая леди США, супруга президента Эйзенхауера, дав ему имя Savannah
1962 – 23 марта судно спущено на воду
1965-1971 – Savannah эксплуатируется в качестве грузо-пассажирского судна
1972 – Savannah поставлена на прикол из-за больших убытков
2006, август — Морская Администрация США Marad заплатит около миллиона долларов за подготовку демонтажа ядерного реактора Savannah. 15 августа судно отбуксируют с прикола, стоянки Резервного флота на реке Джеймс, на верфи Колонна в Норфолке.

В течении двух месяцев на судне проведут все работы, необходимые для последующего демонтажа реактора. Работы будут проводиться в сухом доке, куда Savannah и поставят. Топливо из реактора выгрузили давным-давно, в последние годы Savannah выступала в роли плавучего музея в Чарльстоне, Южная Каролина.

Окончательная судьба судна еще не решена – его могут отправить на слом или найти другое предназначение – оставить в качестве судна-музея, памятника первому ядерному реактору в коммерческом флоте и судовой архитектуре 50-х.

В настоящий момент обновленная и подкрашенная «Саванна» тихо ржавеет в порту г. Балтимор, и дальнейшая её судьба остается неясной. Несмотря на статус «исторического объекта» все чаще звучат предложения отправить атомоход на слом.

Однако, если не принимать во внимание атомные ледоколы, помимо «Саванны» в мире существовало еще три торговых судна с ядерной силовой установкой — «Отто Ган», «Муцу» и «Севморпуть».

 

Немецкая драма

Заинтересованное американскими разработками в области ядерных технологий, правительство ФРГ в 1960 году анонсировало собственный проект экспериментального судна с ЯСУ – рудовоз Otto Hahn («Отто Ган»).

Судно было заложено в 1963 году компанией Howaldtswerke-Deutsche Werft в городе Киле. Спуск на воду состоялся в 1964 году. Судно было названо в честь Отто Гана, выдающегося немецкого радиохимика, нобелевского лауреата, открывшего ядерную изомерию (Уран Z) и расщепление урана.

Первым капитаном был Генрих Леманн-Вилленброк, известный германской подводник второй мировой войны. В 1968 году был запущен 38-мегаваттный атомный реактор судна, и начались ходовые испытания. В октябре того же года Отто Ган был сертифицирован как торговое и исследовательское судно.

В общем и целом, немцы наступили на те же грабли, что и их американские коллеги. К моменту введия «Отто Ган» в эксплуатацию (1968 год), скандальная эйфория вокруг гражданских атомоходов уже близилась к закату – в развитых странах началось массовое строительство АЭС и атомных военных кораблей (подлодок), общественность восприняла Эру Атома, как должное. Но это не спасло атомоход «Отто Ган» от образа малополезного и нерентабельного судна.

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

В отличии от американского пиар-проекта, «немец» проектировался как настоящий рудовоз, для работы на трансатлантических линиях. 17 тысяч тонн водоизмещения, один реактор тепловой мощностью 38МВт. Скорость хода 17 узлов. Экипаж – 60 человек (+ 35 человек научный персонал).

За 10 лет своей активной службы «Отто Ган» прошел 650 тыс. миль (1,2 млн. км), посетил 33 порта в 22 странах, доставлял руду и сырье для химического производства в Германию из Африки и Южной Америки.

Немалые сложности в карьере рудовоза вызвал запрет руководства Суэцкого на проход этим кратчайшим путем из Средиземного моря в Индийский океан – утомленные бесконечными бюрократическими ограничениями, необходимостью лицензирования для захода в каждый новый порт, а также дороговизной эксплуатации атомохода, немцы решились на отчаянный шаг.

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

 

В 1972 году, после четырёх лет работы, реактор был перезаправлен. Судно прошло около 250 000 морских миль (463 000 километров), использовав 22 килограмма урана. В 1979 году Отто Ган было деактивировано. Его реактор и двигатель были удалены и заменены обычной дизельной силовой установкой. К этому времени судно прошло 650 000 морских миль (1 200 000 километров) на ядерном топливе, побывав в 33 портах 22 стран

В 1983 году судно переоборудовано в контейнеровоз. 19 ноября того же года Otto Hahn было переименовано в Norasia Susan. Затем в 1985 году оно получило имя Norasia Helga, в 1989 — Madre. По состоянию на 2007 год, Madre все еще находится в действии, ходит под флагом Либерии, под управлением греческой компании Alon Maritime с 1999 года. С 2006 года судно принадлежит компании Domine Maritime, зарегистрированной в Либерии.

 

Японская трагикомедия

Хитрые японцы не пустили «Саванну» в свои порты, однако сделали определенные выводы – в 1968 году на верфи в Токио был заложен атомный сухогруз «Фукусима» «Муцу».

Жизненный путь этого судна с самого начала был омрачен большим количеством неисправностей – подозревая неладное, японская общественность запретила проводить испытания у причала. Первый запуск реактора было решено провести в открытом океане – «Муцу» отбуксировали на 800 км от побережья Японии.
Как показали дальнейшие события, общественность была права – первый запуск реактора обернулся радиационной аварией: защита реактора не справилась со своей задачей.

По возвращению в порт города Оминато экипаж «Муцу» ждало новое испытание: местный рыбак перегородил путь своей джонкой — убирайте атомоход куда хотите, меня это не волнует. Но в порт он не зайдет!
Отважный японец держал оборону 50 дней — наконец, было достигнуто соглашение на короткий заход в порт Оминато с последующим переводом атомохода на военную базу в Сасебо.

