Пентагон официально признал угрозу США со стороны разрабатываемого в России подводного плавательного аппарата «Статус-6», оснащенного ядерной боеголовкой мощностью до 100 мегатонн, сообщает Defense News.
Издание обратило внимание на предварительный проект нового «Обзора ядерной политики» — документа, определяющего роль ядерного оружия в стратегии национальной безопасности США, который готовится для президента страны Дональда Трампа. В нем имеется черно-белая диаграмма, на которой сообщается о разработке в России межконтинентальной автономной ядерной торпеды «Статус-6».
Согласно данным американской разведки, представленным The Washington Free Beacon, данное оружие протестировано 27 ноября 2016 года с подводной лодки «Саров». «Статус-6» имеет дальность действия 10 000 километров, максимальную скорость — выше 56 узлов, глубину погружения — до километра.
В ноябре 2015 года в ходе совещания у президента России Владимира Путина по оборонной тематике в сюжет ряда российских телеканалов попали кадры презентации, посвященные «Статусу-6». Согласно попавшим в эфир слайдам, эта система является оружием массового поражения, предназначенным в том числе для поражения объектов экономики противника. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в связи с этой утечкой пообещал принять «превентивные меры, чтобы этого больше не повторялось».

Концепция разрабатываемого в России подводного плавательного аппарата «Статус-6» с ядерной боеголовкой мощностью до 100 мегатонн — реликт советской эпохи. Об этом The National Interest сказал старший научный сотрудник американского Центра Джеймса Мартина по нераспространению ядерного оружия Николай Соков.
«Эта концепция очень старая, берет свое начало с дней, когда межконтинентальные баллистические ракеты и баллистические ракеты подводных лодок были немногочисленны, ненадежны и уязвимы, — сказал он. — В наши дни трудно увидеть большую ценность в 100-мегатонном медленном транспортном средстве. Я просто не вижу большой ценности в их оснащении 100-мегатонными боеголовками», — отметил Соков.

От редактора: По моему, это довольно сомнительное заявление сомнительного эксперта.

В свою очередь, старший научный сотрудник Центра стратегических и бюджетных оценок, бывший офицер американских ВМС Брайан Кларк назвал «Статус-6» серьезной угрозой, которая может обойти системы ПРО США. Кларк также отметил непрактичность разрабатываемого Россией оружия, поскольку остановить его можно только физическим воздействием.

От редактора: Что здесь означает слово “непрактичность”? Как раз практичность…

Директор восточноазиатских программ Центра Джеймса Мартина Джеффри Льюис предположил, что «Статус-6» предназначен для поражения кораблей и удерживания прибрежных городов.

От редактора: … поражения кораблей? … удерживания городов? Это как? Зачем?

The Huffington Post в январе опубликовал проект ядерной стратегии США, в которой Пентагон впервые признал разработку Россией аппарата «Статус-6».

Согласно данным американской разведки, представленным The Washington Free Beacon, данное оружие протестировали 27 ноября 2016 года с подводной лодки «Саров». «Статус-6» имеет дальность действия 10 000 километров, максимальную скорость — выше 56 узлов, глубину погружения — до километра. Оружию приписывается два главных поражающих фактора: создание цунами и радиологическое загрязнение.
В 1940-1950 годах в СССР разрабатывался проект торпеды Т-15 с большим ядерным боезарядом. Идея принадлежала академику Андрею Сахарову.

От редактора: … “радиологическое” загрязнение? Не радиационное?

Создаваемый Россией подводный плавательный аппарат «Статус-6» с ядерной боеголовкой мощностью до 100 мегатонн — это вызов, на который у ВМС США пока нет ответа. Об этом The National Interest сообщил старший научный сотрудник по программам защиты института Heritage Foundation, офицер ВМС США в отставке Томас Каллендер.
«Принимая во внимание максимальную скорость [«Статуса-6»] более 29 метров в секунду и глубину погружения более километра, это трудная целью для уничтожения с помощью действующего оружия», — отметил Каллендер.
В распоряжении США есть торпеды Mark-48, которые при максимальной дальности 55 километров и глубине погружения 800 метров не рассчитаны на уничтожение «Статус-6», отметил офицер. «Это означает, что, если бы российская торпеда находилась вблизи своей максимальной глубины, основное оружие ВМФ не смогло бы достичь и ликвидировать ее», — констатировал военный.
Он добавил, что США за несколько лет при условии выделения Пентагону необходимого финансирования способны найти способ ликвидации «Статус-6». Наиболее предпочтительным средством для этого эксперт назвал морские патрульные самолеты P-8 Poseidon и P-3 Orion.
Ядерная торпеда, отмечает эксперт, может быть запущена с более крупной подлодки, направляющейся из Баренцева моря, она предназначена для поражения восточного побережья США.

От редактора: Что совсем не обязательно. Почему надо запускать с ПЛ носителя? Почему только восточное побережъе? 100 Мт, черт побери… “кто останется жив позавидует мертвым”.

Торпеду, по мере того, как она приближается и «пересекает континентальный шельф, который становится все более мелким, легче уничтожить с помощью уже имеющегося оружия». По мнению Каллендера, для противодействия российской угрозе Пентагон будет развивать именно подобные системы.
Предполагается, что действующий прототип «Статуса-6» будет готов в 2019 году, а в начале 2020-х его примут на вооружение.

От редактора: Кто в Ленте все это пишет и переводит? Ужас… переводчика нет квалифицированного? А редактор то хоть есть нормальный?

