Исполинский, светящийся изнутри пароводяной купол взлетел в небо над бухтой губы Черная, на несколько секунд застыл и с грохотом осел в море, утянув за собой в пучину небольшой военный флот. В минувший вторник исполнилось ровно 60 лет со дня испытаний первой советской ядерной торпеды Т-5. Выпущенный с подводной лодки С-144 боеприпас прошел десять километров и сдетонировал на 35-метровой глубине, уничтожив два эсминца, две субмарины и два тральщика. Мощность взрыва достигла десяти килотонн.
Созданием ядерной торпеды в СССР озадачились почти сразу после испытаний первой атомной бомбы в 1949-м. Как основные средства доставки мощного ядерного боезаряда на территорию США в те годы рассматривались дальние бомбардировщики и ракеты, но первые были уязвимы для ПВО, а вторые находились на зачаточном уровне развития и надежностью не отличались.
Подлодки — другое дело. Они отлично проявили себя во Второй мировой войне, могли скрытно подобраться к вражеским берегам и нанести мощный опустошительный удар по инфраструктуре и портам. Многие советские подводники на тот момент имели отличный опыт войны на море и идеально подходили для решения таких стратегических задач.
Пожалуй, самым амбициозным проектом в истории отечественного ВМФ стала гигантская торпеда Т-15 с атомным боевым отделением, которой занялись в начале 1950-х. Суперторпедой калибра 1550 мм, массой 40 тонн и длиной более 20 метров планировалось вооружить атомные субмарины проекта 627, спроектированные специально для нее. Удары предполагалось наносить по стратегическим береговым объектам США, таким как морские порты, базы и крупные прибрежные города.
Работы по торпеде велись параллельно с испытаниями первой в мире водородной бомбы РДС-6, которую взорвали в августе 1952-го. Через два года утвердили технический проект атомной торпеды и ее носителя, впервые допустив к секретной информации моряков. Флот на всю эту историю отреагировал безрадостно — гигантский торпедный аппарат занимал пятую часть всей лодки и фактически превращал ее в “оружие одного выстрела”. Кроме того, появились обоснованные вопросы к дальнобойности и скорости торпеды, которые оставляли желать лучшего.
По этим и другим причинам в “железе” подводное оружие возмездия так и не сделали, переключившись на более скромную парогазовую 533-миллиметровую торпеду Т-5 с тактическим ядерным боезарядом РДС-9. Такой калибр для ВМФ был более привычен и позволял заряжать Т-5 в штатные аппараты субмарин.
В сентябре 1955-го на Новой Земле провели испытания боевого зарядного отделения Т-5 (см. материал 122.1). СССР впервые осуществил подводный ядерный взрыв. Заряд для торпеды опустили в воду с тральщика и подорвали на глубине 12 метров, при этом мощность составила около трех килотонн в тротиловом эквиваленте.
Спустя два года, 10 октября 1957-го, снаряженной торпедой из кормового аппарата выстрелила подводная лодка проекта 613 С-144 под командованием капитана 1-го ранга Лазарева. Взрывом потопило четыре надводных корабля-мишени и две списанные подлодки. Испытания нового оружия признали успешными, и в 1958-м его передали в ВМФ.
Т-5 стояла на вооружении до появления автономных специальных боевых зарядных отделений (АСБЗО), позволяющих при необходимости “упаковать” 20-килотонную термоядерную начинку в обычные серийные изделия. Первые стандартные 533-миллиметровые торпеды с АСБЗО начали поступать на флот уже в 1960 году.
Примечательно, что спустя несколько лет, после испытаний на Новой Земле знаменитой “Царь-бомбы” мощностью более 50 мегатонн в октябре 1961-го, идею создания сверхмощной термоядерной торпеды высказал академик Андрей Сахаров:
“После испытания “большого” изделия меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить), то есть в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водопаровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния несколько сот километров должны стать порты противника”.
Академик предлагал создать сверхторпеду мощностью 100 мегатонн в прочном корпусе, способную прорываться сквозь минные поля и сети прибрежных заграждений.