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Атомоход «Муцу»

 

Океанографическое судно «Мирай», наши дни

Трагикомедия японского атомохода «Муцу» продолжалась без малого 20 лет. К 1990 году было объявлено о завершении всех необходимых доработок и корректировок в конструкции атомохода, «Муцу» совершил несколько тестовых выходов в море, увы, судьба проекта была предрешена – в 1995 году реактор был деактивирован и удален, взамен «Муцу» получил обычную ГЭУ. Всем бедам в один миг пришел конец.

За четверть века бесконечных скандалов, аварий и ремонтов, проект торгового атомохода «Муцу» прошел 51 тыс. миль и опустошил японскую казну на 120 млрд. иен (1,2 млрд. долларов).

В настоящий момент бывший атомоход успешно используется в качестве океанографического судна «Мирай».

 

Русский путь

Этот сюжет кардинально отличается от всех предыдущих историй. Советский Союз – единственный, кто смог найти правильную нишу для гражданских атомоходов и получить с этих проектов солидную прибыль.
В своих расчетах советские инженеры исходили из очевидных фактов. Какие два исключительных преимущества имеются у ядерных силовых установок?

1. Колоссальная концентрация энергии.
2. Возможность её выделения без участия кислорода

Второе свойство автоматически дает ЯСУ «зеленый свет» на подводный флот.

Что касается высокой концентрации энергии и возможности длительной работы реактора без дозаправки и перезарядки – ответ подсказала сама география. Арктика!

 

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Именно в полярных широтах лучше всего реализуются преимущества ядерных силовых установок: специфика работы ледокольного флота сопряжена с постоянным режимом максимальной мощности. Ледоколы длительное время работают в отрыве от портов, – уход с трассы для пополнения запасов топлива чреват значительными убытками. Здесь нет никаких бюрократических запретов и ограничений – круши лед и веди караван на Восток: в Диксон, Игарку, Тикси или к Беринговому морю.

Первый в мире гражданский атомоход – ледокол «Ленин» (1957 год) продемонстрировал массу преимуществ по сравнению со своими неатомными «коллегами». В июне 1971 года он стал первым надводным кораблем в истории, кому удалось пройти севернее Новой Земли.

 

А на помощь ему уже шли новые атомные исполины – четыре магистральных ледокола типа «Арктика». Этих монстров не мог остановить даже самый прочный лед – в 1977 году «Арктика» добралась до Северного Полюса.
Но это было только начало – 30 июля 2013 года атомный ледокол «50 лет Победы» достиг Полюса в сотый раз!
Атомные ледоколы превратили Северный морской путь в хорошо развитую транспортную артерию, обеспечив круглогодичную навигацию в западном секторе Арктики. Была исключена необходимость вынужденных зимовок, повышены скорость и безопасность проводки судов.

 

Реакторы на торговых судах. Конец романтики

Всего их было девять. Девять героев полярных широт:
«Ленин», «Арктика», «Сибирь», «Россия», «Советский Союз», «50 лет Победы», «Ямал», а также два атомных ледокола с малой осадкой для работы в устьях сибирских рек – «Таймыр» и «Вайгач».

Был у нашей страны и десятый гражданский атомоход – атомный лихтеровоз ледокольного типа «Севморпуть». Четвертое в морской истории торговое судно с ЯСУ. Мощная машина водоизмещением 60 тысяч тонн, способная самостоятельно передвигаться во льдах толщиной 1,5 метра. Длина исполинского корабля – 260 метров, скорость хода в открытой воде – 20 узлов. Грузовая вместимость: 74 несамоходные баржи-лихера или 1300 стандартных 20-футовых контейнеров.

 

Атомный лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть» — единственное в России ледокольно-транспортное судно с ядерной энергетической установкой, было построено на Керченском судостроительном заводе «Залив» им. Б.Е. Бутомы в период с 01.06.82 по 31.12.88. Проект судна разработан на основании совместного решения Минморфлота и Минсудпрома № С-13/01360 от 30.05.78 в соответствии с техническим заданием на его разработку. Корпус судна спроектирован и построен на категорию ледовых подкреплений «УЛА» в соответствии с требованиями Правил Регистра СССР изд.1981г.

Судно спроектировано, построено и эксплуатируется с учетом выполнения отечественных и международных правил, конвенций и норм, в том числе:

  • Кодекса ИМО по безопасности ядерных торговых судов;
  • Международной конвенции о безопасности торговых судов на ядерном топливе;
  • Норм радиационной безопасности;
  • Правил ядерной безопасности;
  • Основных санитарных правил.

Атомоход «Севморпуть» сдан в эксплуатацию 31.12.88г.

С момента подъема флага и начала работ лихтеровоз «Севморпуть» прошел 302000 миль, перевез более 1,5 миллионов тонн грузов, осуществив за это время всего лишь одну перезарядку ядерного реактора.

Для сравнения: судам типа СА-15, работающим на Дудинской  линии пришлось бы выполнить почти 100 рейсов, чтобы перевести такое  же количество груза, израсходовав при этом почти 100000 тонн топлива

 

 

Назначение

Судно предназначено для перевозки:

  • лихтеров типа ЛЭШ в трюмах, в специально оборудованных ячейках и на верхней палубе с погрузкой и выгрузкой их судовым лихтерным краном;
  • контейнеров международного стандарта ИСО в трюмах и на верхней палубе без специального переоборудования судна, погрузка-выгрузка контейнеров должна осуществляться береговыми средствами. Ограниченные партии могут быть погружены и выгружены контейнерными приставками лихтерного крана.

Всего судно может взять на борт 74 лихтера грузоподъемностью по 300 т или 1328 двадцатифутовых контейнеров.