Источник:
https://lenta.ru/news/2018/01/15/status6/
https://lenta.ru/news/2018/01/17/status6/
https://lenta.ru/news/2018/01/25/status6/

(в работе)

Проверка Счетной палаты США показала, что новейшие американские подлодки класса Columbia не отвечают заявленному Пентагоном уровню технологической готовности. На доклад аудиторов обратил внимание The National Interest.
Проверка показала, что необходимы дополнительные разработка и тестирование, чтобы продемонстрировать зрелость нескольких технологических решений, используемых в подлодках класса Columbia. Данные инновации, отмечается в докладе, имеют решающее значение для производительности корабля, и касаются, в частности, интегрированной энергетической системы, ядерного реактора, ракетного отсека и двигателя с постоянным магнитом.

Счетная палата заключает, что на данный момент неизвестно, будут ли эти системы штатно работать, поскольку для многих таких устройств не создавались и не испытывались прототипы, а ряд заявленных функций вообще имеет только теоретическое обоснование, а не экспериментальное.
Ведомство обвиняет ВМС США в искажении фактов, касающихся технологических возможностей подлодок класса Columbia, что в перспективе может привести к появлению неполадок с новыми подводными кораблями и задержки их производства. Отмечается, что флот не обязан предоставлять отчет касательно разработки подлодок класса Columbia вплоть до 2020 года, хотя на начало строительства подлодок к этому же времени уже будет потрачено 8,7 миллиарда долларов.

Пентагон не согласился с вынесенной Счетной палатой оценкой программы Columbia. Военные в ответном письме аудиторам отметили, что управляют потенциальными рисками. Издание отмечает, что исторически опасения Счетной палаты подтверждаются чаще, чем заверения Пентагона.
Атомные подлодки класса Columbia должны прийти на смену подлодкам класса Ohio. Каждый новый корабль должен получить 16 межконтинентальных ракет морского базирования Trident II. Планируется выпустить 12 подлодок этого класса. Первый корабль планируется построить к 2028 году.

Tagged with:  

Как сообщила 8 января 2018 года индийская газета “The Hindu” в материале Dinakar Peri, Josy Joseph “INS Arihant left crippled after ‘accident’ 10 months ago”, первая атомная подводная лодка индийской постройки S 73 Arihant находится в серьезном и длительном ремонте после крупной аварии, произошедшей на лодке “более десяти месяцев назад” [то есть в феврале 2017 года] и до настоящего времени скрывавшейся. Arihant с тех пор не выходила в море и, согласно источникам в индийском флоте, будет ремонтироваться еще “месяцы”.

(в работе)
Один из немногих доступных в открытых источниках качественных снимков головной индийской атомной подводной лодки национальной постройки S 73 Arihant. Снимок сделан летом 2014 года в Вишакхапатнаме еще до выхода Arihant на заводские ходовые испытания (с) NDTV

Cогласно информации газеты, основывающейся на сообщениях источников в ВМС Индии, авария произошла при стоянке Arihant в Вишакхапатнаме [видимо, на специальной государственной верфи Ship Вuilding Centre (SBC), где лодка была построена и базируется на период испытаний – bmpd]. Отсек энергетической установки лодки [турбинный ?] был затоплен в результате открытого по ошибке забортного отверстия в кормовой части корабля. Сообщается, что лодке потребуется длительный ремонт с заменой значительной части трубопроводов и арматуры.
Министерство обороны Индии отказалось от каких-либо комментариев по сделанному “The Hindu” запросу об аварии. По мнению газеты, именно авария на Arihant привела к отмене планировавшейся торжественной церемонии спуска на воду в присутствии премьер-министра Индии второй строящейся на SBC однотипной атомной подводной лодки Arighat. В результате спуск Arighat на воду был произведен 19 ноября 2017 года без огласки и в присутствии лишь министра обороны Индии Нирмалы Ситхамаран.
Газета приводит информацию индийских военно-морских источников, что Arihant “с самого начала” имел серьезные технические проблемы. В частности, значительный комплекс проблем связан с несоответствием уровня строительных работ на индийском предприятии российскому проекту (видимо, индийская промышленность не смогла реализовать требования российских проектантов. – bmpd), и он “не нашел удовлетворительного разрешения”.

Комментарий автора: Национальная программа разработки и строительства индийских атомных подводных лодок Advanced Technology Vessel (ATV) имеет длительную и мучительную историю. Фактически программа реализуется с 1974 года и с начала 1980-х годов осуществляется при активном советском, а затем российском техническом содействии. Проектирование лодки по программе осуществлялось при головной роли индийской государственной Организации оборонных исследований и разработок (Defence Research and Development Organisation – DRDO) с участием ВМС Индии и индийского департамента ядерной энергетики (Department of Atomic Energy – DAE) c Тромбейским атомным исследовательским центром имени Бхабха в Мумбаи (Bhabha Atomic Research Centre – BARC). В качестве крупнейших подрядчиков привлечены индийские частные промышленные группы Larsen & Toubro (L&T, поставщик корпусной стали), Walchandnagar Industries (поставщик реакторной части и главного турбозубчатого агрегата) и Tata Power (создатель систем управления энергетической установкой и лодкой). Строительство кораблей по данной программе осуществляется на специально созданном для этого в Вишакхапатнаме судостроительном предприятии SBC. Наземный прототип 83-мегаватнного лодочного ядерного реактора S1 индийской разработки на высокообогащенном (40 %) урановом топливе был построен DAE в Калпаккаме и введен в действие в сентябре 2006 года.