Тема сверхмощных ядерных торпед всколыхнула мировую общественность в конце 2015 года, когда на совещании в сочинской резиденции президента России Владимира Путина в объективы телекамер попал слайд с информацией о новом секретном оружии — комплексе “Статус-6” (см. серию материалов 79). Скриншот с описанием этой системы был мгновенно растиражирован в десятках российских и зарубежных СМИ.
На слайде угадывались силуэты атомных подлодок специального назначения “Белгород” и “Хабаровск”, оборудованных стыковочными узлами на днище и способных нести глубоководные аппараты. В центре схемы была размещена огромная торпеда с невероятными характеристиками: дальность 10 тысяч километров, глубина погружения 1000 метров, максимальная скорость — до 100 узлов.
Из описания проекта следовало, что система предназначена для нанесения гарантированно неприемлемого ущерба противнику путем создания зон обширного радиоактивного загрязнения на побережье, непригодных для жизнедеятельности человека в течение длительного времени. СМИ выдвигали предположения, что таких тотальных последствий можно добиться только одним способом — “грязным” взрывом так называемой кобальтовой бомбы.
В конце 2016 года издание Popular Mechanics со ссылкой на источники в Пентагоне сообщило о подтвердившемся факте испытаний “Статуса-6” и назвало это “очень плохой новостью”. По данным американской разведки, суперторпеда была запущена с подлодки специального назначения Б-90 “Саров”.
По мнению американцев, в случае глобального конфликта носитель способен доставить к побережью США термоядерный боезаряд мощностью до 100 мегатонн и вызывать цунами, которое смоет в океан всю прибрежную инфраструктуру вместе с авианосцами, оборонными заводами и целыми городами. О самом испытании и о том, на какой стадии программа “Статус-6” может находиться сегодня, информация в открытых источниках на данный момент отсутствует.

По материалам: РИА Новости https://ria.ru/defense_safety/20171010/1506574658.html

Пару дней назад исполнилось 60 лет испытаниям на Новой Земле первой советской торпеды с ядерным зарядом Т-5. Взрыв выпущенного подлодкой С-144 боеприпаса уничтожил небольшую эскадру из двух субмарин, двух тральщиков и пары эсминцев. Мощность взрыва составила 10 килотонн, пишет РИА Новости. Первое испытание Т-5 прошло двумя годами ранее, 21 сентября 1955 года и стало первым произведенным в СССР подводным атомным взрывом и боевым крещением только что построенного ядерного полигона Новая Земля (см. видео).

В начале 50-х годов, после испытаний первой советской атомной бомбы конструкторы бредили ядерным оружием. Дальше других в мечтах пошел Андрей Сахаров: помимо водородной Царь-бомбы, испытанной на Новой Земле в 1961 году, он предложил создать гигантскую торпеду Т-15 с термоядерным зарядом мощностью 100 мегатонн, способным в одиночку разрушить значительную часть побережья США вместе со всей инфраструктурой.

Примечание редактора: По видимому, это было датой рождения проекта “Статус”

По замыслу Сахарова приводить в движение 24-метровую торпеду должен прямоточный атомный реактивный двигатель. Однако уровень технологий тех лет не позволял создать подобную силовую установку, а запас хода на аккумуляторах составлял 30 километров. Да и моряки, узнав о деталях проекта, энтузиазма не проявили. Гигантский аппарат для запуска Т-15 занимал половину объема подлодки, делая ее “кораблем одного выстрела”, а после выхода торпеды существовал риск гибели субмарины из-за потери остойчивости.

