(в работе)

ОКР Скиф – KANYON Необитаемый подводный аппарат (“роботизированное подводное средство” лодочного базирования). Головное КБ по теме ОКР “Скиф” – ЦКБ МТ “Рубин” (г.Санкт-Петербург), разработчик “изделия” или пускового устройства – ГРЦ им. Макеева (г.Миасс). Первоначальные работы по теме НИР “Спилит” удачно проведены отделом №118 ГРЦ Макеева совместно с ленинградскими КБ подводного судостроения “Рубин” в 1988-1990 г.г. После проведения конкурса в начале 1990-х годов ГРЦ начинает полномасштабную разработку ОКР “Скиф” по заказу Министерства обороны России. В конце 1990-х годов ГРЦ по предложению ЦКБ МТ “Рубин” должен был стать головной организацией по созданию и изделия и комплекса “Скиф”, но это предложение не было утверждено и головным КБ (вероятно) стало ЦКБ МТ “Рубин”. Главный конструктор направления в ГРЦ Макеева – А.П.Шальнев.
Выпуск конструкторской документации начат в 2005 г. (вероятно завершен в 2008 г.) В то же время начато и производство опытных образцов по теме “Скиф”. В 2007-2009 г.г. в ГРЦ Макеева проводятся испытания узлов и агрегатов по теме ОКР на вакуумно-динамическом стенде. В 2008 г. проведены испытания на прочность узлов, испытания в моделирующий гидродинамические нагрузки установке и функциональные испытания.
Первые успешные испытания прототипов по теме ОКР “Скиф” проведены стартом изделия-прототипа в октябре 2008 г. Испытания изделий-прототипов ведется с опытовой ПЛ Б-90 “Саров” пр.20120 с привлечением спасательного судна “Звездочка” пр.20180 со специальной баржей плавучего испытательного комплекса пр.20210 (ПИК). Так же, вероятно, испытания изедий-прототипов возможны с использованием ПИК и спасательного судна “Звездочка” без привлечения ПЛ Б-90 “Саров”.
По западным оценкам от испытаний прототипа до боевого образца системы KANYON пройдет еще несколько лет. Назначение изделия создаваемого в рамках ОКР “Скиф”:
– По версии, озвученной “Известиями”, ведется разработка ракеты, выгружаемой под водой из подводной лодки и находящейся в режиме ожидания команды на старт на дне моря.
– Одна из версий – разработка транспортно-пускового контейнера для обеспечения пуска крылатых и/или баллистических ракет с большой глубины.
– Одна из первых версий – подводный снаряд с ракетным двигателем, проходящий некоторый путь до цели под водой с последующим пуском крылатой ракеты средней дальности (500-2000 км) по наземной цели.
– 26.12.2014г. в СМИ появилась информация об испытаниях на ПЛ “Саров” робототехнических средств нового поколения, которые предназначены в том числе для уничтожения АУГ противника. Разработка средств завершится к 2016 г. (источник, источник).
– 08.09.2015 г. в западных СМИ появилась информация о разработке в России необитаемого подводного аппарата KANYON, оснащенного ядерной боеголовкой мегатонного класса и предназначенного для уничтожения прибрежных целей, военно-морских баз и портов (источник). Обсуждается и множество других вариантов возможного назначения изделия – достоверных версий на текущий момент нет. Судя по отрывочным данным об энергетической установке изделия, назначение единственное (прим. Редактора).

Пусковая установка:
Пуск изделия вероятней всего производится через специальную пусковую установку оригинальной конструкции, размещенную в носовой части опытовой ПЛ “Саров” пр.20120. Возможно, пусковая установка является многозарядной револьверного типа. Работу пусковой установки обеспечивает дополнительный источник энергии. Проведение испытаний изделия:
В испытаниях изделия по теме ОКР “Скиф” задействуется так же спасательное буксирное судно “Звездочка” пр.20180 со специальной баржей плавучего испытательного комплекса пр.20210 (ПИК). На барже ПИК над сквозным колодцем устанавливается специальный захват для подъема предметов со дна. Предположительно после проведения испытания изделие оказывается на дне, над ним позиционируется ПИК и с помощью спасательного судна “Звездочка” осуществляется позиционирование захвата, захват изделия и подъем под ПИК (или в ПИК) с последующей транспортировкой на базу без подъема изделия над поверхностью воды с целью маскировки. Система управления и наведение: т.к. природа изделия пока не ясна, то строить предположения пока рано. В 2010 г. ГРЦ Макеева велись работы по отладке электронных узлов аппаратуры по теме “Скиф” (см. Годовой отчет по результатам…). Позже в 2012 г. ОАО ВНИИРА (НИИ радиоэлектронной аппаратуры) были выполнены инвестиционные вложения в оборудование для работ в рамках темы ОКР “Скиф”.
Двигатели – предположительно или ракетный двигатель (РДТТ или ЖРД) или водометный (?) (KANYON, согласно иллюстрации источника). Водометный движитель подразумевает источник энергии (прим. Редактора).

ТТХ аппарата:
Длина – ок.16,8 м
Диаметр – не менее 2 м
Тип БЧ:
По западным оценкам мощность термоядерной БЧ НПА KANYON составляет “десятки” мегатонн (источник).
Оборудование:
По оценке иллюстрации западного источника аппарат может оснащаться активными средствами гидроакустического противодействия в носовых пусковых установках.
Носители:
– ПЛ пр.20120 Б-90 “Саров” – является опытовой подводной лодкой с которой проводятся испытания изделия, созданного в рамках работ по теме ОКР “Скиф”.- ПИК пр.20210 – плавучий испытательный комплекс – вероятно, так же может производить пуски изделия с целью испытаний. Так же используется для подъема изделий после испытаний с ПЛ Б-90 “Саров” пр.20120
Состояние проекта (СССР/Россия):
– 2008 г. октябрь – по информации источников состоялся первый успешный пуск изделия по теме ОКР “Скиф” с ПЛ Б-90 “Саров”.
– 2009 г. октябрь – ПЛ Б-90 “Саров” пр.20120 совершила выход в Белое море. Вероятно, для проведения испытаний в рамках ОКР “Скиф”. 2012 г. 29 октября – ПЛ Б-90 “Саров” вышла в море на испытания.
– 2013 г. 21 мая – “Известия” сообщают, что в конце мая – июне 2013 г. в Белом море с борта ПЛ Б-90 “Саров” пройдет испытание ракетной системы “Скиф” с подводным стартом баллистической ракеты.
– 2015 г. 08 сентября – первое упоминание проекта необитаемого подводного аппарата KANYON в открытой западной прессе. Р.Х.

Источник: Аналитический центр “Международная безопасность” (страница FaceBook)

Maximum deepness of atomic submarines: classical equations

As supplement to material №102 about spherical elements of U-boat, in this article we will appreciate:

* How much times grows work deepness, if we use spheres instead of cylinders?
* What value can reach work deepness of submarines during nearest decades?
* Is it possible to create atomic submarines with work deepness 4600 – 5500 meters, which allows to reach the bottom of all oceans, correspondingly, on 60% and on 90% of ocean’s surface area?

Also as we remember, usage of supercritical LWRs requires some more then 225 atmospheres of pressure, which corresponds to depth 2200 meters. So as external tubes are recognized as most sensitive component of submarine, usage of such LWRs automatically provides deepness 2200 meters by factor of external tube system.
Ability to reach bottom of the ocean in any chosen place, gives an opportunity to do new hiding tactics, especially if submarine is atomic and equipped with nuclear warheads in torpedoes. Even if not, anti-submarine operations will require the third dimension (altitude) because work depth will become many times bigger then effective radius of unguided sea weapons.

Lets imagine, that robust housing of submarine is made using cylinder with length ‘L‘, radius ‘R‘ and half-spheres on end-faces, radius ‘R‘. Wall thickness everywhere is ‘d‘.
So volume of replaced water for this form will be V = cylinder + two halfspheres =(Pi*L*R^2) + (2*(1/2)*(4Pi/3)*R^3) = (Pi*R^2)*(L+(4R/3)) ;
Lets mark the value X = (length/diameter) = (L+ 2R)/(2R).
We can see that 1<X<infinity, and that L = 2R(X-1) ;
Volume of the replaced water is V = (Pi*R^2)*(2RX – 2R + (4R/3)) = (2Pi/3)*(R^3)*(3X-1) ;

Lets suppose, that thickness of shield ‘d’ is d<<R, density of steel is ‘p‘, in this case mass of shield is:
M = V(cylinder)*p + V(sphere)*p = 2Pi*R*L*p*d + 4Pi(R^2)*dp = {L=2R(X-1)} =
= 2PiR*p*d*(2R(X-1)) + 4Pi(R^2)*p*d = 4Pi*(R^2)*X*p*d ;

Force which is rising the shield must be bigger then its mass multiplied to ‘g’. Also reserve of swimability ‘Y‘ is usually taken 30% of replacement, so Y=0.3:
maximum replaced mass of water is
m = (2Pi/3)*(R^3)*(p_water)*(3X-1)*(1-Y) ;
and equilibrium equation will be:
(2Pi/3)*(R^3)*(p_water)*(3X-1)*(1-Y) >= 4Pi*(R^2)*X*p*d
from which we can find swimability criterium for thickness of submarine wall and its radius:
(d/R) <= (3X-1)*(1-Y)*(p_water)/(6*X*p_steel) with conditions 1<=X<=infinity;  0<Y<1.

Lets suppose, that ‘d’ is everywhere equal: at cylinder and spherical parts.
In this case we use correlation for maximum internal pressure of cylinder shield: (d/R) = (P/sigma) where sigma is maximum (‘sigma 0.2‘) fluidity strength of chosen shield material, it is measured in Pascales and can be found in literature. This formulae is case of internal pressure, for external pressure case it is some optimistic, and we will use it for appreciation.
At the same time, hydrostatic pressure is P= (p_water)*g*h; Value ‘h‘ means maximum depth of submarine.
So h = P/(p_water*g) = sigma*(d/R)/(p_water*g).
Density of water dissapears and we get formulae:
h <= (3X-1)*(1-Y)*(sigma_steel/p_steel)/(6*X*g) ;

Analyzing this correlation, we note that if X=1, formulae not gives the right value for spherical case, and reason is understandable:
is the beginning we supposed, that form of shield has cylinder component.
If we will suppose that only spheres and no cylinder elements, we can take correlation (d/R) = (P/(2*sigma_of_steel)) and depth, i.e. ‘h‘ value, will be bigger.
Certainly, in this case light shield can be a cylinder which is necessary for high speed, and robust housing can be chain of 6 or 9 spheres inside light shield.
But their intersection radius, if thickness ‘d‘ is constant everywhere, must be made not bigger then (R/2) in other case we get equivalent of cylindrical tunnel between spheres and must use formulae (d/R) = (P/sigma) without multiplier ‘2’. Such mathematics appears due to the fact, that if there is a cylinder with external or internal pressure, applied strength in parallel cross section to its axis is 2 times bigger then in perpendicular cross section, and also perpendicular cross section strength is equal to strength if the case of sphere.

Making few obvious appreciations, we can see numerical values of achievable deepness of submarines.
Lets write previous equation as:
h <= (3X-1)*(1-Y)*Z*(sigma_steel/p_steel)/(6*X*g) ;
here ‘Z‘ is percent of shield’s mass in all replacement value. We can suppose, that:
submarine with ballistic missiles has robust housing which is 20% of all mass;
fast submarine with cruise missiles has 40% of all mass in the shield;
deepwater submarine has 60% of all mass in the shield;
and batiscaphe can have shield’s share up to 80% of all rising force.