Прочность люковых закрытий позволяет перевозку на них загруженных лихтеров массой по 450 тонн каждый, установленных в два яруса по высоте, или 20 и 40 футовых контейнеров международного стандарта в три яруса по высоте с максимально допустимой массой каждого контейнера 20,3 и 30,5 тонн соответственно.

«Севморпуть» способен самостоятельно преодолевать лед толщиной до 1 м. Ядерная энергетическая установка не ограничивает дальность и продолжительность плавания.

 

 

Основные характеристики

Тип судна — одновинтовой, однопалубный атомоход с избыточным надводным бортом,  баком,  носовым расположением жилой надстройки,  промежуточным расположением машинного отделения и реакторного отсека, с наклонным форштевнем ледокольного типа,  крейсерской кормой, срезанной в надводной части по форме транца.
Судно способно самостоятельно идти в сплошных ровных ледяных полях толщиной до 1 метра со скоростью около двух узлов. Корпус разделен 11 поперечными водонепроницаемыми переборками на 12 отсеков, в числе которых 6 грузовых трюмов.

Длина наибольшая, м 260
Длина между перпендикулярами, м 228,8
Ширина наибольшая, м 32,2
Высота борта у миделя, м 18,3
Осадка по летнюю грузовую марку, м 11,8
Осадка спецификационная (для плавания во льдах), м 10,65
Водоизмещение судна в морской воде плотностью 1.025 т/м3
при осадке по летнюю грузовую марку 11,8 м, т
61880
Дедвейт судна при осадке по летнюю грузовую марку, т 33980
Дедвейт судна при спецификационной осадке, т 26480
Размер грузовых люков в свету:
– длина, м 20,6
 – ширина, м 19,05

Скорость хода судна при средней осадке 10 м и мощности ГТЗА 29420 кВт, узел 20,8

Энергетическая установка

Энергетическая установка состоит из:

  • Главного турбозубчатого агрегата мощностью 29420 кВт и при частоте вращения гребного вала 115 об/мин, работающего на гребной винт регулируемого шага.
  • Атомной паропроизводящей установки производительностью 215 тонн пара в час, при давлении 40 ата и температуре 290оС.
  • Вспомогательной установки:
  • 3 турбогенераторов по 1700 кВт
  • 2 резервных дизель-генераторов по 600 кВт
  • 2 аварийных дизель-генераторов по 200 кВт. Котел аварийного хода (в случае выхода из строя АППУ) паропроизводительностью 50 т в час при давлении 25 кг/см2 и температуре пара 360оС, работающий на дизельном топливе.

Характеристика кранов

На лихтеровозе установлены подъемные краны:

1.Кран «КОНЕ»:

Грузоподъемность, т 500
Скорость подъема, опускания, м/мин 0.5¸80
Скорость передвижения крана, м/мин 0.3¸50
Высота подъема:
– полная, м 27
– от головки рельса, м 12
Колея подкранового пути, мм 21336

На лихтерном кране установлены две контейнерные приставки грузоподъемностью по 38,0 т и два вспомогательных крана по 3,0 т. Приставки предназначены для погрузки и разгрузки ограниченных партий 20 и 40 футовых контейнеров в портах, не оборудованных береговыми контейнерными кранами.

2. Два  крана грузоподъемностью  16 тонн .

3. Два  крана грузоподъемностью 3,2 тонны.

Увы, судьба оказалась безжалостна к этому замечательному кораблю: с уменьшением потока грузоперевозок в Арктике, он оказался нерентабельным. Несколько лет назад проскальзывала информация о возможном переоборудовании «Севморпути» в буровое судно, однако все оказалось гораздо печальнее – в 2012 году уникальный атомный лихтеровоз был исключен из регистра морских судов и отправлен на слом.

АПД. А вот и новость подоспела: Севморпуть был, действительно. исключен из списков действующего флота и поставлен в отстой, но на слом его никто не отправлял. “В конце декабря Генеральный директор Госкорпорации «Росатом» С.В. Кириенко подписал приказ о восстановление атомного лихтеровоза-контейнеровоза «Севморпуть». Уникальное судно снова начнет работать в феврале 2016 года.
Источник: http://masterok.livejournal.com/1335918.html

 

(Материал в работе)

Принимать за истину не советую (см. вопросы в конце). Автор тот еще “эксперт”. Но кое-что интересное в этой статье есть:

В годовом отчете северодвинского филиала КБ «Рубин» — КБ «Рубин-Север» — содержится крайне любопытная информация, освежающая в памяти ноябрьские события прошлого года, которые вызвали бурное обсуждение не только в нашей стране.

Тогда выяснилось, что Россия полным ходом ведет разработку уникального оружия. Такого, которое способно гарантировано пробить громадную брешь в массированной обороне вероятно возможного противника (ВВП). То есть, это не просто асимметричный ответ на бездумное строительство ЕвроПРО, а решение, с лихвой перекрывающее и ПРО, и натовские батальоны в Польше и Прибалтике, и прочие «недружелюбные» по отношению к России действия.

Зачем в Северодвинске строят три атомных подводных лодки специального назначения? Согласно нынешнему отчету, в Северодвинске проводится ОКР по проекту номер 09853. Содержание данной работы не расшифровывается. Однако, судя по порядковому номеру проекта, который идет непосредственно за номерами проектов двух атомных подводных лодок специального назначения (ПЛА СН) 09851 «Хабаровск» и 09852 «Белгород», речь может идти о создании похожего по назначению атомохода.