Поэтому, первичный проект сократили до обычной парогазовой торпеды калибра 533 мм с ядерным зарядом мощностью три килотонны. Первые испытания выглядели эффектно – о них по секретному постановлению Совмина СССР сняли не менее секретный фильм, – но в плане боевой эффективности оказались не очень. Подводный ядерный взрыв полностью уничтожил стоявший прямо над торпедой тральщик-носитель. Стоявший в 300 метрах от эпицентра эсминец “Реут” затонул от удара поднятого взрывом столба воды. Находившаяся в 500 метрах подлодка С-81 (трофейная U-1057) получила тяжелые повреждения и полностью вышла из строя. Остальные восемь установленных вокруг Т-15 кораблей отделались вмятинами и небольшими протечками.

Испытания показали, что при правильном построении корабельного ордера – соблюдении максимальной дистанции, – ядерной торпеды недостаточно для его уничтожения. По итогам теста Т-5 была усовершенствована противоатомная защита строящихся кораблей. Улучшили и саму торпеду – да так, что два года спустя она утопила шесть кораблей одним взрывом.

(см. дополнительно серию материалов 79)

(Материал в работе)

Принимать за истину не советую (см. вопросы в конце). Автор тот еще “эксперт”. Но кое-что интересное в этой статье есть:

В годовом отчете северодвинского филиала КБ «Рубин» — КБ «Рубин-Север» — содержится крайне любопытная информация, освежающая в памяти ноябрьские события прошлого года, которые вызвали бурное обсуждение не только в нашей стране.

Тогда выяснилось, что Россия полным ходом ведет разработку уникального оружия. Такого, которое способно гарантировано пробить громадную брешь в массированной обороне вероятно возможного противника (ВВП). То есть, это не просто асимметричный ответ на бездумное строительство ЕвроПРО, а решение, с лихвой перекрывающее и ПРО, и натовские батальоны в Польше и Прибалтике, и прочие «недружелюбные» по отношению к России действия.

Зачем в Северодвинске строят три атомных подводных лодки специального назначения? Согласно нынешнему отчету, в Северодвинске проводится ОКР по проекту номер 09853. Содержание данной работы не расшифровывается. Однако, судя по порядковому номеру проекта, который идет непосредственно за номерами проектов двух атомных подводных лодок специального назначения (ПЛА СН) 09851 «Хабаровск» и 09852 «Белгород», речь может идти о создании похожего по назначению атомохода.

«Белгород» и «Хабаровск» строятся на «Севмаше» в условиях строгой секретности. «Белгород» предполагается спустить на воду в следующем году, «Хабаровск» — в 2018 году. И, по поступающим скупым сведениям, можно предположить, что речь идет о создании в нашей стране ПЛА нового, пятого поколения (российские новейшие многоцелевые атомные подводные лодки типа «Ясень» и «Борей», а также их американские аналоги «Сивулф» и «Вирджиния» относятся к поколению номер четыре).

«Белгород» — исследовательская ПЛА с крайне широкими функциями. Есть основание предположить, что на ней будут «обкатывать» принципиально новое оружие. А затем оно, видимо, будет установлено и на «Хабаровске», и на новой лодке только что «всплывшего» в открытых источниках проекта 09853.

Но прежде, чем вести разговор о новом корабле, вернемся к той сенсации, что случилась в прошлом ноябре. Тогда во время совещания в Сочи по вопросам развития «оборонки», которое проводил президент Владимир Путин, два федеральных телеканала как бы по ошибке показали слайд с грифом «Совершенно секретно». В нем содержалась концепция и сроки реализации океанской многоцелевой ударной системы «Статус-6». «Засветили» и разработчика — ЦКБ «Рубин», и назначение системы. И она такова: «поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени».

При расшифровке скриншота Минобороны, угодившего на телеэкран, было установлено, что носителями нового оружия должны стать именно лодки «Белгород» и «Хабаровск», несмотря на то, что они пока как бы приписаны к Главному управлению глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны. ГУГИ к стратегическому оружию никакого отношения не имеет, а здесь речь идет о супероружии. О том, что на самом деле обе перспективные лодки должны будут войти в состав других структур ВМФ, свидетельствует масса косвенных свидетельств. Например, на закладке «Хабаровска» не присутствовал ни один представитель ГУГИ.