Lets suggest, that shield’s material is steel with sigma=70 (kg/mm^2) = 700 MPa, density 7800 (kg/m^3), swimability reserve Y=0.3, X=9, in this case
maximum depth:
h = (3*9 -1)*(1-0.3)*Z*(700E6/7800)/(6*9*9.8) = 3086*Z meters;
If 20% of submarine’s mass is in robust housing, Z=0.2 and achievable deepness is 617 meters.
If safety coefficient is 1.5 then we get  operational depth 400 meters, which is easily achievable using modern technologies.

Certainly, submarine must be fast i.e. with powerful engine, with weapons, equipment and stocks for operators, but we can note that if shield’s mass share is 60%, then easilly achievable deepness for usual steel and cylindrical form is 1200 meters.

Now we compare with required 4600 – 5500 meters and remember, that we have two reserves: spherical form and non-steel materials with better (strength/density) coefficient. Such known materials are, for example, aviation aluminum alloys and titanium non-magnet alloys.
Titanium alloys have density 4500 kg/m^3 and sigma up to 1000 MPa. Calculation gives:
h = (3*9-1)*(1-0.3)*Z*(1E9/4500)/(6*9*9.8) = 7642*Z meters.
If Z=0.6 then h=4585 meters.

Also we can use reserve, which appears if we choose for the form of submarine a chain of spheres inside cylinder light shield:

IN WORK

Tagged with:  

Осенью 1999 г. в США увидела свет книга Шерри Зонтаг и Кристофера Дрю «Блеф слепца» (Blind Man’s Bluff), имевшая подзаголовок «Нерассказанная история американского подводного шпионажа». В ней преимущественно речь идет о тайных операциях субмарин ВМС США против СССР после Второй мировой войны. В ней в частности так же сообщалось, что в августе 1972 г. американская атомная подводная лодка специального назначения Halibat установила рядом с подводным кабелем Министерства обороны СССР, связывающего Камчатку с материком, устройство, к слову, весьма значительных габаритов, снимавшее и записывавшее на магнитную ленту секретную информацию.
Время от времени американские субмарины в ходе операции под кодовым названием Ivy Bells («Цветы плюща») пробирались в Охотское море к «золотой жиле», как в Пентагоне, ЦРУ и АНБ называли кабель, и забирали с него записи переговоров.
Так продолжалось довольно долго.

Фото 1: Американский шпионский «девайс», извлеченный со дна Охотского моря

Однако в Вашингтоне не знали, что некоторое время спустя после установки устройства за него зацепился якорь какого-то советского гражданского судна. На помощь пришли водолазы ВМФ. Они-то и обнаружили заокеанский шестиметровый «подарок». Соответствующие советские службы использовали его на полную катушку, гоняя через кабель дезинформацию. Факт обнаружения подводного «жучка» инициировал проверку всех подводных советских коммуникаций. И когда подслушивающее устройство было обнаружено на одной из линий связи у Кольского залива, никто этому не удивился. И его тоже сделали инструментом слива «дезы».
Установка «жучков» была подтверждена в 1980 г. сотрудником АНБ Рональдом Пелтоном, завербованным советской разведкой в США, которого выдал в 1985 г. агент-перебежчик Виталий Юрченко. После этого использовать шпионский «девайс» в Охотском море не имело смысла. Его подняли со дна и представили общественности.
Но «жучок», установленный Halibat, находился на глубине 120 м. Работать с объектами, находящимися на глубинах более 500 м, а тем более 1000 и 6000 м, значительно сложнее, а то и невозможно. По дну Атлантики проходят секретные линии информационной сети Пентагона DoDIN, там размещены стационарные станции гидроакустического наблюдения, следящие за перемещением российских атомоходов, а также подводные «маяки», с помощью которых американские субмарины сверяют точность своего курса. И вообще под многометровыми толщами воды находится много чего интересного.

Фото 2: Переоборудование АПЛ «Подмосковье»

11 августа этого года в северодвинском Центре судоремонта «Звездочка» состоялась церемония вывода из эллинга АПЛ «Подмосковье», проходящей глубокую модернизацию, а фактически перестройку из РПКСН К-64 проекта 667БДРМ в большую подводную лодку специального назначения БС-64 по проекту 09787 разработки ЦКБ МТ «Рубин». Сейчас она уже спущена на воду. Эта субмарина станет носителем так называемых атомных глубоководных станций 1-го ранга.
Переоборудование стратегического ракетоносца К-64 в носитель подводных аппаратов началось аж в 1999 году: работы неоднократно приостанавливались из-за пересмотра техзадания и недостатка финансирования. Известно, что из корпуса АПЛ был вырезан ракетный отсек — его заменили отсеком специальной конструкции с разъемами и шлюзовыми переходами для малых подводных лодок. Также в нем расположены комфортабельный отсек для экипажа гидронавтов станции и научно-исследовательская часть. За счет вставки нового отсека длина подлодки возросла.
Атомные глубоководные станции (АГС) – это относительно небольшие атомные подводные лодки, способные работать на глубинах более 1000 м. Они предназначены для выполнения научно-исследовательских и специальных операций. Первые три АГС проекта 1910 «Кашалот» подводным водоизмещением около 2,000 т разработки СПМБМ «Малахит» (главный конструктор – Е.С. Корсуков) были построены «Адмиралтейскими верфями» и в 1986-1994 гг. переданы заказчику. На Западе эти лодки получили обозначение Uniform.

Фото 3: АПЛ «Подмосковье» — транспортировщик АГС

Все работы по переделке субмарины проводились на судоремонтном заводе «Звездочка» с 1994 по 2002 годы. В частности на ПЛА были демонтированы все шахты для баллистических ракет, помимо этого была укреплена конструкция подводной лодки, которая теперь, по неподтвержденной информации, может погружаться на глубину до 1 километра. АГС АС-12 крепится к носителю снизу. В настоящее время лодка К-129 числится в составе российского Северного флота и носит обозначение БС-136 «Оренбург».
Следующее трио АГС проекта 1851/18511 «Нельма» подводным водоизмещением около 1,000 т проектировалось так же СПМБМ «Малахит» (главный конструктор – Герой России С.М. Бавилин) и строилось теми же «Адмиралтейскими верфями». Сколько-нибудь четких фотографий этих подлодок нет. Но если довериться ресурсу Covert Shores, специализирующемуся на сборе и обобщении информации о силах и средствах специальных подводных операций, то в днищевой части носовой оконечности этих субмарин имеются мощные манипуляторы, способные выполнять самые разные задачи: от собирания элементов разного рода оружия на морском дне до «перегрызания» подводных кабелей. Западное обозначение лодок этого типа – X-Ray.

Фото 4: АГС проекта 1910 «Кашалот»

Наконец, самая известная из АГС – АС-31 проекта 10831 подводным водоизмещением 2100 т – из-за особенностей конструкции своего прочного корпуса, представляющего собой «цепочку» титановых сфер, получила неофициальное название «Лошарик». Субмарина сконструирована СПМБМ «Малахит» (главный конструктор – Герой России Ю.М. Коновалов) и построена Севмашем. Она вошла в строй в 2006 году. Во время экспедиции «Арктика-2012» в августе-октябре 2012 г. эта лодка двадцать суток занималась сбором грунта и образцов породы на глубинах 2,500-3,000 м. Этот рекорд вряд ли в обозримом будущем будет побит. Разве что какой-нибудь очередной АГС российского производства.
Как рассказали «Известиям» в Минобороны, лодка помогала корректировать бурильные работы, которые проводились с дизель-электрических ледоколов «Капитан Драницын» и «Диксон» для определения внешней границы континентального шельфа России.
В результате совместной работы получен огромный объем геологического материала. Отобрано более 500 кг обломков классифицируемых горных пород. Результаты экспедиции лягут в основу заявки в комиссию ООН по морскому праву на подтверждение продолжения континентального шельфа России, ранее отклоненную за недостаточностью геологических образцов, и, соответственно, приоритетного права на разработку ресурсов шельфа, — рассказал собеседник «Известий».
Он добавил, что, по данным Минприроды, хребты Ломоносова и Менделеева обладают запасами нефти и газа в объеме более 5 млрд.т условного топлива.
Во время экспедиции был обследован весь хребет и пробурено три скважины на двух участках с отбором образцов грунта. С помощью «Лошарика», оснащенного манипуляторами, грунт смогли собрать драгой (устройство очистки породы от наслоений), телегрейфером (большегрузный ковш с телекамерой) и гидростатической трубкой.
Работы велись на глубине от 2,5 км до 3 км в течение 20 суток. За счет атомного реактора и уникального титанового корпуса лодка может находится под водой намного дольше, чем гражданские батискафы на аккумуляторах.
По данным одного из участников экспедиции, у лодки в ходе работ были повреждена система внешнего освещения, которая помогает лодке «видеть» дно на глубине и находить различные предметы. Кроме того, придется ремонтировать манипуляторы, с помощью которых лодка забирает со дна океана пробы грунта и другие объекты.

Сейчас «Лошарик» готовят к техобслуживанию в 42-м цехе завода «Севмаш». Поскольку «Лошарик» оснащен атомным реактором, после каждого выхода в море лодку приходится поднимать в док, осматривать и устранять мелкие неисправности. В ходе ремонта планируется восстановить техническую готовность лодки, проверить узлы и механизмы, в частности валы и гребные винты. Хоть глубина для этой лодки была не очень большая, но придется выравнивать корпус. Во время одного из погружений вышла из строя система внешнего освещения — заменим и ее, — пояснил источник в оборонно-промышленном комплексе. Как рассказал собеседник, корпус «Лошарика» сделан из высокопрочного титанового сплава, поэтому устранить вмятины на корпусе намного сложнее, чем у обычной стальной лодки. Носителем «Лошарика» является переделанная стратегическая подводная лодка проекта 667 «Кальмар», у которой демонтированы пусковые шахты баллистических ракет — батискаф крепится под ее днищем.
В феврале этого года мы уже обслуживали «Лошарик». Готовили его к походу на Северный полюс. Установили дополнительное батиметрическое оборудование для сейсмического профилирования морского дна — в частности, профилограф (устройство для замера глубины донных отложений), гидролокатор бокового обзора и т.д. Тогда же подготовили запасные части и титановые плиты для повторного ремонта. Доработали и лодку-носитель, установили на нее многолучевой эхолот, — продолжил представитель Минобороны.
Потребность в таком аппарате очень высокая. В России помимо «Лошарика» на глубине 2–3 км могут работать только глубоководные станции «Мир». В прошлую экспедицию под руководством Артура Чилингарова использовали оба «Мира». Но сейчас выполнить пришлось более сложные и длительные подводные работы. Для нее у «Миров» не хватает автономности. Поэтому решили использовать «Лошарик», — пояснил собеседник «Известий».
По словам представителя Минобороны, если «Мир» работает на аккумуляторах, которые обеспечивают работу в течении 72 часов, то «Лошарик» — это полноценная субмарина с атомным реактором. Он позволяет обеспечить автономную работу батискафа в течение несколько месяцев. На ней есть места для отдыха экипажа, рабочие помещения, камбуз и т.д. При этом регенерация воздуха и воды обеспечивается не хуже, чем на космических станциях.
«Миры», по сути, — прогулочные батискафы. Манипуляторы у них слабые, с ограниченным количеством движений, дополнительные средства батиметрии не поставишь, — объяснил представитель «Минобороны».