Головная индийская атомная подводная лодка S 73 Arihant (условное обозначение S2) была начата строительством на SBC в 1998 году и спущена на воду 26 июля 2009 года. Физический пуск ядерного реактора на лодке был произведен 10 августа 2013 года, и лодка вышла на заводские ходовые испытания 15 декабря 2014 года. В августе 2016 года лодка Arihant была без огласки передана ВМС Индии, хотя фактически продолжала оставаться в стадии проведения испытаний. Иностранные и индийские источники действительно молчат о каких-либо выходах Arihant в море в 2017 году, и о лодке не было никаких известий уже почти год.
Вторая однотипная лодка Arighat (условное обозначение S3) была фактически начата строительством на SDC в 2009 году и официально заложена на SBC в июле 2011 года, спуск Arighat на воду был произведен в условиях секретности 19 ноября 2017 года.
Общая стоимость разработки и строительства четырех атомных подводных лодок по программе ATV оценивается официальными индийскими источниками в 90 тысяч кроров рупий (около 14 млрд долл по нынешнему курсу), что,однако, выглядит явно заниженной суммой. Индийские источники оценивают объем индийских поставок при строительстве лодок программы ATV в 60 %, что подразумевает, что остальные 40 % составляют поставки из России.
Сообщается, что в настоящее время в начальной стадии строительства на SBC находятся две следующие атомные подводные лодки под условными обозначениями S4 и S4⃰ Согласно индийским источникам, лодка S4⃰ относится к модифицированному проекту, утвержденному в 2012 году, и будет иметь водоизмещение примерно на 1000 тонн больше и длину на 10 метров больше, чем Arihant, Arighat и S4 (надводное водоизмещение которых оценивается в 6000 тонн, а длина составляет 111,6 метров).

Лодки, строящиеся по программе ATV, являются атомными подводными ракетоносцами. Arihant и две следующие лодки в качестве главного вооружения должны штатно нести по четыре (ранее ошибочно утверждалось о 12) разработанных в Индии под руководством DRDO баллистические ракеты подводного старта К-15 Sagarika с дальностью стрельбы всего 700-750 км и оснащенные ядерным зарядом. Лодка S4⃰ получит дополнительный 10-метровый ракетный отсек с еще четырьмя ракетами К-15, что увеличит их количество на лодке до восьми. Первый практический запуск ракеты К-15 с лодки Arihant был осуществлен 31 марта 2016 года.

В 2006 году правительство Индии утвердило план разработки индийской атомной ракетной подводной лодки следующего поколения под условным обозначением S5. Сообщается, что фактически полномасштабные работы по данной программе были начаты в 2015 году с планами начала строительства головного корабля на SBC в 2021 году и постройки минимум трех единиц в серии. Для их строительства предполагается масштабная реконструкция SBC. Cогласно ряду сообщений, лодки S5 должны иметь надводное водоизмещение около 13500 тонн, ядерную реакторную установку мощностью 150-190 МВт, разрабатываемую сейчас в BARC, и быть оснащены 12 баллистическими ракетами большой дальности.
Для оснащения этих лодок под руководством DRDO уже достаточно длительное время ведется создание перспективной индийской лодочной баллистической ракеты К-4 с дальностью стрельбы до 3000-3500 км, доведенной до стадии испытаний (четвертое испытание было намечено на декабрь 2017 года, Видимо, пока но не состоялось). На более отдаленную перспективу разрабатывается лодочная баллистическая ракета К-5 с дальностью стрельбы до 5000 км. Наконец, в феврале 2017 года было санкционировано начало разработки DRDO трехступенчатой межконтинентальной баллистической лодочной твердотопливной ракеты К-6 с дальностью стрельбы минимум 6000 км, которая предполагается к оснащению несколькими (до шести) разделяющимися головными частями типа MIRV.
Параллельно в феврале 2015 года правительство Индии одобрило программу создания и строительства шести перспективных атомных многоцелевых подводных лодок, стоимость которой предварительно оценена в 60 тысяч кроров рупий (около 9,5 млрд долл). Их надводное водоизмещение оценивается в 6000 тонн. Для проектирования атомных подводных лодок новых типов создано специальное конструкторское бюро в Гургаоне.

Источник: LJ bmpd

Tagged with:  

(в работе)

40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» пр. 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня. Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.
Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность на винтах в 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.
В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.
В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году. На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.
Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.
В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.
Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.
Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.
Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль», в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин». Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду на атомоход водили экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, понятным «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.
Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.
Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.
В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.
В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).
Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.
Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».
Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.
Однако крупнейшими в отечественном флоте атомными боевыми кораблями эти наши крейсеры числились недолго. В конце 1988-го был завершен невиданный ни в одном из других флотов мира большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» проекта 1941 «Титан». Водоизмещение «Урала», предназначенного для многофункциональной разведки и слежения за космическими объектами автономно в течение почти года, достигло 35 тысяч тонн. Собственно, заказал корабль не флот, относившийся к титану довольно прохладно, а Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Флотское командование, как утверждают некоторые историки, как раз добилось, чтобы второй такой корабль (на чем якобы настаивало ГРУ) не закладывали, ибо он препятствовал бы достройке серии тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144 и атомных ледоколов.
Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.
Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим параметрам к атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.


Автор: Константин Чуприн

Первоисточник: https://vpk-news.ru/articles/40595

Реакторная установка РИТМ-200 установлена на первом серийном ледоколе нового поколения Сибирь

Завершилась установка второго парогенерирующего блока РУ РИТМ-200 на атомном ледоколе нового поколения “Сибирь”. Одна из ключевых производственных операций процесса строительства атомных ледоколов прошла в Санкт-Петербурге на Балтийском заводе. Ранее, 14 декабря 2017 года, был установлен первый реактор.