«Белгород» и «Хабаровск» строятся на «Севмаше» в условиях строгой секретности. «Белгород» предполагается спустить на воду в следующем году, «Хабаровск» — в 2018 году. И, по поступающим скупым сведениям, можно предположить, что речь идет о создании в нашей стране ПЛА нового, пятого поколения (российские новейшие многоцелевые атомные подводные лодки типа «Ясень» и «Борей», а также их американские аналоги «Сивулф» и «Вирджиния» относятся к поколению номер четыре).

«Белгород» — исследовательская ПЛА с крайне широкими функциями. Есть основание предположить, что на ней будут «обкатывать» принципиально новое оружие. А затем оно, видимо, будет установлено и на «Хабаровске», и на новой лодке только что «всплывшего» в открытых источниках проекта 09853.

Но прежде, чем вести разговор о новом корабле, вернемся к той сенсации, что случилась в прошлом ноябре. Тогда во время совещания в Сочи по вопросам развития «оборонки», которое проводил президент Владимир Путин, два федеральных телеканала как бы по ошибке показали слайд с грифом «Совершенно секретно». В нем содержалась концепция и сроки реализации океанской многоцелевой ударной системы «Статус-6». «Засветили» и разработчика — ЦКБ «Рубин», и назначение системы. И она такова: «поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени».

При расшифровке скриншота Минобороны, угодившего на телеэкран, было установлено, что носителями нового оружия должны стать именно лодки «Белгород» и «Хабаровск», несмотря на то, что они пока как бы приписаны к Главному управлению глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны. ГУГИ к стратегическому оружию никакого отношения не имеет, а здесь речь идет о супероружии. О том, что на самом деле обе перспективные лодки должны будут войти в состав других структур ВМФ, свидетельствует масса косвенных свидетельств. Например, на закладке «Хабаровска» не присутствовал ни один представитель ГУГИ.

О тайном назначении лодок проектов 09851 и 09852 заговорили еще летом в 2015 года, когда главком ВМФ на форуме «Армия-2015» заявил, что в России уже строятся лодки пятого поколения. Поиски наиболее подходящих на эту роль и реализуемых кораблестроителями проектов и вывели на «Белгород» и «Хабаровск». Ну, а слайд МО, «случайно» угодивший на телеэкраны, подтвердил эти предположения.

По всей видимости, никакой случайности и оплошности в той «утечке информации» нет. Все продумано и сделано «на публику». Прежде всего, как представляется, на ту, что находится за океаном. Это сигнал, что Россия создает новый вид оружия сдерживания, наиболее скрытного, нейтрализация которого крайне маловероятна.

Вероятнее всего, что «рыцари плаща и кинжала» из Лэнгли к тому моменту уже имели общие представления о том, что в России активно разрабатывается «нечто крайне серьезное». При этом полагали, что это реанимация проекта торпеды Т-15, которая должна была доставлять к побережью США 100-мегатонный ядерный заряд.

Т-15 начали создавать в начале 60-х годов. Однако из-за отсутствия компактного ядерного реактора, который позволил бы обеспечить ход на нескольких сотен километров, проект закрыли. Электродвигатели на аккумуляторах позволяли доставлять 40-тонную махину длиной в 24 метра не далее чем на 30 километров. Тем самым подводная лодка, для выполнения боевого пуска должна была входить в зону массированной противолодочной обороны противника. Да и подрыв 100-мегатонного заряда на небольшом расстоянии от лодки сулил ей громадные неприятности.

По прошествии полувека проблема компактного ядерного реактора для двигательной установки сверхдальней торпеды была решена. Однако значительный прогресс за это время произошел не только в ядерной энергетике, но и в системах управления, и в электронных компонентах, и в материалах, и в прочих составных элементах торпедного оружия. Да и в стратегии и тактике ВМФ. Поэтому «Статус-6» — это абсолютно новая разработка, имеющая общего с Т-15 лишь рекордную дальность и мощность заряда.

Самое существенное отличие от нереализованного проекта «царь-торпеды» состоит в том, что данное оружие — не торпеда, а подводный робот -необитаемый подводный аппарат (НПА), обладающий компьютерным интеллектом и способный действовать самостоятельно на удалении в несколько тысяч километров от носителя. Т. е. от подводной лодки, его запустившей.

Сразу оговоримся: все технические параметры, которые мы будем приводить, основаны, разумеется, не на совершенно секретных документах КБ «Рубин». Они являются результатом расшифровки слайда Минобороны, анализа экспертов, как отечественных, так и зарубежных, учитывающего технические и технологические возможности ОПК России. А также анализа открытых документов, отражающих исполнение предприятиями НИР, ОКР и заказов на строительство подводных лодок, глубоководных аппаратов и входящих в их состав компонентов.

Даже эти неполные, но заслуживающие доверия данные дают впечатляющую картину того, какими возможностями обладает НПА, получивший название океанской многоцелевой системы «Статус-6».

Прежде всего, о мощности ядерного заряда. Тут самый широкий диапазон предположений — от 10 Мт до 100 Мт. Установить на НПА диаметром 1,6 м и длиной 24 м заряд, дело несложное. Но при этом все аналитики сходятся в том, что боеголовка может иметь кобальтовую секцию, что должно приводить к максимальному радиоактивному загрязнению громадной территории. Подсчитано, что при скорости ветра 26 км/ч долговременному заражению будет подвержен прямоугольник побережья размерами 1700×300 км. Собственно, оружие сдерживание и должно быть таким, мягко выражаясь, жестоким. Это гарантирует от попытки его использования, поскольку то же самое неизбежно «прилетит» и с другой стороны.