Фото 4: Так по версии ресурса Covert Shores выглядит АГС проекта 1851 «Нельма»

Доставляют АГС к месту работы атомные подводные лодки специального назначения (ПЛАСН). По сути дела, это транспортные субмарины. Сейчас в этой роли выступает БС-136 «Оренбург» проекта 09786 разработки ЦКБ МТ «Рубин». Она переоборудована из РПКСН К-136 проекта 667БДР в Центре судоремонта «Звездочка». В корпус врезан специальный отсек, в который «прячется» АГС и транспортируется к месту глубоководных исследований. Именно АПЛ БС-136 «Оренбург» в сентябре 2012 г. доставила подо льдами «Лошарика» на Северный полюс, и тот несколько раз «сбегал» на дно макушки Земли.

Фото 5: КС-129 «Оренбург» – большая ПЛА специального назначения проекта 09786

Фото 6: Во время автопробега по берегу Белого моря операторам английской телепрограммы Top Gear удалось заснять АС-31

На смену «Оренбургу» придет «Подмосковье». Проходят ремонты и модернизируются, готовясь к предстоящим миссиям, и атомные глубоководные станции. АГС и ПЛАСН-транспортировщики организационно входят в состав 29-й отдельной бригады ПЛА особого назначения Северного флота и базируются на Губу Оленью.

Фото 7: АГС АС-31 проекта 10831 по версии ресурса Covert Shores

Фото 8: ПЛАСН «Подмосковье» может транспортировать АГС разных типов

В период с 2004 по 2007 год капитан 1-го ранга Опарин А. И. возглавлял проведение заводских, государственных и глубоководных испытаний опытной подводной лодки в Белом, Баренцевом, Гренландском и Норвежском морях. По неподтвержденной информации данная субмарина к осени 2009 года полностью закончила программу государственных испытаний. Скорее всего, была принята в состав флота в 2010 году или позднее. Так в мае 2010 года в прессе появлялась информация о том, что ряд специалистов КБ «Рубин», «Малахит», «Прометей», СРЗ «Звездочка» были награждены государственными премиями за «опытный глубоководный заказ 1083К.

Предполагается, что ПЛА приписана к Северному флоту, при этом не подчиняется его командованию. АС-12 входит в состав Главного управления глубоководных исследований Минобороны РФ, которое более известно как «Подводная разведка» и подчиняется непосредственно министру обороны страны. Корпус глубоководной станции собран из высокопрочных титановых отсеков, имеющих шарообразную форму, в которых реализован принцип батискафа. Все отсеки лодки соединены между собой проходами и находятся внутри легкого корпуса.
Предполагается, что именно из-за конструктивных особенностей судостроители северодвинского предприятия «Севмаш» прозвали данную лодку «Лошариком» по аналогии с одним советским мультипликационным героем – лошадкой, которая была собрана из отдельных шариков. При этом технические характеристики лодки засекречены. По имеющейся в свободном доступе информации лодка имеет в длину до 79 метров. Полное водоизмещение лодки составляет 2,000 тонн. Глубоководная станция, по информации некоторых источников, может погружаться на глубину до 6,000 метров, и развивать максимальную скорость в 30 узлов.

Вероятно, что одну из сфер глубоководной станции «Лошарик» занимает атомный реактор Э-17 с паропроизводящей установкой и турбозубчатым агрегатом, мощность которого на валу составляет 10-15 тысяч л. с. Сообщается, что подлодка оснащена одним гребным винтом в специальном кольцевом обтекателе. Какого-либо вооружения на станции нет, но при этом она оснащена манипулятором, телегрефейром (ковш с телекамерой), драгой (система очистки породы), а также гидростатической трубкой. В состав экипажа «Лошарика» входит 25 человек – все офицеры.

Фото 9: Лодка-носитель «Оренбург» в месте постоянной дислокации, Оленья губа

Источники:
http://www.nationaldefense.ru/includes/periodics/maintheme/2015/1214/143117336/detail.shtml
http://topwar.ru/24870-sekrety-losharika.html
http://masterok.livejournal.com/2194087.html
http://masterok.livejournal.com/393335.html
http://topwar.ru/20479-losharik-proshel-ispytaniya-v-arktike.html
http://militaryrussia.ru/forum/viewtopic.php?f=760&t=1663&start=60

Продолжаем тему ПЛА специального назначения.

По сообщениям прессы, ВМФ России в 2018 году получит особый корабль – научно-исследовательскую атомную подводную лодку (ПЛА) «Белгород» проекта 09852. Субмарина достраивается на базе подводного крейсера проекта 949А в Северодвинске. ПЛА станет носителем обитаемых и роботизированных подводных аппаратов (ПА) и специального оборудования.

Третья мировая война (ТМВ) – это пример беспрецедентного театра боевых действий, с применением оружия массового поражения, не исключая ядерное, и сложнейших технических разработок. Эксперты прогнозируют самые разнообразные сценарии развития событий ТМВ, спорят о возможности развития подобного конфликта, но абсолютно ясно, что страшна эта война будет именно благодаря технике и вооружению способному нанести катастрофический урон по противнику.
Одним из примеров оружия будущего является подводная лодка особого назначения «Белгород» К-139. ПЛА номинально относиться к классу Антей (или «Oscar-II», согласно стандартам НАТО), это один из образцов передовой технической мысли, обладающий широкими тактическими возможностями. ПЛА классифицируется как субмарина пятого поколения, так как конструктивные особенности выделяют её на фоне более старых образов подобной техники, и это при условии, что главный конкурент СССР, а ныне России – США, располагает образцами подводных лодок лишь четвёртого поколения. Из чего можно сделать вывод, что К-139 не просто пополнил, но и модернизировал атомный подводный флот России.

Почти вся информация по субмарине К-139 храниться под грифом секретности, однако получили огласки некоторые её характеристики. Предполагается, что атомный подводный крейсер «Белгород» будет развивать скорость в размере 33 узлов (примерно 62 километра в час), что является достаточно крупным показателем с учётом габаритов корабля, его рабочая глубина погружения составляет порядка 420 метров, максимальная глубина примерно 500 метров. ПЛА имеет весьма внушительные размеры, около 154 метров в длину и 18 метров в ширину (вся флотилия ПЛА типа Антей получила неофициальное название «батон»), по максимальным показателям, её общее водоизмещение составляет 23,860 тонн. Однако, несмотря на внушительные размеры, экипаж, требуемый для управления составляет 130 чел. ГЭУ ПЛА имеет два ядерных реактора с мощностью каждого в 190 МВт. Автономность минимально составляет 120.

Основу вооружения К-139 составляют 24 ракеты «Гранит» (по стандартам НАТО – «Shipwreck», Кораблекрушение) – это дальнобойные сверхзвуковые крылатые ракеты, которые способны произвести запуск, как из-под воды, так и над её поверхностью. «Белгород» имеет в своём распоряжении стандартные торпедные аппараты 2×650 и 4×533, в количества 24 штуки.

По данным открытых источников, на АПЛ проекта 09852 будет смонтировано большое количество специального и водолазного оборудования, шлюзовые камеры для перехода в обитаемые глубоководные аппараты. На «Белгороде» будет развернут геофизический комплекс «Магма», позволяющий вести геологоразведочные работы на арктическом шельфе. Он в 4 раза снизит затраты на проведение исследований в труднодоступных акваториях независимо от погодных условий и ледовой обстановки.
Подводный атомный крейсер, превращенный в многофункциональный корабль, может использоваться как для изучения Мирового океана, в разведке и добыче полезных ископаемых на арктическом шельфе, так и для разведки, монтажа оборудования и обслуживания его на морском дне.

При этом, тактический потенциал К-139 не ограничивается приведёнными выше данными. По одной из неподтвержденных официально версий, лодка проекта 09852 может выступать в роли носителя перспективного подводного многоцелевого комплекса “Статус-6” (материал 79)

На основе имеющейся информации можно сделать вывод, что этот корабль и программа “Статус-6” тесно взаимосвязаны. Скорее всего, проект “Статус-6”, фактически базируется на К-139, в результате чего можно считать, что ядерное оружие тоже является частью оснащения этого судна. Однако, атомное оружие не всегда рассматривалось как часть вооружения АПЛ “Белгород”, принято считать, что судно приобрело подобный статус в 2012 году после официального заявления главкома ВМФ Владимира Высоцкого, о достройке судна «По специальному государственному проекту», это и послужило одной из предпосылок к догадкам о проекте “Статус-6”. Торпеда катастрофического поражения прибрежной территории, которую получает как основной элемент вооружения ПЛА специального назначения “Белгород” становиться весомым военным аргументом.

В дополнение к сказанному выше, особенности исходного проекта, ПЛАРК пр.949АМ, позволяют
– высвободить огромные объемы под очень значительное количество пилотируемых и беспилотных подводных аппаратов различного назначения
– установить полноценный водолазный комплекс на борту самой лодки, по возможностям и удобству (оперативности) применения превсходящий аналогичные комплексы на надводных судах
– проводить поисково-спасательные операции максимально эффективно (нет зависимости от метеоусловий, высокая скорость подводного)
– максимально использовать потенциал энергетики на борту (ЯЭУ).
– сохранит часть ударного потенциала (до 3/4 ПКР Оникс в каждой шахте ПКР Гранит и/или до 6 КР семейства Калибр/шахта.

Источники:
http://www.3world-war.su/vooruzhenie/vooruzhenie-rossii/1185-belgorod-k-139-podvodnaja-lodka-jadernoj-programmy.html
http://29ru.net/pu/various/93308553/
http://tehnoomsk.ru/node/2665
http://militaryrussia.ru/blog/topic-708.html

Будучи многолетним апологетом легководников, никогда бы не подумал, что буду выступать адвокатом ЖМР. Но пришлось недавно порассуждать о перспективах развития “малышей” и получается, что в конкретно определенных рамках альтернативы сплаву Pb-Bi нет.
Не Na, не Hg, не пресловутой и распиаренной “соли”, я кстати считаю солевую тему конкретной “панамой”, а именно нелюбимому многими тяжелому сплаву. А теперь, по прозвучавшей за разговорами просьбе/рекомендации еще и пришлось письменно оформить мнение об этом предмете.

Но вот что интересно. После всех размышлений мне показалось, что зашоренность модным моноблочным дизайном сильно мешает таким проектам. Получив же отзыв, сильно захотелось ответить анонимному “ученому соседу”. Даже не знаю…

Фото: Кристаллы Висмута

В России ведутся испытания автономного необитаемого Подводного Аппарата (ПА) «Клавесин-2Р». Такими беспилотными ПА будет вооружена ПЛА специального назначения БС-64 «Подмосковье» проекта 09787.

screen-shot-2016-09-09-at-3-28-02-pm

 

Первое поколение ПА «Клавесин-1Р» (на фото) было испытано в 2007 году. Тогда были достигнуты: глубина погружения 6083 метра, дальность хода до 300 километров и автономность работы 5 суток. Характеристики второго поколения не называются официально – работы по проекту имеют важное значение для ВМФ России. У первого и второго типа «Клавесинов» схожие длина – около 6 метров и диаметр – 0,9-1 метр. Также в открытых источниках сообщается, что «Клавесин-1Р» представляет собой «глубоководный многоцелевой комплекс, оснащенный современными средствами автономной и гидроакустической навигации и связи, реконфигурируемой системой управления, целевой аппаратурой для выполнения поисковых работ, съемки и картографирования морского дна». Его испытания проходили в Японском море и Курильско-Камчатском глубоководном желобе. Также беспилотный ПА прошел «опытную эксплуатацию на континентальном шельфе в Арктике и при поиске затонувшего радиоизотопного источника в Охотском море».
В российских СМИ уже появились оригинальные гипотезы, что этот автономный аппарат является «младшим братом» ужаса американских адмиралов – атомной спецторпеды «Статус-6». Источник не располагает данными о возможном применении «Клавесина» в виде атомного дрона: судя по всему, это вполне обычный, для своего класса, ПА используемый для ведения разведки и поисковых работ. На это намекает и скромная скорость его передвижения, которую называют несколько российских источников – около 3 узлов (5,5 км/ч).
Предполагается, что кроме БС-64 новые аппараты этого семейства получат модернизированные атомные субмарины проекта 949АМ.