РИТМ-200 – новейшая РУ для ледокольного флота, разработанная в Машиностроительном дивизионе Росатома – АО “Атомэнергомаш”. Она входит в состав ГЭУ ледокола и включает в себя два реактора тепловой мощностью 175 МВт каждый.

Фото Атомэнергомаш.
Материал: Atominfo.Ru

 

ВМФ России отмечает дату спуска на воду атомной подлодки проекта 661 “Анчар” – самой быстрой в мире субмарины и первого корабля с титановым корпусом.

Подлодка К-222 стала первым и единственным кораблем проекта – за дороговизну (два миллиарда рублей по курсу 1968 года) “Анчар” прозвали “Золотой рыбкой”, в серию субмарина не пошла. Была построена на “Севмаше” – для предприятия это был первый опыт создания субмарин с титановым корпусом, – и спустили на воду 21 декабря 1968 года, а через год передали флоту. На государственных испытаниях корабль при 80 процентах мощности ППУ показал подводную скорость в 42 узла (более 77 километров в час). При этом уровень шума в центральном посту субмарины превышал 100 децибел.
В 1970 году на испытаниях в Баренцевом море “Анчар” разогнали до 44,7 узла (почти 83 км/ч). Для этого оба ВВР вывели на полную мощность, отключив аварийную защиту турбин и перейдя на ручное управление главным турбозубчатым агрегатом. На посту управления турбинами дежурил Александр Скворцов, инженер изготовившего механизмы Кировского завода.
Осенью 1971 года К-222 ушла на боевую службу в Атлантику и, благодаря непревзойденной быстроходности, легко преследовала ударный авианосец США от Гренландского моря до Бразильской впадины. Гонки по Атлантике продолжались два с половиной месяца, за это время “Анчар” всплыл один раз.
Субмарина прослужила в ВМФ до 1999 года, в 2010 году корабль утилизировали на предприятии “Звездочка”. Освобожденный от ядерного топлива трехотсечный фрагмент К-222 с реакторами находится на плаву неподалеку от 27-го причала Северодвинска.
Опыт разработки “Анчара” пригодился корабелам при создании многоцелевых титановых субмарин второго и третьего поколений – в том числе самой быстрой серийной субмарины проекта 705 “Лира”. Прямыми потомками К-222 стали подлодки типа “Скат” – как и “Анчар”, они были вооружены противокорабельными крылатыми ракетами П-70 “Аметист”.

(в работе)

Судовые ядерные энергетические установки (ЯЭУ) с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ) имеют ряд неоспоримых преимуществ. Одно из важнейших, получение перегретого пара с параметрами более высокими, чем в ЯЭУ с классическими водо-водяными реакторами (ВВР).
Пионерами в создании субмарин с ЯР ЖМТ стали американцы. Правда, лодка такая у них была построена всего одна – SSN-575 Seawolf и реактор на ней установили тоже один – типа S2G. Охлаждался он жидким натрием. Лодку Seawolf, вступившую в состав ВМС в 1957-м, рассматривали в качестве опытной альтернативы первой в мире ПЛА SSN-571 Nautilus, имевшей ВВР S2W. В Пентагоне хотели определиться на ближайшее будущее, какая ЯЭУ для подводных лодок предпочтительнее.
Перспективы ЖМТ прельщали. При давлении теплоносителя в первом контуре в 20 раз меньшем, чем в ЯЭУ с ВВР, температура рабочего пара после ПГ в ЯЭУ ЖМТ оказалась в 1,8–1,9 раза выше. Однако сама ЯЭУ у американцев получилась довольно сложной. Во втором контуре между трубками парогенератора циркулировал промежуточный теплоноситель – сплав натрия и калия, нагревающий питательную воду, которая испарялась в ПГ. С натрием вышла незадача. Наблюдалась интенсивная коррозия конструкционного металла на фоне роста в последнем напряжений, которые были обусловлены значительным температурным перепадом в РУ (250 градусов). И это еще не все. В случае аварии с разрывом трубок ПГ натрий и калий вступили бы в бурную реакцию с водой, что неминуемо привело бы к тепловому взрыву. Налицо проблемы с конструкцией, с техническими решениями.
Несмотря на очевидные теплофизические преимущества реактора S2G, американские моряки в целом остались им недовольны. ЯЭУ Seawolf оказалась менее надежной, чем у Nautilus. Кроме того, большие хлопоты доставляла необходимость постоянного поддержания высокой температуры ЖМТ при нахождении лодки в базе, чтобы он не застыл и не «дал козла» (не затвердел), выведя ЯЭУ и соответственно ПЛА из строя. Поэтому американцы эксплуатировали Seawolf c S2G недолго. Уже в 1958 году лодка прошла капитальную реконструкцию. ЖМТ РУ от греха подальше заменили на более привычную и надежную с ВВР S2WA – по типу реактора, установленного на Nautilus. С ним она прослужила еще долгие годы.