«Статус-6» способен уничтожать базы ВМС. Или авианосные ударные группы. США. Во время проведенных в 1946 году ВМС США испытаний «Перекресток» по подводному взрыву мощностью 23 кт в результате радиоактивного заражения был потерян совсем новый авианосец «Индепенденс», спущенный на воду в 1942 году. После четырех лет безуспешных попыток дезактивации он был затоплен. Боеголовка «Статуса-6» может содержать загрязняющих радиоактивных изотопов на несколько порядков больше.

В НПА  в качестве источника энергии для водометных движителей используется малогабаритный ядерный реактор на жидкометаллическом теплоносителе (1. Откуда информация?). Вырабатывая им мощность в 8 МВт позволяет НПА развивать максимальную скорость от 100 км/ч до 185 км/ч. При этом дальность, как у МБР — до 10 тыс. км. Кажущаяся фантастической скорость подводного хода тоже на сегодня вполне реальная. В конце 70-х годов у принятой на вооружение ВМФ РФ торпеды «Шквал» скорость достигала 375 км/ч. Правда, на «Шквале» реактивный двигатель.

Реактор на жидкометаллическом теплоносителе имеет два существенных достоинства по сравнению с традиционными для подводного флота водо-водяными. Во-первых, он обладает минимальным шумом (2. С чего бы это?) при высоком кпд. Во-вторых, имеет низкую удельную стоимость в расчете на киловатт мощности (3. Кто, как и где считал?). Подсчитано, что реактор для «Статуса-6» может стоить порядка 12 млн. долларов (4. Кто оценивал?).

При анализе прочности корпуса (5. Где и кто анализировал?) «Статуса-6» было установлено, что он имеет рабочую глубину порядка 1000 метров.

Что же касается малозаметности НПА для гидроакустической противолодочной системы США SOSSUS, то новый аппарат значительно тише, чем любая малошумная лодка. При этом предполагается, что на крейсерской скорости до 55 км/ч «Статус-6» можно будет обнаружить не дальше, чем на расстоянии в 2−3 км. В случае же обнаружения он с легкостью уйдет от любой торпеды противника на максимальной скорости. При этом выбор скоростного режима и маневрирование НПА будет осуществлять самостоятельно.

Шансы уничтожения «Статуса» у противника минимальные. Самая быстроходная торпеда США Mark 54 имеет скорость 74 км/ч. К тому же она неспособна погружаться на глубину в 1000 м, на которой будет идти к цели «Статус-6». А глубоководная евроторпеда MU90 Hard Kill, пущенная вдогон, на максимальной скорости в 90 км/ч способна пройти не более 10 км.

Оценивая возможности системы «Статус-6» (6. По каким данным, кто оценивал? Где?), следует учитывать, что это не просто очень «мускулистая» торпеда, но и робот, имеющий неплохие «мозги». В качестве оружия сдерживания, торпеда может прийти в точку назначения и залечь на дно, дожидаясь сигнала на подрыв боевой части. Сигнал, естественно, может подаваться по длинноволновому каналу, поскольку длинные волны проникают в толщу воды (7. Проникают, и что? На 1000 метров? Серьезно?). В этом случае мы будем иметь оружие сдерживания со стопроцентной гарантией срабатывания.

Вероятно, что «утечка информации» в ноябре прошлого года была строго дозированной. Ее объем и содержание предназначались для того, чтобы ВВП понял, что к России необходимо относиться с позиции разума, а не эмоций и амбиций. Круг задач у подводного робота может (и должен) быть несколько шире. Среди них, могут быть, например, разведывательные функции с возвращением дрона на материнскую лодку пятого поколения.

Отчет КБ «Рубин-Север» продемонстрировал, что носителями системы «Статус-6» в обозримом будущем будут уже не две, а три ПЛА СН пятого поколения.

 

По материалам: http://svpressa.ru/war21/article/152608/

(Текст в доработке)

Большая атомная подводная лодка специального назначения пр. 664

 

Вступление в строй первой советской атомной подводной лодки пр. 627 продемонстрировало большие преимущества, которые для решения самых разнообразных задач давало внедрение на ПЛ ядерной энергетики. В частности, это относилось к возможностям ведения минной войны на море, расширявшим зоны, скрытность и оперативность применения минного оружия в самых удаленных районах Мирового океана.

Нужно сказать, что в это время ЦКБ-16 Министерства судостроительной промышленности СССР разработало технический проект дизель-электрической транспортно-десантной подлодки-минзага пр. 648, предусматривавший возможность установки на такой ПЛ (пр. 648М) малогабаритной вспомогательной атомной энергетической установки (ВАУ). Поэтому при формировании кораблестроительной программы на семилетку (1959 – 1965 гг.), одновременно со строительством подводной лодки пр. 648, запланировали и разработку аналогичной ей по боевому предназначению ПЛА пр. 664. Правда, позднее постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 21 июня 1961 г. работы по созданию дизельной субмарины пр. 648 были прекращены.

Учитывая предыдущие разработки, в августе 1959 г. Главное управление кораблестроения ВМФ направило в ЦКБ-16 на согласование проект тактико-технического задания на большую транспортную атомную подводную лодку – минный заградитель. Ее боевое предназначение практически было таким же, как и у дизель-электрической субмарины пр. 648: обеспечение подводных лодок, действующих на океанских и морских коммуникациях крылатыми ракетами и торпедами, горюче-смазочными материалами и иными средствами снабжения; гидросамолетов в море – авиационным топливом; транспортировка десантных подразделений со стрелковым вооружением и грузов в отдаленные районы или перевозка раненых; постановка минных заграждений.