 

Источник: http://www.tehnoomsk.ru/node/2258

 

Проект подводного энергетического комплекса с ядерным реактором, который может быть использован и в оборонной сфере, готов к реализации. Об этом сообщил руководитель лаборатории Фонда перспективных исследований, главный конструктор ЦКБ МТ “Рубин” Евгений Торопов. “Для подводного энергетического комплекса мы можем создать объект с использованием реактора, отвечающего требованием МАГАТЭ (?). На сегодняшний день технических и научных проблем для создания такого комплекса нет”,- сказал Торопов, докладывая в ФПИ о ходе и предварительных результатах 2-го этапа реализации проекта “Айсберг”.

В ФПИ подчеркнули, что подводный энергетический комплекс “позволит решить проблему энергообеспечения удаленных потребителей как оборонного, так и народно-хозяйственного назначения”.

Проект ФПИ “Айсберг” реализуется с января 2015 года при головной роли АО “ЦКБ МТ “Рубин”. Проект предусматривает создание технологий и технических средств, обеспечивающих полностью автономное подводное (подледное) освоение месторождений углеводородов в арктических морях с тяжелыми ледовыми условиями. В частности, ведется разработка подводного автономного бурового комплекса, подводного автономного энергетического комплекса, подводного судна сейсморазведки, подводного транспортно-монтажного и сервисного комплекса.

В соответствии с задачами проекта, охрану подводных комплексов по добыче углеводородов и инфраструктуры месторождений планируется силами Военно-морского флота с использованием автономных средств самообороны.

Торопов рассказал, что по проекту энергетического комплекса завершены необходимые проработки, выполнено 3-D моделирование. Он отметил, что при одобрении правительством РФ и получения заявок от заинтересованных компаний воплощение проекта энергетического комплекса в жизнь может быть начато “в самое ближайшее время”.

Согласно макету энергетического комплекса, ресурс установки – 200 тыс. часов, срок службы – 30 лет, мощность – 24 МВт, период непрерывной работы без присутствия человека и технического обслуживания – 8,000 часов.

“Поддержку в дальнейшей реализации проекта оказывают Минобороны России, госкорпорация “Росатом”, ПАО “Газпром”, АО “ОСК”, которые уже сегодня учитывают в своих инновационных и долгосрочных планах реализацию создаваемых в рамках проекта “Айсберг” перспективных автономных комплексов” – заявил руководитель проектной группы ФПИ Виктор Литвиненко.

“В тесном взаимодействии с Минэкономразвития России создание пилотных образцов автономных комплексов предусматривается, в том числе, в рамках проекта государственной программы “Социально-экономическое развитие арктической зоны Российской Федерации на период до 2025 года и дальнейшую перспективу” – добавил он.

 

Источник: ИнтерФакс

(материал в работе)

Росатом поделился видео с процесса выгрузки ОЯТ из реакторов подводных лодок пр. 705. Вслед за выгрузкой в 2008-2012 году ОЯТ с двух аварийных лодок пришел черед и 4 лодок пр. 705 (“Лира”) со штатно заглушенными реакторами. Сюжет ниже (сюжет РосАтома) про окончание выгрузки с последней, 4 ПЛ, комментарии специалистов СевРАО, осуществлявшего операцию, там очень интересны.

 

Есть и более подробное видео, где рассказывается и иллюстрируется весь процесс (видео процесса РосАтома). Насколько можно понять, он проходил в два этапа – сначала реактор вынимали краном из отсека подводной лодки (лодки разделаны), ставили в стапель-саркофаг, переворачивали, снимали страховочный корпус и систему обогрева, разогревали (уже своими средствами, паром) до температуры плавления свинцово-висмутовой эвтектики и сливали теплоноситель. Дальше у реактора отрезалось днище, видимо снималалась нижняя решетка, удерживающая ТВС, и ТВС поднимались захватом в скафандр (см. видео). Скафандр переносился на судно – транспорт ОЯТ, и там ТВС выгружалась в пенал, в котором оно поедет на завод РТ-1 на ПО “Маяк”. Теплоноситель же, видимо, поедет на захоронение, как и остальные детали реактора.

 

Интересно, что ОЯТ в этих реакторах интерметаллидное (уран-бериллиевое), а в прошлом году Маяк рапортовал об освоении процесса переработки такого редкого композита.

 

Источник: http://tnenergy.livejournal.com/72497.html

Tagged with:  

(Материал в работе)

Принимать как истину не советую (см. вопросы в конце). Автор тот еще “эксперт”. Но кое-что интересное в этой статье есть:

В годовом отчете северодвинского филиала КБ «Рубин» — КБ «Рубин-Север» — содержится крайне любопытная информация, освежающая в памяти ноябрьские события прошлого года, которые вызвали бурное обсуждение не только в нашей стране.

Тогда выяснилось, что Россия полным ходом ведет разработку уникального оружия. Такого, которое способно гарантировано пробить громадную брешь в массированной обороне вероятно возможного противника (ВВП). То есть, это не просто асимметричный ответ на бездумное строительство ЕвроПРО, а решение, с лихвой перекрывающее и ПРО, и натовские батальоны в Польше и Прибалтике, и прочие «недружелюбные» по отношению к России действия.

Зачем в Северодвинске строят три атомных подводных лодки специального назначения? Согласно нынешнему отчету, в Северодвинске проводится ОКР по проекту номер 09853. Содержание данной работы не расшифровывается. Однако, судя по порядковому номеру проекта, который идет непосредственно за номерами проектов двух атомных подводных лодок специального назначения (ПЛА СН) 09851 «Хабаровск» и 09852 «Белгород», речь может идти о создании похожего по назначению атомохода.

«Белгород» и «Хабаровск» строятся на «Севмаше» в условиях строгой секретности. «Белгород» предполагается спустить на воду в следующем году, «Хабаровск» — в 2018 году. И, по поступающим скупым сведениям, можно предположить, что речь идет о создании в нашей стране ПЛА нового, пятого поколения (российские новейшие многоцелевые атомные подводные лодки типа «Ясень» и «Борей», а также их американские аналоги «Сивулф» и «Вирджиния» относятся к поколению номер четыре).

«Белгород» — исследовательская ПЛА с крайне широкими функциями. Есть основание предположить, что на ней будут «обкатывать» принципиально новое оружие. А затем оно, видимо, будет установлено и на «Хабаровске», и на новой лодке только что «всплывшего» в открытых источниках проекта 09853.

Но прежде, чем вести разговор о новом корабле, вернемся к той сенсации, что случилась в прошлом ноябре. Тогда во время совещания в Сочи по вопросам развития «оборонки», которое проводил президент Владимир Путин, два федеральных телеканала как бы по ошибке показали слайд с грифом «Совершенно секретно». В нем содержалась концепция и сроки реализации океанской многоцелевой ударной системы «Статус-6». «Засветили» и разработчика — ЦКБ «Рубин», и назначение системы. И она такова: «поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени».

При расшифровке скриншота Минобороны, угодившего на телеэкран, было установлено, что носителями нового оружия должны стать именно лодки «Белгород» и «Хабаровск», несмотря на то, что они пока как бы приписаны к Главному управлению глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны. ГУГИ к стратегическому оружию никакого отношения не имеет, а здесь речь идет о супероружии. О том, что на самом деле обе перспективные лодки должны будут войти в состав других структур ВМФ, свидетельствует масса косвенных свидетельств. Например, на закладке «Хабаровска» не присутствовал ни один представитель ГУГИ.

О тайном назначении лодок проектов 09851 и 09852 заговорили еще летом в 2015 года, когда главком ВМФ на форуме «Армия-2015» заявил, что в России уже строятся лодки пятого поколения. Поиски наиболее подходящих на эту роль и реализуемых кораблестроителями проектов и вывели на «Белгород» и «Хабаровск». Ну, а слайд МО, «случайно» угодивший на телеэкраны, подтвердил эти предположения.

По всей видимости, никакой случайности и оплошности в той «утечке информации» нет. Все продумано и сделано «на публику». Прежде всего, как представляется, на ту, что находится за океаном. Это сигнал, что Россия создает новый вид оружия сдерживания, наиболее скрытного, нейтрализация которого крайне маловероятна.

Вероятнее всего, что «рыцари плаща и кинжала» из Лэнгли к тому моменту уже имели общие представления о том, что в России активно разрабатывается «нечто крайне серьезное». При этом полагали, что это реанимация проекта торпеды Т-15, которая должна была доставлять к побережью США 100-мегатонный ядерный заряд.

Т-15 начали создавать в начале 60-х годов. Однако из-за отсутствия компактного ядерного реактора, который позволил бы обеспечить ход на нескольких сотен километров, проект закрыли. Электродвигатели на аккумуляторах позволяли доставлять 40-тонную махину длиной в 24 метра не далее чем на 30 километров. Тем самым подводная лодка, для выполнения боевого пуска должна была входить в зону массированной противолодочной обороны противника. Да и подрыв 100-мегатонного заряда на небольшом расстоянии от лодки сулил ей громадные неприятности.

По прошествии полувека проблема компактного ядерного реактора для двигательной установки сверхдальней торпеды была решена. Однако значительный прогресс за это время произошел не только в ядерной энергетике, но и в системах управления, и в электронных компонентах, и в материалах, и в прочих составных элементах торпедного оружия. Да и в стратегии и тактике ВМФ. Поэтому «Статус-6» — это абсолютно новая разработка, имеющая общего с Т-15 лишь рекордную дальность и мощность заряда.

Самое существенное отличие от нереализованного проекта «царь-торпеды» состоит в том, что данное оружие — не торпеда, а подводный робот -необитаемый подводный аппарат (НПА), обладающий компьютерным интеллектом и способный действовать самостоятельно на удалении в несколько тысяч километров от носителя. Т. е. от подводной лодки, его запустившей.

Сразу оговоримся: все технические параметры, которые мы будем приводить, основаны, разумеется, не на совершенно секретных документах КБ «Рубин». Они являются результатом расшифровки слайда Минобороны, анализа экспертов, как отечественных, так и зарубежных, учитывающего технические и технологические возможности ОПК России. А также анализа открытых документов, отражающих исполнение предприятиями НИР, ОКР и заказов на строительство подводных лодок, глубоководных аппаратов и входящих в их состав компонентов.

Даже эти неполные, но заслуживающие доверия данные дают впечатляющую картину того, какими возможностями обладает НПА, получивший название океанской многоцелевой системы «Статус-6».