Кит-рекордсмен
В нашей стране задачу применения ЖМТ ЯЭУ на атомных подводных лодках взялись решать почти одновременно с США. Это предусматривалось принятым в 1955 году постановлением Совмина СССР. Работа над ПЛА пр. 645 началась вскоре после того, как в Северодвинске была заложена первая советская атомная субмарина К-3 проекта 627 «Кит» (с ВВР). Закладка там же К-27 пр. 645 состоялась летом 1958-го, когда К-3 уже проходила ходовые испытания в Белом море. Через пять лет К-27 была принята в состав ВМФ СССР. Главными конструкторами проекта 645 были Владимир Перегудов и с 1956 года Александр Назаров (СКБ-143, ныне СПМБМ «Малахит»).
Сама по себе К-27 являлась «энергетической» модификацией первых советских АПЛ проектов 627 и 627А. Внешне от них и не отличалась. Главное новшество 645-го проекта заключалось в том, что вместо ВВР ВМ-А у «Китов» на экспериментальной по сути К-27 установили два реактора ВТ-1 с жидкометаллическим теплоносителем, в качестве которого использовался сплав свинца и висмута. Ядерная паропроизводящая установка (ЯППУ) с ВТ-1 была разработана конструкторским коллективом КБ-10 (будущее ОКБ «Гидропресс») под научным руководством академика Александра Лейпунского. Изготовили ЯППУ на Подольском машиностроительном заводе.
Официально отнесенная к опытным кораблям К-27 была полноценной боевой ПЛА. В апреле 1964-го она отправилась с Кольского полуострова в атлантический поход к экватору в подводном положении, что для нашего подплава было впервые. За 1,240 часов хода К-27 оставила за кормой 12,400 миль. Рекорд! Командир К-27 капитан 1-го ранга Иван Гуляев за успехи в освоении новой техники был удостоен звания Героя Советского Союза.
Как и американцы, советские моряки сразу столкнулись со сложностями эксплуатации. Это и необходимость постоянного (то есть и у причала, и при нахождении в доке) поддержания температуры первого контура свыше 125 градусов, и загрязнение ЖМТ радиоактивным полонием-210 (продуктом трансмутации Bi-209), и потребность в наличии на базе спецоборудования для приготовления свежего сплава свинец-висмут и приема с борта лодки такого отработанного «коктейля», причем радиоактивного. Кроме того, К-27 оказалась весьма шумной и потому более заметной, нежели ПЛА вероятного противника. Это огорчало адмиралов больше всего.
В мае 1968 года К-27, только-только прошедшая плановый ремонт, отправилась отрабатывать курсовые задачи боевой подготовки, а заодно и проверить работоспособность энергоустановки. Увы, проблемы проекта дали о себе знать и тот поход для К-27 оказался последним. Как только лодка дала полный ход, ЯР левого борта вышел из строя, часть ТВЭЛов разрушилась. Лодка всплыла и на одном реакторе вернулась в базу. К несчастью, авария имела тяжкие последствия: продукты деления проникли в обитаемые отсеки. Переоблучился экипаж, восемь моряков умерли в госпиталях, еще один задохнулся на борту в противогазе. Специалисты пришли к выводу, что наиболее вероятной причиной аварии стало загрязнение АЗ ЯР твердыми шлаками и окислами Pb и Bi. Это было учтено при создании новых лодочных ЯР с ЖМТ. Саму К-27 восстанавливать не стали, отправили на прикол. В 1982-м ее затопили северо-восточнее Новой Земли в Карском море.

Истребитель-автомат
Опыт эксплуатации К-27 оказался драматическим, но не бесполезным. Из него были сделаны выводы, положенные в основу создания новых АПЛ с ЖМТ (тоже Pb-Bi) ЯР и титановым прочным корпусом – одной предсерийной проекта 705 и шести серийных 705К (обобщенное название «Лира», по условной классификации НАТО – Alfa).
К разработке приступили в том же СКБ-143 под руководством главного конструктора Михаила Русанова. Построенная на Ново-Адмиралтейском заводе в Ленинграде К-64 была чисто опытной и прослужила недолго из-за аварии с застыванием теплоносителя. Серийные же шесть атомарин (К-123, К-316, К-373, К-432, К-463 и К-493), строившиеся как в Ленинграде, так и в Северодвинске на Севмашпредприятии и пополнившие флот в 1977–1981 годах, благодаря великолепным тактико-техническим данным доставили немало головной боли ВМС США.
Характеристики были получены благодаря тому, что однореакторная ЯППУ БМ-40А со Pb-Bi ЖМТ превосходила ЯППУ с ВВР других субмарин своего времени по эксплуатационной маневренности вдвое, по энергонасыщенности – в 1,5–2,5, а по удельно-массовым характеристикам – в 1,3–1,5 раза. Примечательно, что ПЛА проекта 705К почти не уступали в скорости (41 узел) западным противолодочным торпедам и развивали полный ход за какую-то минуту. Располагая поистине «истребительной» верткостью, «Лиры» могли атаковать противника с самых невыгодных для них секторов, даже будучи обнаруженными вражеской гидроакустикой.
И это еще не все. «Лиры» оснащались комплексными САУ энергетикой и оружием. Это позволило свести до минимума численность экипажа – она была в три раза меньше, чем у других ПЛА: 31 офицер и один мичман. Интересный момент: замполит в экипаже отсутствовал, и проведение партийно-воспитательной (именно так, а не привычной в ВС СССР партийно-политической) работы возлагалось на командира. На флоте эти лодки заслуженно прозвали «автоматами».
Правда, широкого распространения и дальнейшего развития лодки проекта 705К (они входили в состав 6-й дивизии подводных лодок Северного флота) не получили. «Лиры» прослужили до начала 90-х годов (головная К-123 – до 1996-го), с одной стороны – доказав исключительные тактические преимущества, а с другой – выявив значительные сложности в эксплуатации, связанные прежде всего с необходимостью постоянного поддержания определенного уровня физико-химических характеристик теплоносителя, ведь сплав Pb-Bi должен был находиться в жидком состоянии.
Кроме СССР (России), столь длительного опыта применения подобных реакторов на подводных лодках нет ни у кого. Монополию в подводном атомном (как, впрочем, и в надводном) кораблестроении держат ВВР.