Руководителем работ над пр. 664 в бюро был назначен главный конструктор Н.А. Киселев, занимавшийся и лодкой пр. 648, а ведущим конструктором – его однофамилец В.Н. Киселев, тоже работавший над данной тематикой. Группа Н.А. Киселева выполнила проработки по проекту ТТЗ за два месяца, и ее предложения еще четыре месяца рассматривались и согласовывались в различных инстанциях ВМФ, Сухопутных войск и ВВС, поскольку в них затрагивались интересы различных видов Вооруженных Сил. Наконец, 1 марта 1960 г. техническое задание на разработку ПЛА пр. 664 было утверждено Министром обороны.

Тем временем работа в ЦКБ-16 шла своим чередом, и в установленный срок, в сентябре того же года, эскизный проект нового корабля был представлен на рассмотрение и утверждение в Минсудпром и ВМФ. Он содержал четыре варианта, отличавшиеся друг от друга рядом конструктивных решений и расположением перевозимых грузов.

В первых трех вариантах прочный корпус лодки предлагалось выполнить в форме цилиндра, а в четвертом – в комбинации из трех сопряженных между собой и горизонтально расположенных цилиндров, так называемой “двойной восьмерки”, что значительно сокращало длину корабля, но увеличивало его ширину. Для транспортируемого вооружения в первом, втором и четвертом вариантах на ПЛА отводились два отсека, в третьем варианте – один отсек, что позволяло существенно уменьшить водоизмещение корабля за счет применения одной линии погрузки-выгрузки, но значительно увеличивало время перегрузки в море. Кроме того, в связи со сложностью транспортировки авиатоплива в межбортном пространстве, во втором варианте планировалось помещать его внутри прочного корпуса. При этом руководство бюро и главный конструктор предлагали дальнейшее проектирование вести по первому варианту, а также отказаться от требования по снабжению топливом гидросамолетов в море, поскольку такая операция могла осуществляться лишь с помощью вспомогательного самоходного плавсредства, разместить которое на лодке, и обеспечить его спуск на воду и подъем, было крайне сложно.

Совместным решением Минсудпрома и ВМФ от 26 ноября 1960 года был одобрен первый вариант эскизного проекта. Этим же документом бюро поручалось до февраля 1961 года выполнить “нулевой этап” технического проекта, чтобы окончательно оценить возможность реализации ряда высказанных по эскизному проекту замечаний. В представленных в феврале материалах было увеличено количество перевозимых крылатых ракет до 20 шт, торпед – до 80 шт., топлива на 650 т, численность транспортируемого десанта – до 350 человек, при автономности подводной лодки 30 суток, и до 500 человек при автономности 5 суток – заявленное в эскизном проекте водоизмещение практически не изменилось. Правда, пожелание флота о сокращении времени перегрузки ракет на боевые подлодки реализовать не удалось.

Screen Shot 2016-07-12 at 4.41.14 PM

 

Подготовленные материалы вновь рассматривались четыре месяца, и 3 июля 1961 года было принято очередное совместное решение, уточнявшее отдельные требования ТТЗ при разработке окончательного технического проекта корабля. Одновременно были определены дополнительные исполнители контрагентских работ, связанных с отработкой передачи топлива с подлодки на подлодку на ходу и, крылатых ракет с надводных кораблей на субмарину, а также проведение опытно-конструкторских работ по созданию действующего натурного стенда минно-сбрасывающего устройства. В результате к концу 1961 г. общая техническая готовность всех данных работ составила 60%.

В декабре того же года основные материалы технического проекта были готовы и согласованы с главным наблюдающим от 1 ЦНИИ МО. В своем заключении главный конструктор и руководство бюро, в частности, отмечали, что результаты разработки “не полностью соответствуют требованиям тактико-технического задания Министерства обороны”, и что отступления от них объясняются “результатом установки нового ГТЗА, принятием требований ВМФ о резервных средствах движения и прочих требований”, а также “уточнением состава и габаритных размеров оборудования в процессе его создания”. Конечно, совмещение выполнения одним кораблем транспортных, десантных и минно-заградительных задач без значительного увеличения его водоизмещения весьма усложняло проект и ухудшало некоторые характеристики ПЛА, уже утвержденные при рассмотрении эскизного проекта и “нулевого этапа”. Тем не менее в заключении говорилось, что “представленный проект транспортной ПЛ – минного заградителя с АЭУ пр. 664 удовлетворяет большинству требований ТТЗ, выданного Минобороны. Корабль, построенный по этому проекту, будет соответствовать заданному назначению и будет способен решать поставленные перед ним задачи”.

Решением от 19 апреля 1962 года технический пр. 664 был одобрен, но появились и новые замечания, которые проектанту следовало учесть до утверждения основных элементов атомной подводной лодки в Правительстве. Это потребовало определенной корректировки техпроекта, выполнив которую, ЦКБ в июле того же года представило все документы Госкомитету Совмина СССР по судостроению и Военно-Морскому Флоту.

Их утверждение соответствующим постановлением Совмин СССР состоялось лишь 24 декабря 1962 года. Однако, не дожидаясь его, на Северодвинский судостроительный завод № 402 бюро направило специальную группу технической помощи для подготовки производства, а также плазовую документацию. Нужно сказать, что корабль имел очень сложные обводы, а потому большую помощь в разбивке плаза корабля работникам завода оказывал ведущий специалист бюро по плазовой документации Н.Ф. Грачев. В том же году этот завод изготовил три натурных макета размещения оборудования в помещениях холодильных машин, саншлюзе и выдвижных устройств на верхней и средней палубах, которые были приняты комиссией из представителей проектанта, завода-строителя, 1 ЦНИИ МО, контрольно-приемного аппарата Главного управления кораблестроения ВМФ. Однако затем, ввиду отсутствия места, а также высокой стоимости работ, руководство завода предложило натурные макеты насыщения турбинного и турбогенераторного отсеков заменить на масштабные (в соотношении 1:5), и оформило решение, согласно которому изготовление первого поручалось мастерской ЦКБ-16, а второго – мастерской ЦНИИ-138.