Прежде всего, о мощности ядерного заряда. Тут самый широкий диапазон предположений — от 10 Мт до 100 Мт. Установить на НПА диаметром 1,6 м и длиной 24 м заряд, дело несложное. Но при этом все аналитики сходятся в том, что боеголовка может иметь кобальтовую секцию, что должно приводить к максимальному радиоактивному загрязнению громадной территории. Подсчитано, что при скорости ветра 26 км/ч долговременному заражению будет подвержен прямоугольник побережья размерами 1700×300 км. Собственно, оружие сдерживание и должно быть таким, мягко выражаясь, жестоким. Это гарантирует от попытки его использования, поскольку то же самое неизбежно «прилетит» и с другой стороны.

«Статус-6» способен уничтожать базы ВМС. Или авианосные ударные группы. США. Во время проведенных в 1946 году ВМС США испытаний «Перекресток» по подводному взрыву мощностью 23 кт в результате радиоактивного заражения был потерян совсем новый авианосец «Индепенденс», спущенный на воду в 1942 году. После четырех лет безуспешных попыток дезактивации он был затоплен. Боеголовка «Статуса-6» может содержать загрязняющих радиоактивных изотопов на несколько порядков больше.

В НПА  в качестве источника энергии для водометных движителей используется малогабаритный ядерный реактор на жидкометаллическом теплоносителе (1. Откуда информация?). Вырабатывая им мощность в 8 МВт позволяет НПА развивать максимальную скорость от 100 км/ч до 185 км/ч. При этом дальность, как у МБР — до 10 тыс. км. Кажущаяся фантастической скорость подводного хода тоже на сегодня вполне реальная. В конце 70-х годов у принятой на вооружение ВМФ РФ торпеды «Шквал» скорость достигала 375 км/ч. Правда, на «Шквале» реактивный двигатель.

Реактор на жидкометаллическом теплоносителе имеет два существенных достоинства по сравнению с традиционными для подводного флота водо-водяными. Во-первых, он обладает минимальным шумом (2. С чего бы это?) при высоком кпд. Во-вторых, имеет низкую удельную стоимость в расчете на киловатт мощности (3. Кто, как и где считал?). Подсчитано, что реактор для «Статуса-6» может стоить порядка 12 млн. долларов (4. Кто оценивал?).

При анализе прочности корпуса (5. Где и кто анализировал?) «Статуса-6» было установлено, что он имеет рабочую глубину порядка 1000 метров.

Что же касается малозаметности НПА для гидроакустической противолодочной системы США SOSSUS, то новый аппарат значительно тише, чем любая малошумная лодка. При этом предполагается, что на крейсерской скорости до 55 км/ч «Статус-6» можно будет обнаружить не дальше, чем на расстоянии в 2−3 км. В случае же обнаружения он с легкостью уйдет от любой торпеды противника на максимальной скорости. При этом выбор скоростного режима и маневрирование НПА будет осуществлять самостоятельно.

Шансы уничтожения «Статуса» у противника минимальные. Самая быстроходная торпеда США Mark 54 имеет скорость 74 км/ч. К тому же она неспособна погружаться на глубину в 1000 м, на которой будет идти к цели «Статус-6». А глубоководная евроторпеда MU90 Hard Kill, пущенная вдогон, на максимальной скорости в 90 км/ч способна пройти не более 10 км.

Оценивая возможности системы «Статус-6» (6. По каким данным, кто оценивал? Где?), следует учитывать, что это не просто очень «мускулистая» торпеда, но и робот, имеющий неплохие «мозги». В качестве оружия сдерживания, торпеда может прийти в точку назначения и залечь на дно, дожидаясь сигнала на подрыв боевой части. Сигнал, естественно, может подаваться по длинноволновому каналу, поскольку длинные волны проникают в толщу воды (7. Проникают, и что? На 1000 метров? Серьезно?). В этом случае мы будем иметь оружие сдерживания со стопроцентной гарантией срабатывания.

Вероятно, что «утечка информации» в ноябре прошлого года была строго дозированной. Ее объем и содержание предназначались для того, чтобы ВВП понял, что к России необходимо относиться с позиции разума, а не эмоций и амбиций. Круг задач у подводного робота может (и должен) быть несколько шире. Среди них, могут быть, например, разведывательные функции с возвращением дрона на материнскую лодку пятого поколения.

Отчет КБ «Рубин-Север» продемонстрировал, что носителями системы «Статус-6» в обозримом будущем будут уже не две, а три ПЛА СН пятого поколения.

 

По материалам: http://svpressa.ru/war21/article/152608/

(Текст в доработке)

ПЛА БС-64 «Подмосковье»:

Атомная подводная лодка-носитель атомных глубоководных станций. По причине малой скорости хода станций, она доставляет их до места проведения специальной операции, после чего они отстыковываются и уходят на необходимую для их работы большую глубину (см. материал 75).

ПЛА БС-64 «Подмосковье» построена по проекту 667БДРМ (Delta — IV). Заложена в декабре 1982 года на Северодвинском «Севмаше», а спущена на воду в марте 1984 года и через два года принята в состав флота.

«Подмосковье» более десяти раз выполняла автономные походы с первым и вторым (по отдельности) экипажами. В 1999 году поступил приказ о переходе лодки в Северодвинск на средний ремонт, на переоборудование в носитель атомных глубоководных аппаратов по проекту 09787.

Во время переоборудования у подводной лодки вырезали ракетные отсеки и на их место поставили отсек с жилыми (научными) помещениями и оборудованием для стыковки атомных глубоководных станций. За счет вставки нового отсека длина подлодки возросла. Новый отсек позволяет подводной лодке совершать длительные переходы с носимой атомной глубоководной станцией, а также проводить операции по стыковке и отстыковке станции. Также в нем расположены комфортабельный отсек для экипажа гидронавтов станции и научно-исследовательская часть. Предположительно, помимо носимой АГС, на субмарине будет находиться автономный необитаемый аппарат «Клавесин-1Р». Он значится в планах закупок конструкторского бюро «Рубин».

По состоянию на 2015 год, лодку готовят к выводу из главного стапельного цеха предприятия с последующим спуском на воду для достроечных работ и швартовных, ходовых, государственных испытаний. Во время выходов в море на ходовые и государственные испытания «Подмосковье», предположительно, будет взаимодействовать с атомными глубоководными станциями проектов 1910 «Кашалот», 1851 «Палтус» и 10831 «Лошарик».

ПЛА “Оренбург”: К-129 или БС -129

Атомная подводная лодка-носитель атомных глубоководных станций. Атомный подводный крейсер К-129 был заложен в апреле 1979 года на Северодвинском машиностроительном предприятии по проекту 667БДР (Delta III), спущен на воду в апреле 1981 года, и в том же году вступил в строй.

За годы своей службы в качестве стратегического крейсера он успел попасть в аварийную ситуацию у берегов Земли Франца-Иосифа, где на глубине 97 метров столкнулся с льдом, после чего провалился на глубину почти двести метров. В результате столкновения были повреждены выдвижные устройства и помято их ограждение (рубка). Каждый год крейсер выходил на боевые службы с первым и вторым экипажами.

С августа по сентябрь 1985 года К-129 участвовал в большом арктическом походе вместе с подводной лодкой К-218 (проект 671РТМ). В районе Северного полюса субмарины всплыли в полынье, которую К-129 проделал двумя торпедами, после чего произвел пуск двух баллистических ракет. В 1989 году на подлодке произошла авария главной энергетической установки, в результате которой ее отправили в Северодвинск для восстановительного ремонта на предприятии «Звездочка».

Во время ремонта К-129 перевели в класс атомных подводных крейсеров специального назначения, после чего приступили к переоборудованию по проекту 09786 в носитель атомных глубоководных станций. На время ремонта у крейсера поменялся тактический номер, он стал КС-129. Во время переоборудования у подводной лодки вырезали ракетные отсеки и на их место поставили отсек с научными помещениями и оборудованием для стыковки и отстыковки атомных глубоководных станций.

Модернизация закончилась в декабре 2002 года. После чего у подводной лодки в очередной раз сменили тактический номер на БС-129 и добавили имя «Оренбург», которое перешло ей от предыдущего носителя глубоководных аппаратов.

С 2003 по 2007 года подлодка проходила швартовные, заводские, государственные и глубоководные испытания. Примерно в 2006 году произошло ее первое взаимодействие с новейшей (на то время) атомной глубоководной станцией проекта 10831 «Лошарик», который тоже проходил государственные испытания. БС-129 «Оренбург» также способна носить под собой атомные станции других проектов.

После доработок, произведенных по завершении испытаний в 2011 году, «Оренбург» был принят в состав флота. БС-129 находилась на предприятии «Звездочка», где проходила ее доработка. В 2012 году состоялось принятие ее в состав флота.

1544317_887946904601936_168827571787551027_n

В сентябре 2012 года появились первые качественные фотографии БС-129, сделанные во время исследовательской экспедиции «Арктика-2012». Главной целью похода была доставка атомной глубоководной станции АС-12 проекта 10831 «Лошарик» для сбора данных, которые будут предъявлены в комиссию ООН по морскому праву с заявкой на расширение подконтрольной России арктической зоны.

В течение 20 суток АС-12 осуществлял сбор породы и грунта на глубине 2500–3000 метров и доставлял их на БС-129. В экспедиции участвовал Архангельский ледокол «Диксон» и Мурманский «Капитан Драницын». На сегодняшний день подводная лодка проходит службу в составе Военно-морского флота и базируется в губе Оленьей.

Источник: “Военный обозреватель”

(Текст в работе)

В июне 2015 года одна из самых секретных американских субмарин стала музейным экспонатом, живой историей. На территории музея подводных лодок ВМС США, находящемся в городе Гротоне, штат Коннектикут, для нее была создана отдельная экспозиция. Адмирал Джон Гринер, который когда-то служил на этой подводной лодке, отметил на церемонии открытия, что для своего времени лодка была настоящим революционным прорывом и технологическим чудом. Несмотря на тот факт, что создавали ее для исследовательских целей, а укомплектована лодка была разнообразным научным оборудованием, она успела принять участие во многих операциях, которые проводились американским военным ведомством.

В октябре 1969 года в состав ВМС США была включена экспериментальная атомная подводная лодка NR-1, над созданием которой специалисты работали с начала 1960-х годов, работы эти велись в условиях строжайшей секретности. Водоизмещение подлодки было на порядок меньше (366 тонн), а глубина погружения наоборот, как минимум в два раза больше (более 900 метров), чем у боевых АПЛ того периода. Лодка изначально предназначалась для выполнения разнообразных исследовательских и подводно-технических работ в интересах американских военно-морских сил, а также разведывательных служб. Лодка была построена на верфях города Гротона компанией Electric Boat, подразделением General Dynamics — корпорации, которая уже больше века является основным предприятием по ВМС США, спуск субмарины на воду состоялся 25 января 1969 года (закладка — 1967 год).

Инициатором проекта по созданию подобной исследовательской атомной субмарины выступал известный американский адмирал Хайман Риковер, которого в США называют отцом атомного подводного флота страны. Секретность проекта на тот момент времени была так высока, что формально подлодку не вводили в строй и не присваивали ей никакого официального наименования. При этом со временем лодка получила прозвище Nerwin и служила флоту верой и правдой на протяжении практически 40 лет (до 2008 года). За это время подлодка успела принять участие в большом количестве уникальных подводных операций и помочь в решении специальных задач, большая часть из которых до сих пор засекречена. Любопытно, что адмирал Хайман Риковер вынашивал идею постройки целой серии небольших АПЛ, однако из-за бюджетных ограничений данным планам не суждено было сбыться.