И вот тут, в догонку видео:

Автор: Константин Чуприн, с редакторскими правками

Источник: Военно Промышленный Курьер

(в работе)

Самая таинственная подлодка российского ВМФ в очередной раз всплыла на поверхность летом 2010 года. Как сообщили представители военно-морской базы Северодвинска, на ПЛ “Саров” была проведена очередная модернизация, несмотря на то, что сама лодка передана в эксплуатацию в августе 2008 года. Опытная дизель-электрическая подлодка (“Б”) является разработкой эскизного проекта субмарины-стенда “Сарган”, начатого в 1988 году ЦКБ МТ “Рубин”, под руководством главного конструктора А.В.Балова (завершены работы по проекту в марте 1988 года). В марте 1989 года был утвержден технический проект и дан старт разработке рабочих чертежей. Существует предположение, что основой несущей конструкции корпуса судна послужил проект ПЛ 877Б.
На судоремонтном заводе ОПК РФ “Звездочка” подтвердили тот факт, что дизель-электрическая большая подлодка Б-90 “Саров” в 2010 году действительно находилась на их акватории. Но от комментариев по вопросу проведенных работ деликатно уклонились. Впрочем, это объяснимо. Данный корабль, как было сообщено в день подъема на его флагштоке военно-морского флага, разрабатывался для отработки, а также проведения последующих испытаний “новых и усовершенствованных образцов глубоководной техники, вооружения и обеспечивающих их палубных систем”.
Для более точного понимания, “Саров” – это универсальный испытательный стенд, который рассчитан “на предельно длительную эксплуатацию и практическую возможность неоднократных модернизаций”. Впрочем, внешне это настоящая подводная лодка, обладающая типичной по форме строения ходовой рубкой, обводами внешнего корпуса чем-то отдаленно напоминающая ракетоносцы, построенные по проекту 667А. Но есть и очевидные отличия – например, от центральной части до носового отсека имеются продолговатые выступы корпуса, что, конечно, не делает лучшей гидродинамику корабля и как следствие отражается на его крейсерской скорости. Но, очевидно, не эти показатели поставлены в качестве главных для “Сарова”.
Одна из основных задач, которая решалась при спуске на воду данной субмарины, это установка на дизельной подлодке компактного ядерного реактора как резервной двигательной. Главная цель – дать флоту недорогой и вместе с тем надежный боевой корабль, обладающий возможностью длительного автономного плавания в подводном режиме, как у дорогостоящих АПЛ.
Корабль должен был быть готов к сдаче в 1993 году. Но отсутствие надлежащего финансирования негативно отразилось на ходе работ, которые довольно часто прерывались, а в 1996-м году были и вовсе полностью заморожены в 40% готовности. Только спустя пять лет, после совместно принятого Минэкономразвития и Минобороны решения, строительство опытной подводной лодки было возобновлено – уже по частично скорректированному в ЦКБ МТ “Рубин” техническому проекту.
В августе 2003 года, используя Мариинскую водную систему, недостроенную подлодку перебазировали в Северодвинск. Спустя три года, 19 марта 2006 года, в день 100-летнего юбилея подводного флота Российской Федерации, в стапельном цеху “Севмаша” на данном заказе установили новую закладную доску. В марте 2007 года по ходатайству ядерного центра в Сарове экспериментальному кораблю было присвоено открытое наименование “Саров”. В том же году приехавший в гости к заводчанам капитан I ранга, командир экипажа Сергей Крошкин впервые появился на страницах местной прессы, что вызвало небывалый всплеск шпионских страстей, а в дальнейшем потребовало малоприятных объяснений непосредственно от самого командира, а также его вышестоящих начальников.
14 декабря 2007 года ПЛ была выведена с территории сборочного цеха “Севмаша” и 24 декабря 2007 года спущена на воду (в Северодвинске) без публичной огласки. Впрочем, информация в прессу, несмотря на все меры предосторожности, все равно просочилась. В июле 2008 года лодка прошла заводские ходовые, а позже и государственные испытания и передана на баланс ВМФ 7 августа 2008 года. С 2009 года субмарина базируется на Северном флоте, в Северодвинск.
В период с 2008 года корабль выполнил много специальных задач, необходимо отметить, что под каждое очередное испытание судно подвергалось технической доработке и модернизации в заводских условиях. Очередная модернизация в 2010 году, по неофициальной информации, была связана с отработкой энергетической установки совершенно нового образца. Впрочем, ни на заводе, ни в КБ эту информацию не комментируют и не подтверждают.

Некоторые ТТХ ПЛ “Саров”:
Экипаж – 52 человека (офицеры и мичманы).
Осадка – 7 м.
Длина – 72.6 м.
Ширина – 9.9 м.
Водоизмещение подводное – 3950 т.
Водоизмещение надводное – 2300 т.
Скорость подводного плавания – 17 уз.
Скорость надводного плавания – 10 уз.
Глубина погружения максимальная – 300 м.
Время пребывания в подводном режиме – до 20 суток.
Автономность штатная, не менее – 45 суток

Источник: Сайт Военное-обозрение

Tagged with:  

По планам ВМС США на 2018 финансовый год предполагается закупить девять новых боевых кораблей. В их числе атомный авианосец «Джеральд Форд» (CVN-78), две ПЛАТ «Вирджиния», два эсминца УРО типа DDG-51, два боевых корабля прибрежной зоны, танкер TAO-205 и буксир-спасатель.
В декабре 2016 года ВМС объявили, что планируют увеличить численность боевых и вспомогательных кораблей до 355 единиц, поддерживая их эксплуатацию на требуемом уровне. В марте 2015-го их в соответствии с оценкой структуры этого вида вооруженных сил FSA (Force Structure Assessment) было 308.