О тайном назначении лодок проектов 09851 и 09852 заговорили еще летом в 2015 года, когда главком ВМФ на форуме «Армия-2015» заявил, что в России уже строятся лодки пятого поколения. Поиски наиболее подходящих на эту роль и реализуемых кораблестроителями проектов и вывели на «Белгород» и «Хабаровск». Ну, а слайд МО, «случайно» угодивший на телеэкраны, подтвердил эти предположения.

По всей видимости, никакой случайности и оплошности в той «утечке информации» нет. Все продумано и сделано «на публику». Прежде всего, как представляется, на ту, что находится за океаном. Это сигнал, что Россия создает новый вид оружия сдерживания, наиболее скрытного, нейтрализация которого крайне маловероятна.

Вероятнее всего, что «рыцари плаща и кинжала» из Лэнгли к тому моменту уже имели общие представления о том, что в России активно разрабатывается «нечто крайне серьезное». При этом полагали, что это реанимация проекта торпеды Т-15, которая должна была доставлять к побережью США 100-мегатонный ядерный заряд.

Т-15 начали создавать в начале 60-х годов. Однако из-за отсутствия компактного ядерного реактора, который позволил бы обеспечить ход на нескольких сотен километров, проект закрыли. Электродвигатели на аккумуляторах позволяли доставлять 40-тонную махину длиной в 24 метра не далее чем на 30 километров. Тем самым подводная лодка, для выполнения боевого пуска должна была входить в зону массированной противолодочной обороны противника. Да и подрыв 100-мегатонного заряда на небольшом расстоянии от лодки сулил ей громадные неприятности.

По прошествии полувека проблема компактного ядерного реактора для двигательной установки сверхдальней торпеды была решена. Однако значительный прогресс за это время произошел не только в ядерной энергетике, но и в системах управления, и в электронных компонентах, и в материалах, и в прочих составных элементах торпедного оружия. Да и в стратегии и тактике ВМФ. Поэтому «Статус-6» — это абсолютно новая разработка, имеющая общего с Т-15 лишь рекордную дальность и мощность заряда.

Самое существенное отличие от нереализованного проекта «царь-торпеды» состоит в том, что данное оружие — не торпеда, а подводный робот -необитаемый подводный аппарат (НПА), обладающий компьютерным интеллектом и способный действовать самостоятельно на удалении в несколько тысяч километров от носителя. Т. е. от подводной лодки, его запустившей.

Сразу оговоримся: все технические параметры, которые мы будем приводить, основаны, разумеется, не на совершенно секретных документах КБ «Рубин». Они являются результатом расшифровки слайда Минобороны, анализа экспертов, как отечественных, так и зарубежных, учитывающего технические и технологические возможности ОПК России. А также анализа открытых документов, отражающих исполнение предприятиями НИР, ОКР и заказов на строительство подводных лодок, глубоководных аппаратов и входящих в их состав компонентов.

Даже эти неполные, но заслуживающие доверия данные дают впечатляющую картину того, какими возможностями обладает НПА, получивший название океанской многоцелевой системы «Статус-6».

Прежде всего, о мощности ядерного заряда. Тут самый широкий диапазон предположений — от 10 Мт до 100 Мт. Установить на НПА диаметром 1,6 м и длиной 24 м заряд, дело несложное. Но при этом все аналитики сходятся в том, что боеголовка может иметь кобальтовую секцию, что должно приводить к максимальному радиоактивному загрязнению громадной территории. Подсчитано, что при скорости ветра 26 км/ч долговременному заражению будет подвержен прямоугольник побережья размерами 1700×300 км. Собственно, оружие сдерживание и должно быть таким, мягко выражаясь, жестоким. Это гарантирует от попытки его использования, поскольку то же самое неизбежно «прилетит» и с другой стороны.