NR-1. Американская атомная субмарина специального назначения

 

По архитектурно-конструктивному типу атомная подводная лодка NR-1 относилась к полуторакорпусным лодкам с булями. Цилиндрический прочный корпус субмарины, обладавший сферическими законцовками, был выполнен из стали марки HY-80 (56 кг/мм2). Для достижения максимальной прочности число отверстий в прочном корпусе лодки было спроектировано минимальным. По этой же причине практически все оборудование, в том числе телевизионный перископ и гребной электродвигатель, находились вне прочного корпуса и управлялись дистанционно.

Штатный экипаж NR-1 состоял из 11 операторов и двух наблюдателей. При этом подлодка всегда была основой специальной научно-исследовательской группы под названием «NR-1 deep submergence team», в которую входили 35 человек из состава ВМС США и еще 10 гражданских служащих. 13 из них находились на борту субмарины, включая трех из четырех офицеров данной группы. Четвертый офицер обычно располагался на судне обеспечения. Обычно лодка работал в паре с транспортным кораблем MV Carolyn Chouest, который был для субмарины опорной плавучей базой.

Являясь по своему предназначению геологическим и океанографическим кораблем, АПЛ NR-1 не несла на своем борту никакого вооружения. Оснащение подводной лодки составляли новейшая на тот момент времени электронная аппаратура и оборудование, предназначенное для проведения разнообразных подводных научных исследований. Новейшее гидроакустическое, навигационное и компьютерное оборудование, а также специальные рули и подруливающие устройства, находящиеся на носу и на корме подлодки, придавали ей необычайную для данного класса судов маневренность. Помимо всего прочего, субмарина обладала уникальной способностью буквально «зависать» над выбранной точкой морского дна, после чего длительное время находиться строго над ней, компенсируя снос течением работой имеющихся подруливающих устройств. Для выполнения работ непосредственно на грунте и вблизи него на подлодке подобно подводному аппарату имелись иллюминаторы, носовые и кормовые подруливающие устройства (по 4 штуки, расположенных в наклонных шахтах), манипулятор с захватными устройствами, который был в состоянии поднять со дна груз массой до 113 килограммов. В доковом киле лодки находились убирающиеся колеса, предназначенные для перемещения лодки по грунту, сбрасываемый твердый балласт массой порядка 10 тонн и иное вспомогательное оборудование. Благодаря наличию у лодки выдвижных колес, расположенных в нижней части корпуса, субмарина могла в буквальном смысле ездить по морскому дну, выполняя необходимые операции.

NR-1. Американская атомная субмарина специального назначения

 

Длина подводной лодки NR-1 между крайними точками корпуса составляла 44,4 метра (при этом прочный корпус субмарины обладал длиной 29,3 метра). Ширина корпуса подлодки была немногим меньше 4-х метров, а ее подводное водоизмещение доходило практически до 400 тонн. При этом подлодка NR-1 была самой небольшой атомной подводной лодкой, которая когда-либо состояла на вооружении военно-морских сил США.

В качестве силовой установки на лодке использовался ядерный водо-водяной реактор, который обеспечивал судну практически неограниченную автономность плавания, ограничением служил лишь запас провизии для экипажа из 13 человек. Установленный на лодке атомный реактор приводил в действие турбогенератор, который вырабатывал энергию для электромоторов, вращающих два винта подводной лодки. Стоит отметить, что все без исключения члены экипажа субмарины проходили специальное обучение, это было обусловлено спецификой несения службы на подводном корабле с ядерной энергетической установкой.

Прочный корпус субмарины позволял ей совершать погружения на глубину чуть более 900 метров, что было в 2-3 раза больше возможностей других подводных лодок тех лет. При этом на глубине лодка могла развить скорость хода до 3,5 узлов, а на поверхности — порядка 4,5 узлов. Принимая во внимание невысокие скоростные характеристики движения подводной лодки, чаще всего NR-1 доставляли в зону совершения погружения на буксире у надводного корабля обеспечения, который так же мог принимать участие в исследованиях, дополняя подлодку и предоставляя условия для пополнения запасов и отдыха экипажа лодки. Как уже отмечалось выше, подводная лодка трудилась в паре с судном MV Carolyn Chouest, которое не только обеспечивало буксировку, постановку на якорь, связь, но и помощь в научной работе. Данный корабль исполнял роль универсальной платформы, предназначенной для размещения на его борту дополнительного оборудования, вместе со своим экипажам он был неотъемлемой частью всей группы «NR-1 deep submergence team».

NR-1. Американская атомная субмарина специального назначения

 

Официально атомная подлодка NR-1 была предназначена для проведения различных океанографических и геологических работ на дне моря (оборудование и аппаратура субмарины позволяли ей фиксировать направления и скорость подводных течений, температуру, а также другие не менее важные физические свойства забортной воды). Помимо этого, в перечень задач лодки входила установка на дне разнообразного подводного оборудования не только научного, но и военного назначения. Наиболее важные работы, которые были выполнены американскими подводниками при помощи АПЛ NR-1 в годы «холодной войны», по-прежнему являются засекреченными. Несмотря на это можно сделать предположение, что лодка применялась для установки и осмотра стационарных гидроакустических систем, к которым относят системы типа SOSUS. Также она активно привлекалась для обследования и последующего поднятия на поверхность затонувших объектов как американских, так и советских. Известно и то, что в 1970 году данная лодка была привлечена к формированию Азорского акустического барьера.

Командование военно-морских сил США изначально планировало очень активно использовать лодку NR-1 для выполнения разного рода совершенно секретных миссий, к которым относят несанкционированное подключение к трансатлантическим подводным кабелям (для сбора секретной информации, представляющей ценность). Помимо этого, лодка участвовала в операциях по установке гидроакустических станций, в наблюдении за кораблями других стран, а также поиском и подъемом из глубины образцов затонувшей военной техники. Для того чтобы следить за наружной обстановкой субмарина имела 3 иллюминатора, а также подвижные и стационарные телекамеры. Помимо этого, подлодка была оснащена многоцелевыми манипуляторами, которые позволяли экипажу брать пробы грунты, воды, а также решать другие проблемы, не выходя наружу.

Режим секретности с операций, в которых в годы службы принимала участие атомная субмарина Nerwin, не был снят до сих пор, но известно, что экипаж подлодки точно принимал участие в подъеме истребителя F-14, который случайным образом упал за борт с палубы авианосца USS John F. Kennedy, данный инцидент произошел в 1976 году в Северном море. Помимо этого, подлодку NR-1 привлекали к поиску и подъему на поверхность обломков космического «челнока» Challenger, который взорвался во время старта с космодрома на мысе Канаверал в 1986 году. Также, благодаря способности оставаться под водой длительное время, подводная лодка являлась главным инструментом проведения глубоководного поиска. При этом лодка могла работать даже тогда, когда волнение моря и погода на поверхности в районе поиска заставляли все надводные корабли отправляться назад в порт.

NR-1. Американская атомная субмарина специального назначения

 

Приходилось атомной подводной лодке NR-1 принимать участие и в глубоководных экспедициях, направленных на поиск останков затонувших кораблей. К примеру, в 1995 году с ее непосредственным участием проводились глубоководные исследования корпуса британского пассажирского лайнера Britannic, который в годы Первой мировой войны был переоборудован под госпитальное судно, и в 1916 году затонул у берегов Греции, после подрыва на немецкой мине. А в 2002 году лодка обследовала останки «Монитора» и «Акрона» — одних из первых американских боевых кораблей.

Тактико-технические характеристики АПЛ NR-1:

Габаритные размеры: длина наибольшая — 44,4 м (прочный корпус — 29,3 м), ширина корпуса — 3,8 м.
Осадка — 4,6 м.
Водоизмещение: надводное — 366 тонн, подводное — 393 тонны.
Предельная глубина погружения — 914 м.
Скорость хода наибольшая: подводного — 3,5 узла, надводного — 4,5 узла.
Автономность плавания: номинальная — 16 суток, предельная — 25 суток.
Экипаж — 13 человек (3 офицера, 8 матросов, 2 ученых-наблюдателей).

Источники:
//otvaga2004.ru/atrina/atrina-histor/nr-1
//warspot.ru/3280-poslednyaya-missiya-sekretnoy-submariny
//bastion-karpenko.ru/nr-1_apl

 По материалам сайта: topwar.ru от 6 июня 2016 года 

Любопытный кадр из телерепортажа телеканала “НТВ” о прошедшем под председательством Президента России В.В. Путина 9 ноября 2015 года совещании по вопросам развития ОПК.

Океанская многоцелевая система “Статус-6”. Разработчик – ОАО “ЦКБ МТ “Рубин”. Назначение: “Поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течении длительного времени”

В качестве предполагаемых носителей, на фото вверху слева, изображена строящаяся ПЛА специального назначения “Белгород” проекта 09852, справа -строящаяся ПЛА специального назначения “Хабаровск” проекта 09851.

12243583_1643673905850419_4789777054942049127_n

0_b8a07_4f3711a5_orig

От редактора: В качестве комментария скажу, что в печать попало то, что строилось и испытывалось более 25 лет. Разговор, скорее всего, о необитаемой ПЛА с реактором 5-го поколения со сверх-критическими параметрами пара, испытанным не так давно. Именно об этой системе, формирующей принципиально новую доктрину использования ядерного оружия и велись разговоры более 30 лет.  Смотри ниже в блоге запись 77 (“Каньон”) и более раннюю запись 48 (“Феникс”) относительно перспективных реакторных установок и новых поколений АЭУ.

А вот и сам видеосюжет:

Источники:

http://bmpd.livejournal.com/1572614.html

http://lenta.ru/news/2015/11/11/oops/

http://foreignpolicy.com/2015/11/12/putins-doomsday-machine-nuclear-weapon-us-russia/

 

Каков процент передовых технологий применяется в современных кораблях? Чем закончилась “битва за децибелы” между ВМС США и ВМФ СССР? И какие еще бои кипели в кабинетах конструкторов и на испытательных стендах? К Дню моряка-подводника FlotProm опубликовал материал об истории Крыловского научного центра.

Развитие кораблестроения неразрывно связано с решением многочисленных научных проблем, поскольку новые прогрессивные качества кораблю могут дать только достижения фундаментальной и прикладной науки, составляющие суть наукоемких технологий. Корабль создается, как правило, не менее 5–7 лет, и эксплуатируется еще 25–30 лет. Поэтому при его проектировании закладываются параметры с определенным опережением времени и предусматривается возможность дальнейшей модернизации, что позволяет более длительное время поддерживать эффективность корабля на приемлемом уровне. Если строящиеся в 1985 году корабли на 70% создавалась на основе традиционных, освоенных технологий и на 30% – из новых, то для строящихся в 2014 году кораблей традиционные технологии составляют только 25%, современные технологии – 60%, а перспективные, опережающие свое время – 15%.

Основным генератором новых идей и технологий в области кораблестроения был, есть и остается ведущий научный центр отрасли – ФГУП “Крыловский государственный научный центр”. Мы по праву гордимся достижениями отечественного кораблестроения. К примеру, в нашей стране построено немало ПЛ – рекордсменов (по скорости, глубине погружения, конструкции). Эти корабли – настоящие шедевры кораблестроительного искусства, но в основе их создания лежат, прежде всего, результаты исследований ученых различных специальностей: гидромехаников и специалистов в области прочности, физиков и математиков, специалистов в области ядерной энергетики и металлургов, физиков и математиков, радиоэлектроников и технологов и многих, многих других.