С утверждением техпроекта график поставки рабочих чертежей предусматривал окончание выпуска рабочей документации в июне 1964 г., причем полностью обеспечить завод чертежами по корпусной части должны были до конца 1963 г., и в тот же срок выдано 75% чертежей по остальным частям корабля. Заметим, что к концу 1962 г. предприятия-контрагенты выполнили 20 работ, а в следующем году еще 61 работу. Был разбит плаз, отработана технологическая документация на корпусные работы и заказан металл для прочного и легкого корпуса ПЛА. Большая работа велась также по созданию нового комплектующего оборудования. Так, под руководством специалистов бюро продолжились отработки опытных тем, начатых еще под пр. 648 (устройства передачи топлива, а также испытания по перегрузке крылатых ракет и торпед на лодки в море и минно-сбрасывающего устройства – МСУ).

Для этого по чертежам ЦКБ-16 на северодвинском судостроительном заводе № 402 изготовили и поставили на мурманский судоремонтный завод №35 ВМФ изделия для переоборудования дизельной подлодки пр. 611 и дооборудования ПЛ пр. 613 устройствами передачи-приема топлива на ходу. Это оборудование смонтировали на выделенных лодках, и в конце 1964 года комиссия, назначенная приказом Командующего СФ, произвела испытания данной системы, в ходе которых осуществлялась передача дизельного топлива на ходу в надводном и подводном положениях с ПЛ Б-82 (пр. 611) на ПЛ С-346(пр. 613). По результатам испытаний в сложных погодных условиях зимнего Баренцева моря, комиссия в декабре подписала акт с рекомендациями о внедрении системы на транспортно-десантную ПЛА-минзаг пр. 664. Большой вклад в успешное завершение темы внес ее руководитель – ведущий специалист ЦКБ-16 Б.Н. Майзель.

Отработка конструкций по обеспечению передачи боезапаса в море первоначально планировалась путем переоборудования одного из эсминцев. Однако ССЗ № 402 представил обоснованную мотивировку своего отказа от выполнения данных работ. Тогда в 1964 году ее передали СРЗ-82 ВМФ, который занимался дооборудованием для этой цели серийной подводной лодки пр. 611, причем вместо эсминца для отработки устройств перегрузки боезапаса выделили транспорт вспомогательного флота “Хопер”. Этим заводом в следующем году на транспорте был установлен и сдан в эксплуатацию специальный, снабженный следящей за волной системой кран, изготовленный на Хабаровском машиностроительном заводе. Все работы по созданию этого оригинального и сложного механизма курировал ведущий конструктор ЦКБ-16 В.М. Ланговой.

Для отработки же конструкции минно-сбрасывающего устройства на ССЗ № 402 по чертежам бюро был изготовлен специальный натурный наземный стенд, правда, с опозданием от графика более чем на полгода. На нем в течение 1965 г. межведомственная комиссия, в состав которой входили и разработчики МСУ (начальник отдела ЦКБ-16 Н.П. Седунов и ведущий конструктор В.Г. Марков), провела обширные испытания, отсняв на пленку процесс выхода из трубы МСУ мин всех типов, предусмотренных спецификацией. Итоговый акт комиссии подтверждал полную работоспособность устройства и давал основание рекомендовать его установку на подводный минзаг.

Во второй половине 1964 года ЦКБ-16 приступило к разработке эксплуатационной документации – описаний и инструкций. Было завершено изготовление еще двух натурных и четырех масштабных макетов помещений ПЛА, продолжались работы по созданию нового оборудования. К сожалению, нарастало отставание: из намеченных по плану на 1964 год из 89 контрагентских работ было выполнено 63, а из запланированных 48 техусловий на поставку комплектующего оборудования и материалов утверждено 29. Отмечавшаяся выше большая сложность проекта, обусловленная его тройным назначением, задерживала и выпуск рабочих чертежей, что заняло весь 1964 год. Их объем был значителен, и всего выпустили 12913 рабочих чертежей и 36335 страниц текста спецификаций. Для сравнения стоит отметить, что это было примерно в 1,5 раза больше, чем при строительстве, например, ПЛА пр. 661 (см. материал …).

В это время ССЗ № 402 приступил к реализации весьма приоритетного плана строительства серии принципиально нового проекта атомных подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами. И начатые заводом обработка металла, и сварка секций прочного и легкого корпуса ПЛА пр 664, были внезапно прекращены, а в мае 1965 г. директор предприятия Е.П. Егоров обратился в Минсудпром с предложением о передаче строительства первой в мире ПЛА-минзага ленинградским заводам, обещая взамен построить две ПЛАРБ пр. 667А.

(Фото пр. 667А)

И хотя к этому времени данный завод уже выполнил на ПЛА пр. 664 (заводской заказ № 305) сварочные работы по формированию 600 т корпусных конструкций и обработал еще около 400 т металла, в июне произошло расторжение договора с поставщиками комплектующего оборудования и материалов для нее, а также с бюро-проектантом.