«Статус-6» способен уничтожать базы ВМС. Или авианосные ударные группы. США. Во время проведенных в 1946 году ВМС США испытаний «Перекресток» по подводному взрыву мощностью 23 кт в результате радиоактивного заражения был потерян совсем новый авианосец «Индепенденс», спущенный на воду в 1942 году. После четырех лет безуспешных попыток дезактивации он был затоплен. Боеголовка «Статуса-6» может содержать загрязняющих радиоактивных изотопов на несколько порядков больше.

В НПА  в качестве источника энергии для водометных движителей используется малогабаритный ядерный реактор на жидкометаллическом теплоносителе (1. Откуда информация?). Вырабатывая им мощность в 8 МВт позволяет НПА развивать максимальную скорость от 100 км/ч до 185 км/ч. При этом дальность, как у МБР — до 10 тыс. км. Кажущаяся фантастической скорость подводного хода тоже на сегодня вполне реальная. В конце 70-х годов у принятой на вооружение ВМФ РФ торпеды «Шквал» скорость достигала 375 км/ч. Правда, на «Шквале» реактивный двигатель.

Реактор на жидкометаллическом теплоносителе имеет два существенных достоинства по сравнению с традиционными для подводного флота водо-водяными. Во-первых, он обладает минимальным шумом (2. С чего бы это?) при высоком кпд. Во-вторых, имеет низкую удельную стоимость в расчете на киловатт мощности (3. Кто, как и где считал?). Подсчитано, что реактор для «Статуса-6» может стоить порядка 12 млн. долларов (4. Кто оценивал?).

При анализе прочности корпуса (5. Где и кто анализировал?) «Статуса-6» было установлено, что он имеет рабочую глубину порядка 1000 метров.

Что же касается малозаметности НПА для гидроакустической противолодочной системы США SOSSUS, то новый аппарат значительно тише, чем любая малошумная лодка. При этом предполагается, что на крейсерской скорости до 55 км/ч «Статус-6» можно будет обнаружить не дальше, чем на расстоянии в 2−3 км. В случае же обнаружения он с легкостью уйдет от любой торпеды противника на максимальной скорости. При этом выбор скоростного режима и маневрирование НПА будет осуществлять самостоятельно.

Шансы уничтожения «Статуса» у противника минимальные. Самая быстроходная торпеда США Mark 54 имеет скорость 74 км/ч. К тому же она неспособна погружаться на глубину в 1000 м, на которой будет идти к цели «Статус-6». А глубоководная евроторпеда MU90 Hard Kill, пущенная вдогон, на максимальной скорости в 90 км/ч способна пройти не более 10 км.

Оценивая возможности системы «Статус-6» (6. По каким данным, кто оценивал? Где?), следует учитывать, что это не просто очень «мускулистая» торпеда, но и робот, имеющий неплохие «мозги». В качестве оружия сдерживания, торпеда может прийти в точку назначения и залечь на дно, дожидаясь сигнала на подрыв боевой части. Сигнал, естественно, может подаваться по длинноволновому каналу, поскольку длинные волны проникают в толщу воды (7. Проникают, и что? На 1000 метров? Серьезно?). В этом случае мы будем иметь оружие сдерживания со стопроцентной гарантией срабатывания.

Вероятно, что «утечка информации» в ноябре прошлого года была строго дозированной. Ее объем и содержание предназначались для того, чтобы ВВП понял, что к России необходимо относиться с позиции разума, а не эмоций и амбиций. Круг задач у подводного робота может (и должен) быть несколько шире. Среди них, могут быть, например, разведывательные функции с возвращением дрона на материнскую лодку пятого поколения.

Отчет КБ «Рубин-Север» продемонстрировал, что носителями системы «Статус-6» в обозримом будущем будут уже не две, а три ПЛА СН пятого поколения.

 

По материалам: http://svpressa.ru/war21/article/152608/