В числе первых

Осознание необходимости создания специального научно-исследовательского института военного кораблестроения пришло в конце XIX века, когда по настоянию великого русского учёного Д.И. Менделеева, в 1894 году был основан опытовый бассейн морского министерства России, ныне – ФГУП “Крыловский государственный научный центр” (ранее ФГУП “ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова”) – ведущее научно-исследовательское учреждение в области кораблестроения в России и одно из крупнейших в мире. В начале XX века (с 1900 по 1908 годы) его работу возглавлял будущий академик Алексей Николаевич Крылов.

Опытовый бассейн стал первым и долгие годы оставался единственным в России научно-исследовательским учреждением по кораблестроению. В стенах института проектировалась первая русская боевая подводная лодка “Дельфин”, начинались работы по созданию первой отечественной ПЛА и многих других “знаковых” для отечественного кораблестроения проектов. Работы в области подводного кораблестроения всегда были одними из основных для института. Уже в 1903 году, в связи с началом проектирования первых отечественных ПЛ, в Опытовом бассейне начали проводить экспериментальные исследования ходкости ПЛ, вначале в надводном положении, а с 1908 года, после создания специального устройства буксировки модели ПЛ, и в подводном положении. Выполненные применительно к ПЛ “Минога” и “Акула”, эти исследования были, возможно, первыми в мире.

В 1910 году при бассейне организовали механическую и химическую лаборатории для исследований в области приложения теории упругости к задачам кораблестроения, анализа механических и химических свойств судостроительных материалов, а также масел и горючего для энергетических установок. С началом первой мировой войны был существенно увеличен объем работ “по обследованию условий подводного плавания и работы минных заграждений”. Именно в этот период были заложены основные направления работ института в области гидродинамики, мореходности, прочности и ЭУ ПЛ, а также работ, связанных с созданием и боевым применением морского подводного оружия.

Проверка боями В тяжелые 1918–1924 годы

Опытовый бассейн сумел сохранить костяк основных специалистов. Кадры и экспериментальная база бассейна явились основой для обеспечения проектирования и для воспитания столь необходимых стране квалифицированных конструкторов. Забегая вперед, здесь целесообразно отметить, что в Институте в разное время трудились известные отечественные конструкторы ПЛ: И.Г.Бубнов, Б.М.Малинин, М.А.Рудницкий, П.И.Сердюк, С.А.Егоров, Я.Е.Ефграфов, В.Н. Перегудов.

Планы по развитию Опытового бассейна в Научный институт Морского министерства перечеркнули Революция и Гражданская война. Однако, уже в середине 20-х годов, связи с принятием в 1926 году первой пятилетней программы военного кораблестроения в Опытовом бассейне начались масштабные работы в обеспечение проектирования первых советских ПЛ типов “Декабрист”, “Ленинец” и “Щука”. В 1932 году на базе Опытового бассейна был создан Научно-исследовательский институт военного кораблестроения (НИВК), преобразованный в 1938 году в НИИ-45, а в 1939 году – в ЦНИИ-45 Наркомата судостроительной промышленности. В 1930-е годы наука о прочности получила дальнейшее развитие в работах ведущих ученых института Ю.А. Шиманского, П.Ф. Папковича, В.В. Новожилова. На основе всех выполненных работ в 1933 году были созданы первые отечественные нормативно-технические документы, обеспечивающие проектирование и строительство всех отечественных ПЛ вплоть до 40-х годов прошлого века и явившиеся основой для разработки и внедрения в практику последующих нормативов. В довоенные годы были заложены основы создания энергетических установок ПЛ, работающих по замкнутому циклу.

Результаты теоретических и экспериментальных работ явились основой для постройки опытной ПЛ типа “Малютка” с дизельной установкой, работающей в подводном положении по специальному циклу. Были созданы экспериментальная одноцилиндровая установка и стенд с многоцилиндровым двигателем, работающим по замкнутому газокислородному циклу, но эти работы нашли свое продолжение уже после войны. В этот же период в институте начало формироваться новое направление деятельности – исследовательское и перспективное проектирование кораблей, включавшее разработку тактико-технических заданий на проектирование кораблей, предэскизных и эскизных проектов кораблей, предлагаемых к постройке. Так, в 1934–1936 годах в Институте были разработаны эскизные проекты дизель-электрических ПЛ типа “К” (XIV серия) и “М” (XII серии), проект первого отечественного глубоководного аппарата (батисферы). В конце 1930-х годов институтом была разработана и внедрена типовая методика оценки непотопляемости ПЛ в надводном положении.

В годы Великой отечественной войны, когда основной персонал находился в эвакуации в Казани, а часть сотрудников оставалась в блокадном Ленинграде, институт продолжал работать для флота. Группы специалистов работали на кораблях Балтийского, Северного и Тихоокеанского флотов, решая проблемы скорейшей ликвидации боевых повреждений. Ученые института провели первые работы по снижению шумности ПЛ. В 1944 году за заслуги в развитии отечественного кораблестроения институт награждается орденом Трудового Красного Знамени. Одновременно ему присваивается имя выдающегося отечественного ученого-кораблестроителя академика А.Н. Крылова. В последующие годы институт еще неоднократно награждался за определяющий научный вклад в создание перспективных отечественных кораблей (ордена Ленина, Октябрьской революции, почетные грамоты и памятные знамена Правительства и т.д.). Опыт прошедшей войны, изменение условий войны на море показали необходимость качественного улучшения элементов и характеристик ПЛ.

Нашей стране требовался новый подводный флот с характеристиками, лучшими, чем у немецких подводных лодок конца войны (XXI, XXIII, XXVI серий). Предстояло превратить ПЛ из “ныряющих” в подлинно подводные корабли. В связи с этим были проведены обширные испытания по оптимизации обводов ПЛ применительно к режиму подводного хода. Превращение института в многопрофильный центр отечественного кораблестроения было подкреплено в 1948 году приказом Министерства судостроительной промышленности об обязательной экспертизе институтом проектов разрабатываемых кораблей и судов на всех стадиях проектирования. Институту также было поручено возобновить научно-исследовательские работы по определению облика перспективных кораблей. В этот период были выполнены предэскизные проработки ПЛ с ракетным оружием, а также высокоскоростной ПЛ с каплеобразным корпусом. В ходе реализации специального постановления Правительства о расширении экспериментальной базы ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова, с 1956 по 1967 годы в институте были построены и введены в эксплуатацию лаборатория магнитных исследований, средняя кавитационная труба, лаборатория электродинамической аналогии, уникальная машина большой мощности для проведения прочностных испытаний и другие объекты. Был построен уникальный циркуляционный бассейн, превосходящий по ряду параметров аналогичные сооружения за рубежом.

На базе двух отделений судовой автоматики ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова был создан самостоятельный институт по той же специализации, получивший название ЦНИИ “Аврора” (ныне ОАО “НПО «Аврора”). В целом, выполненные Институтом в 1956 – 1966 годах исследования и разработки заложили прочную основу для дальнейшего совершенствования всех основных характеристик кораблей и вспомогательных судов ВМФ, в первую очередь ПЛ. Битва за децибелы 1967 год в России можно условно считать началом того этапа, в результате которого ВМФ СССР, отставая изначально в количественном и качественном отношении по основным классам кораблей, к началу 1980-х годов вышел на паритет с крупнейшим флотом мира – ВМС США, как в количественном, так по многим позициям и в качественном отношении.

Начавшийся в 1967 году период, продлившийся около 20 лет, можно охарактеризовать как “Золотой век” отечественного кораблестроения. В указанный период в Институте уже велись работы по обоснованию облика перспективных кораблей и их основных характеристик, а также научное сопровождение всех проектируемых и строящихся кораблей. Неоспорим вклад ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова в создание таких сложнейших проектов как первые отечественные подводные ракетоносцы проектов 667А, 667Б и их модификаций, самая скоростная в мире титановая ПЛ с крылатыми ракетами проекта 661 и титановая ПЛ-истребитель с высокой степенью автоматизации проектов 705/705К.

кц3

 

Директор Института А.И.Вознесенский после посещения ПЛ пр. 705

 

 

 

 

 

кц1

 

ПЛ проекта 705К “Лира” с титановым корпусом 

 

 

 

 

Все большую значимость приобретали исследования в области скрытности и защиты подводных лодок от средств обнаружения и поражения, реагирующих на физические поля. Началась “битва за децибелы”. Эта битва стала основной в противоборстве кораблестроителей нашей страны и США. Проектирование отечественных подводных кораблей проходило в это время под девизом “скорость, глубина, огневая мощь”, у американцев – “малошумность, эффективность средств обнаружения противника, точное оружие”. Низкая шумность и более совершенные гидроакустические станции обеспечивали американским лодкам преимущество в дуэльных ситуациях. В конце 1960-х и начале 1970-х годов в СССР проблема акустической скрытности ПЛ была оценена государством как комплексная, требующая перестройки взглядов на проектирование, строительство, сдачу и эксплуатацию ПЛ. В институте была проведена организационная перестройка. Были существенно усилены акустические и магнитные подразделения Института. В отделении перспективного проектирования был создан отдел комплексной защиты (по физическим полям и конструктивной). В других отделениях (гидромеханики, энергетики) работы в области скрытности и защиты также получили приоритетное значение. Наконец, по инициативе и при участии ученых ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова в Ленинградском Кораблестроительном институте была организована кафедра корабельной акустики, и учрежден факультет переподготовки специалистов бюро и заводов, выпустивший больше 100 квалифицированных акустиков.

Каждые 5 лет головной институт – ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова формировал комплекс НИОКР “Защита” с участием институтов АН СССР и большого количества НИИ и предприятий промышленности в обеспечение все новых заданий ВМФ по снижению шума проектируемых и модернизируемых АПЛ. Фактическим периодом начала разработки научных основ корабельной акустики следует считать 1968–1972 годы, когда под руководством ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова были проведены первые расширенные акустические испытания головных и серийных ПЛА первых проектов II поколения (667А, 670, 671), для которых были разработаны и испытаны первые мероприятия, позволившие снизить уровни внешнего акустического поля и помех в несколько раз. Однако в полной мере реализовать достижения отечественной корабельной акустики оказалось возможным только на вновь проектируемых АПЛ III поколения – к середине 1980-х годов. Усилия ученых были направлены и на увеличение скрытности ПЛ по другим физическим полям. В частности, в 1960 году впервые на ПЛ было смонтировано размагничивающее устройство, компенсирующее магнитное поле продольной, поперечной и вертикальной намагниченности, что позволило снизить его уровень в 10 раз. Затем были внедрены устройства, позволяющие не только снижать магнитное поле, но сохранять стабильные характеристики в процессе эксплуатации и при плавании в различных широтах. Был разработан и внедрен на всех подводных лодках II и III поколения комплекс средств защиты, основанный на сочетании узлов электрического разъединения гальванически активных конструкций, специальных изоляционных покрытий и систем компенсации электрического поля типа “Каскад”. Это позволило одновременно обеспечить как защиту и скрытность подводных лодок по электрическому и низкочастотному электромагнитному полю, так и ее противокоррозионную защиту.