Руководство ЦКБ-16 обратилось с просьбами о пересмотре данного решения во все высокие московские инстанции, но не получило должной поддержки, так как на карте стояло “стратегическое равновесие” между СССР и США. Более года шла переписка и разбирательство. Бюро было вынуждено прекратить незавершенные опытные работы, но закончило разработку эксплуатационной документации. В конце концов, совместным решением ВМФ и МСП от 11 ноября 1966 г. работы по созданию большой атомной транспортно-десантной подводной лодки – минного заградителя пр. 664 были прекращены с целью освобождения мощностей предприятия для строительства ракетных подводных лодок. Коллектив Центрального проектного бюро “Волна” (такое имя получило ЦКБ-16 в 1966 г.) с большим сожалением воспринял прекращение работ по первой в мире транспортно-десантной ПЛА-минзагу, созданию которой, включая работы по пр. 632 и 632М, 648 и 648М, отдал восемь лет напряженного труда. Однако, как показало время, к теме подводных атомных транспортно-десантных ПЛА в нашей стране все же вернулись в процессе создания кораблей пр. 748 и 717, но это отдельный рассказ.

Большая атомная подводная лодка специального назначения пр. 664

 

Источники:
Гусев А. Подводные лодки специального назначения. СПб.: «Галерея Принт», 2002. С. 77-82
Ильин В., Колесников А. Большая транспортная ПЛА проекта 664. // Техника и Вооружение. 2000. №5-6. С.77-78.
Жарков В. Тюрин Б. Большая транспортная ПЛА-минзаг проекта 664. // Морской сборник. 1995. №7. С.66-69.
Ильин В., Колесников А. Подводные лодки России: Иллюстрированный справочник. М.: Астрель, 2002. С.274-275.
Широкорад А.Б. Советские подводные лодки послевоенной постройки М.: Арсенал-Пресс, 1997. С. 118-121.

По материалам сайта: topwar.ru от 16 мая 2016 года 

Пока NuScale изобретает велосипед и продает свой, морально устаревший еще до рождения, реактор “всем лишь бы кто купил”, мимо автора этого поста в ЖЖ прошла сварка первого корпуса судового реактора РИТМ-200 (см. первое фото ниже).

reaktor

Изготовление первого корпуса реактора РИТМ-200 для нового линейного атомного ледокола (ЛА). 

Но, так как ППУ ледокола имеет два реактора в своем составе, так что второй автор уже не упустил. Ниже в основном фотографии.

Screen Shot 2016-07-12 at 4.48.18 PM

Изготовление второго корпуса реактора для ледокольной РУ РИТМ-200. Обратите внимание на отсутствие шпилек крепежа крышки, что интересно.  

Водо-водяной реактор проекта ОКБМ им. Африкантова (разработчиков всех реакторов атомного флота) должен стать основой ГЭУ нового атомного ледокола пр. 22220 (см. подробный ролик).

Строящийся ЛА “Арктика”, куда встанет “РИТМ-200”. В центре виден реакторный отсек.

Это реактор интегрального/модульного типа (кассетные ПГ расположены внутри корпуса реактора См. фото). На низкообагащенном урановом топливе с обогащением до 20% и кампанией до 7 лет. Тепловая мощность реактора – 175 МВт, в составе ППУ он работает на паровую турбину ТГ мощностью 36 МВэ. Корпус первого реактора уже проходит гидроиспытания в ЗИО, чтобы затем отправится в ОКБМ на сборку внутриреакторных конструкций.

Технические данные реакторной установки РИТМ-200.

Разрез РУ (стендовый/выставочный макет).

Чуть выше горизонтального патрубка подвода теплоносителя от насоса видны кассетные парогенераторы, располагающиеся возле обечайки корпуса реактора. Они же видны на правой “отрезанной” части макета. Это решение пришло из реакторов ВМФ и для гражданских морских реакторов является рывком в плане улучшения массо-габаритных показателей и надежности систем. ППУ РИТМ-200 в составе ГЭУ с вспомогательными системами показан в более ранних постах об этом реакторе у РУ, 25.1 и 25.2.

Два таких модуля размером 6х6 метров и весом 1100 тонн (биозащита не показана) и будут составлять ГЭУ ледокола “Арктика” (рис. 5).


Сравнение РИТМ-200 с предшественником КЛТ-40, проигрывающим по сложности системы компенсации объема и давления (СКОиД), массе и габаритам.

ОКБМ в свое время порадовал вот такой фоткой СУЗов реактора РИТМ-200.

Загадка, что же такое раскладывают там эти парни в белом.

 

Источник: http://tnenergy.livejournal.com/30625.html?view=675233#t675233

Любопытный кадр из телерепортажа телеканала “НТВ” о прошедшем под председательством Президента России В.В. Путина 9 ноября 2015 года совещании по вопросам развития ОПК.

Океанская многоцелевая система “Статус-6”. Разработчик – ОАО “ЦКБ МТ “Рубин”. Назначение: “Поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течении длительного времени”

В качестве предполагаемых носителей, на фото вверху слева, изображена строящаяся ПЛА специального назначения “Белгород” проекта 09852, справа -строящаяся ПЛА специального назначения “Хабаровск” проекта 09851.

12243583_1643673905850419_4789777054942049127_n

0_b8a07_4f3711a5_orig

От редактора: В качестве комментария скажу, что в печать попало то, что строилось и испытывалось более 25 лет. Разговор, скорее всего, о необитаемой ПЛА с реактором 5-го поколения со сверх-критическими параметрами пара, испытанным не так давно. Именно об этой системе, формирующей принципиально новую доктрину использования ядерного оружия и велись разговоры более 30 лет.  Смотри ниже в блоге запись 77 (“Каньон”) и более раннюю запись 48 (“Феникс”) относительно перспективных реакторных установок и новых поколений АЭУ.

А вот и сам видеосюжет:

Источники:

http://bmpd.livejournal.com/1572614.html

http://lenta.ru/news/2015/11/11/oops/

http://foreignpolicy.com/2015/11/12/putins-doomsday-machine-nuclear-weapon-us-russia/