Обещано Трампом
В последние годы корабельный состав ВМС США обычно насчитывал 270–290 наименований. Его увеличение до 355 примерно соответствует численности, объявленной в ходе предвыборной кампании Дональда Трампа, – 350 единиц. Корректировка на пять кораблей, как подчеркивают американские военные аналитики, произведена в соответствии с национальной военной стратегией.
“Совместно с Великобританией, которая заменяет свои «Авангарды», США работают над унифицированным ракетным отсеком ”
Если сравнить сегодняшние планы ВМС США с их запросами в 2015 году, то увеличение на 47 единиц соответствует 15-процентному росту. Согласно расчетам Исследовательской службы конгресса США, чтобы к концу 30-летнего периода (2017–2046 ф. г.) иметь желаемые 355, флоту потребуется дополнительно от 57 до 67 кораблей (если сроки службы уже находящихся в боевом составе не будут продлеваться с превышением плановых). А по прикидкам бюджетного бюро конгресса США – даже 73–77.
Обсуждая перспективные планы и пробивая их решение у законодателей, командование ВМС США планирует произвести закупку новейшей головной атомной подводной лодки с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) типа «Колумбия» (Columbia) SSBN-826 в 2021 финансовом году. Создание АПЛ нового поколения ранее называлось Программой замены ПЛАРБ «Огайо» (Ohio replacement program – ORP или SSBN(X), которая предусматривала проектирование и строительство 12 лодок нового класса вместо 14 «Огайо», находящихся в настоящее время на вооружении американского флота. Военно-морские силы США считают создание ПЛАРБ «Колумбия» самой приоритетной программой по своему ведомству.
Как указывается в отчете Исследовательской службы конгресса, ВМС запросили на 2018 финансовый год 842,9 миллиона долларов на финансирование заблаговременных закупок AP (advance procurement) и 1,041 миллиарда на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по этой программе. В январе 2017-го стоимость закупки головной лодки типа «Колумбия» определялась в 8,2 миллиарда долларов (в ценах на тот момент) без учета нескольких миллиардов на проектирование и документацию для всей серии. Средняя цена каждого корабля со 2-го по 12-й, значившаяся в предварительных расчетах, – 6,5 миллиарда (в ценах 2017 года).
В минувшем марте в отчете Главного контрольно-финансового управления конгресса США была представлена оценка приоритетных закупок Пентагона. Общая стоимость программы «Колумбия» достигала примерно 100,2 миллиарда долларов в ценах 2017 года, в том числе около 12,6 миллиарда на НИОКР и порядка 87,4 миллиарда на постройку. Аналитики в связи с этим высказывают сомнение в возможностях ВМС финансировать необходимыми темпами закупку кораблей других типов, что может существенным образом сказаться на претворении в жизнь предвыборных обещаний президента. Конгресс должен рассмотреть вопросы, вызываемые реализацией программы «Колумбия» в 2018 финансовом году, и принять решения либо по одобрению представленного военно-морскими силами бюджета, либо по его сокращению или изменению. Причем от законодателей ждут обсуждения не только стоимости, но и производственного графика и технических рисков. Главным же будет потенциальное влияние на финансирование других кораблестроительных программ ВМС США.

Битва за строку в бюджете
Американский флот не может позволить себе строительство нового поколения ПЛАРБ для замены лодок типа «Огайо» на бюджетные средства без серьезных сокращений других программ, в связи с чем продолжает поиск дополнительных источников. Эксперты подчеркивают, что отсутствие гарантированного полного финансирования по-прежнему угрожает и «Колумбиям», и всему плану военного кораблестроения в США.
Поскольку 21 сентября подразделению «Электрик боат» корпорации «Дженерал дайнэмикс» (General Dynamics Electric Boat – GDEB) был выдан контракт объемом пять миллиардов долларов на разработку новой ПЛАРБ, ВМС США планируют оформить закупку головной лодки и начать ее строительство в 2021 финансовом году. Сделка с «Дженерал дайнэмикс» охватывает весь комплекс проектирования, включая компоненты и технологии, плюс создание прототипа. В настоящее время программа находится на стадии инжиниринговых работ и подготовки производства.
Хотя ВМС и покрывают первоначальные затраты на разработку на данном этапе, этот вид вооруженных сил рассчитывает на отдельную строку федерального финансирования основных расходов, когда он начнет строить подводные лодки, как делалось в прошлые годы для некоторых стратегических программ. Американские законодатели обсудили вопрос, но не смогли обеспечить выделение средств существенным наполнением. А с учетом экономического климата в Вашингтоне у командования ВМС растет озабоченность тем, что флоту придется оплачивать большую часть расходов из собственных фондов. Если так, программы военного кораблестроения могут попасть под сокращение или даже будут аннулированы. Должностные лица ВМС ясно дали понять, что у них не останется выбора.