кц2

Стенд для отработки комплексов магнитной защиты 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 70-е годы, в обеспечение проектирования тяжелых атомных подводных крейсеров стратегического назначения пр. 941, в институте были выполнены теоретические исследования динамической прочности подводных лодок со сложной многокорпусной архитектурой. Были разработаны методы расчета параметров параметров сотрясений при взрыве корпусов ПЛ катамаранного типа, динамической прочности связей основного корпуса и вспомогательных модулей, основных корпусов между собой. Результаты натурных испытаний взрывостойкости крупномасштабной модели отсека ДАК-1 подтвердили правомерность разработанных в институте методов и надежность созданных на их основе конструкций. Подводные компьютеры С введением в строй в начале 1980-х годов первых кораблей третьего поколения начался следующий этап в развитии отечественного кораблестроения, характеризующийся их серийной постройкой. При этом, массовое применение на ПЛ III поколения микропроцессорной техники и высокочувствительных электронных блоков привело к обострению проблемы обеспечения электромагнитной совместимости (ЭМС). Институт возглавил эту работу в отрасли и обосновал новую концепцию обеспечения ЭМС, разработал комплекс методов и средств обеспечения ЭМС в процессе проектирования, строительства подводных лодок и оснащения их электрооборудованием и радиоэлектронными комплексами.

В 80-х годах усилия Института были направлены, в основном, на совершенствование строящихся кораблей третьего поколения и поиск новых технических решений по их четвертому поколению. Начиналось проектирование кораблей четвертого поколения. К середине 1990-х годов была выполнена важнейшая задача, поставленная Правительством перед судостроителями – сравняться по уровням подводного шума с лучшими зарубежными ПЛ. Это было достигнуто совместными усилиями науки, проектантов и промышленности. Большой объем работ был выполнен институтом при создании уникальной самой глубоководной боевой ПЛА в мире проекта 685 “Комсомолец”. Институтом были рекомендованы состав и структура АЭУ, экспериментально отработаны конструкции приемных и отливных устройств систем двухконтурного охлаждения ПТУ. Для повышения живучести и эксплуатационной надежности АЭУ впервые в отечественной и мировой практике, на этой ПЛ была применена предложенная институтом и отработанная на его стендах система расхолаживания ППУ пассивного принципа действия.

Внедрение новых материалов, помимо исследования их работоспособности, сопровождалось полным пересмотром и дополнением нормативной документации. Были уточнены нормы допускаемых напряжений и запасы прочности, введены ограничения по локальным деформациям, отработаны типовые конструктивные решения для основных узлов корпуса ПЛ. Одновременно были расширены возможности оценки напряженно-деформированного состояния за счет внедрения новых численных методов расчета.

кц4

 

Подводная лодка “Комсомолец” (проекта 685 шифр”Плавник” ) – самая глубоководная в мире боевая ПЛА

 

 

 

 

К разработкам энергетической установки (ЭУ) с электро-химическими генераторами (ЭХГ) применительно к ПЛ в нашей стране приступили в 70-х годах. Для обеспечения проектирования было принято решение разработать пилотный образец ЭУ с ЭХГ и оснастить им специально модернизируемую ПЛ пр. 613 (ОПЛ пр. 613 ЭХГ “Катран”). Проектантом корабля было назначено ЦКБ “Лазурит”, разработчиком и поставщиком собственно электрохимического генератора – НПО “Квант”. Научное руководство всей проблемой было возложено на ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова.

В настоящее время работы в области различных ЭУ с ЭХГ двойного назначения выполняются в подразделении ФГУП “Крыловский государственный научный центр” – ЦНИИ СЭТ. Одним из направлений работ Института стали исследования, связанные с авариями ПЛА. Авария ПЛА проекта 685 “Комсомолец” потребовала разработать основные положения подхода к оценке радиоэкологических последствий затопления ядерных объектов в океане, методики оценки таких последствий и прогнозирования развития радиоэкологической ситуации. В Институте была разработана общая методология и комплекс методических материалов, позволяющих проводить сквозной анализ многофакторных аварий с оценкой возможных конечных состояний с радиационно-опасными последствиями. На основе этих материалов были разработаны типовые структуры и содержания технических обоснований безопасности (ТОБ) корабельных ЯЭУ и впервые выполнена практическая разработка ТОБ ЯЭУ для ряда проектируемых и строящихся заказов. В операции по подъему АПЛ проекта 949А “Курск” Институт провёл экспертизу проекта, выполнил натурные испытания грузонесущих связей, с помощью которых должна была подниматься подводная лодка, установил условия безопасного проведения операции на всех ее этапах, обеспечил радиационный мониторинг на всем протяжении операции от момента гибели лодки до доставки её в док. По признанию академика И.Д. Спасского, исследования и рекомендации института существенно упростили техническую реализацию подъема огромного корабля со стометровой глубины. Из НИИ — в Центр После некоторого перерыва, со второй половины 90-х годов, Институт начинает неуклонно увеличивать объемы работ в области военного кораблестроения.

Несмотря на ликвидацию механизма научного сопровождения и экспертизы на всех стадиях проектирования кораблей и судов ВМФ, Институт продолжал тесное сотрудничество с проектно-конструкторскими бюро отрасли и военно-научными организациями Минобороны РФ. В 2012 году ФГУП “ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова” превращается в ФГУП “Крыловский государственный научный центр”. Обеспечивая создание подводных кораблей XXI века, учёные “Крыловского центра” выполнили уникальные разработки в области интегральной скрытности ПЛА, разработали проекты ПЛ не имеющих аналогов в мире по гидродинамическим характеристикам и совокупности боевых средств. В рамках научного сопровождения проектируемых, строящихся и модернизируемых кораблей ВМФ России и экспортных заказов, “Крыловский центр” выполнил и выполняет большой объем работ по строящимся и сдаваемым ВМФ ПЛ. В настоящее время ФГУП “Крыловский государственный научный центр” осуществляет научное сопровождение обширной программы модернизации ПЛ третьего поколения.

Необходимо отметить многоплановое шефство Центра над гвардейской АПЛ Северного флота “Гепард”. ФГУП “Крыловский государственный научный центр” непрерывно совершенствует свой исследовательский потенциал, как в интересах ВМФ, так и создания океанотехники двойного назначения. Например, в институте действует автоматизированный комплекс проверки прочности корпусов глубоководной техники, разработана методика аттестации корпусов уже построенных образцов подводной техники на предмет повышения глубины погружения. Центр тесно взаимодействует с организациями судостроения, других отраслей промышленности, отраслевыми институтами, Российской академии наук. Приоритетным направлением работ ФГУП “Крыловский государственный научный центр” было, есть и будет направление, связанное с нашим Военно-Морским Флотом, в первую очередь с ПЛ. В последние годы работы ФГУП “Крыловский государственный научный центр” ориентировано на создание научного задела в обеспечение Программы кораблестроения до 2050 года, определение оптимальных путей развития отрасли и отдельных ее составляющих. Приоритетным направлением при формировании научного задела является системная интеграция технологий, обеспечивающая создание перспективных кораблей отечественного ВМФ, на уровне или превышающих мировой уровень, при неуклонном снижении стоимости жизненного цикла кораблей надводного и подводного флота России.

 

Юрий Черваков, пресс-секретарь ФГУП “Крыловский государственный научный центр”

 

С сайта: http://flotprom.ru/2015/188788/

 

25 ноября 2014 года исполнилось 90 лет со дня рождения академика РАН, Героя Социалистического труда, лауреата Ленинской премии и Государственных премий СССР и Российской Федерации, доктора технических наук Ф.М. Митенкова.

Ф.М.Митенков, фото ОАО ОКБМ Африкантов

Трудовая жизнь Фёдора Михайловича началась в КБ Машиностроительного завода г. Горького (ныне ОАО “ОКБМ Африкантов” г. Нижнего Новгорода), куда он пришёл в ноябре 1950 года после окончания физического факультета Саратовского государственного университета и где прошёл славный путь от инженера-расчётчика до директора и Генерального конструктора (с 1969 по 1997 годы). В начале своей производственной деятельности Ф.М.Митенков занимался теоретическим обоснованием проектов диффузионных машин для получения обогащённого урана, позднее участвовал как ведущий исполнитель в создании уникального оборудования для атомной промышленности и энергетикию

Известный учёный, конструктор, руководитель работ в области атомного энергетического машиностроения, за годы работы Ф.М. Митенков внёс значительный вклад в разработку и создание ядерных реакторов для ядерных реакторов гражданского и военного назначения. Под руководством Ф.М. Митенкова в ОКБМ были созданы атомные паропроизводящие установки для атомных ледоколов “Арктика”, “Сибирь”, “Россия”, “Советский Союз”, “Таймыр”, “Вайгач”, “Ямал”, для лихтеровоза “Севморпуть”, атомных подводных лодок и надводных кораблей ВМФ, реакторы на быстрых нейтронах БН-350, БН-600, ядерные реакторы для атомных станций теплоснабжения и проекты реакторных установок для малой атомной энергетики.

С 1990 года Ф.М. Митенков – действительный член АН СССР (РАН) по отделению механики и процессов управления.

Академик Ф.М. Митенков – инициатор создания, один из основателей и ведущих преподавателей (с 1968 года – профессор) физико-технического факультета Горьковского политехнического института (ныне НГТУ им. Р.Е.Алексеева). Председатель диссертационного совета ОАО “ОКБМ Африкантов” по защите кандидатских и докторских диссертаций. Фёдор Михайлович верен высоким принципам настоящего учёного. Он и сегодня много и увлечённо работает, открыт, доброжелателен, честен и скромен. Ф.М. Митенков – автор более 320 научных публикаций, в том числе 10 монографий, имеет более 40 авторских свидетельств. Он автор таких книг, как “Механизмы неустойчивых процессов в тепловой и ядерной энергетике”, “Главные циркуляционные насосы АЭС”, “Радиационный контроль сварных соединений теплообменных аппаратов ЯЭУ”, оказавших большое влияние на подготовку высококвалифицированных инженерных кадров.

Научная деятельность Ф.М. Митенкова всегда была неразрывно связана с поиском новых актуальных и перспективных задач. Всех, кто работал под его руководством, восхищали его неиссякаемая энергия, глубокая увлечённость, преданность делу, творческий энтузиазм, широчайшая эрудиция, отзывчивость и чуткость.

Академик Ф.М. Митенков – заслуженный деятель науки и техники. За огромные успехи в труде и добросовестную работу он награждён орденом Трудового Красного знамени (1959 год), орденом Ленина (1978 год), орденом Октябрьской Революции (1984 год).

В 1992-1993 годах занимал пост президента Российского Ядерного Общества, в 1994 году получил звание почётного члена Европейского Ядерного общества(ENS Honorary Member). В 2002 году международным биографическим центром в Кембридже он удостоен звания “International Scientist of the Year 2002”. Почётный гражданин Нижнего Новгорода.

Большой личный вклад в развитие отечественной и мировой атомной энергетики отмечен присуждением Фёдору Михайловичу Митенкову в 2004 году престижной международной премии “Глобальная энергия” “За разработку физико-технических основ и создание энергетических реакторов на быстрых нейтронах” (совместно с американским учёным Л.Кохом). В декабре 2005 года он избран председателем международного комитета по присуждению премии “Глобальная энергия”.

За большой личный вклад в развитие атомной энергетики и многолетний доблестный труд указом Президента Российской Федерации в январе 2005 года Фёдор Михайлович Митенков награждён орденом “За заслуги перед Отечеством IV степени”.

(По материалам сайта “АтомИнфо”)