Нация за все заплатит
Если бы ВМС пришлось заплатить даже за половину необходимого отдельного финансирования программы ПЛАРБ «Колумбия», в котором она нуждается, как об этом было сообщено конгрессу, военно-морские силы должны были бы исключить из 30-летнего плана до 16 других кораблей, в том числе четыре ПЛАТ типа «Вирджиния», четыре эсминца и еще восемь боевых единиц. «Это законопроект, за который должна заплатить нация, – заявил командующий военно-морскими операциями адмирал Джон Ричардсон. – Мы просто первые из трех видов ВС США, чтобы сделать это».
Выступая перед инвестиционными аналитиками, Майкл Петтерс, генеральный директор одной из двух крупнейших кораблестроительных корпораций США «Хантингтон Ингаллс Индастриз» (Huntington Ingalls Industries – HII), отметил, что нужно определить, как программа ПЛАРБ типа «Колумбия» будет финансироваться без влияния на другие критически важные приоритеты отрасли. Компания «Ньюпорт ньюс шипбилдингс» (штат Вирджиния), входящая в HII, станет одной из двух верфей, разрабатывающих и строящих ПЛАРБ «Колумбия». По мнению Петтерса, средства, выделяемые на корабли для ВМС США, в последние годы остаются на одном уровне, поэтому этот вид ВС изо всех сил борется с секвестрированием и последствиями Закона о бюджетном контроле. HII и другие судостроители надеялись, что на флот, обещанный Трампом, будет выделяться больше денег. Одной из программ, указанных Петтерсом в группе риска, является десантный транспорт-док следующего поколения LX(R), созданный на основе проекта УДК LPD 17.
Как отметил адмирал Ричардсон, ВМС стараются избегать ситуации, когда флот и нация вынуждены выбирать между ПЛАРБ «Колумбия» и ПЛАТ «Вирджиния»: «Мы не хотим торговать ударом для сдерживания. Мы хотим построить все лодки этих типов, это наш план. Одним из наших преимуществ, где у нас есть превосходство, является подводное, и мы хотим его сохранить». У «Колумбии» и «Вирджинии», подчеркнул бывший подводник Ричардсон, совершенно разные задачи.

И шахт поменьше
Для «Колумбии» создается новый электродвигатель. «За этим, однако, – признал Ричардсон, – очень мало технологий, которые являются новыми». Это должно привести к минимизации сюрпризов, увеличивающих расходы и создающих проблемы с надзорными органами и американскими законодателями, полагает адмирал.
Действительно, ВМС США уже сделали шаги по снижению затрат на ПЛАРБ «Колумбия». Совместно с Великобританией, которая заменяет свои «Авангарды» подлодками типа «Дредноут», Соединенные Штаты работают над унифицированным ракетным отсеком CMC (Common Missile Compartment). ВМС также планируют использовать для «Колумбий» дизайн, технологии и компоненты ПЛАТ «Вирджиния», что может удешевить стратегическую субмарину на 17 процентов в соответствующих статьях расходов. В то же время официальные представители ВМС заявили: вероятность, что ПЛАРБ «Колумбия» выйдет за расчетные показатели стоимости технического обслуживания, превышает 50 процентов.
История не в пользу ВМС США. «Расходы на головные корабли новых классов подводных лодок, построенных в 70–80-х, дают мало свидетельств того, что строить ПЛАРБ дешевле, чем ПЛАТ, – говорится в датированном началом года сообщении бюджетного бюро конгресса. – Первая подводная лодка типа «Огайо» была более дорогой, чем головные корабли двух классов ПЛАТ, построенные в этот же период».
Представители ВМС отмечают, что возраст существующих подводных сил сдерживания исключает любые отсрочки в программе ПЛАРБ нового поколения. Группировка «Огайо» первоначально насчитывала 18 единиц, которые были закуплены ВМС США в 1974–1991 финансовых годах. Корабли вошли в состав флота с 1981 по 1997-й. Они были рассчитаны на 30-летний период эксплуатации, однако затем пересертифицированы на 42 года службы.
Первые четыре лодки «Огайо» (SSBN 726-729) в 2002–2009-м переоборудованы в носители КР «Томагавк», в то время как каждая из оставшихся 14 субмарин несла на борту 24 БРПЛ «Трайдент» D-5. С 2018 года четыре пусковые шахты на каждой из 14 ПЛАРБ «Огайо» будут выведены из эксплуатации. Это сократит боекомплект БРПЛ на каждой лодке до 20 в соответствии с требованиями ограничения стратегических ядерных вооружений.
Первая из 14 «Огайо» с «Трайдентами» достигнет предела своего жизненного цикла в 2027-м. Остальные 13 лодок этого типа будут выходить из эксплуатации примерно один корабль ежегодно, то есть последнюю должны списать в 2040-м.
На «Колумбиях» по 16 шахт для БРПЛ, что уменьшит расчетную среднюю стоимость закупки новых лодок.

Автор: Николай Новичков

Источник: “Военно Промышленный Курьер”

 

… но она скоро вернется в боевой состав – главком ВМС Индии адмирал Сунил Ланба (Sunil Lanba).

По сообщению «India today» в статье Sandeep Unnithan “INS Chakra damaged, hope to have it operational soon: Navy Chief”, индийская ПЛА Chakra (пр. 971 “Нерпа”) имеет повреждения обтекателя гидроакустического комплекса, но скоро вернется в боевой состав флота.

Индийская атомная многоцелевая подводная лодка S 72 Chakra (переданная российской стороной ВМС Индии в аренду после достройки бывшая атомная подводная лодка К-152 “Нерпа” проекта 971И) в Вишакхапатнаме, 2015 год (с) Reuters

«У АПЛ имелись повреждения обтекателя ГАК, у которого сместилось несколько панелей, была создана группа для расследования инцедента». По его словам, АПЛ была изучена совместной российско-индийской комиссией. Он отметил, что индийская сторона уже заказала панели обтекателя ГАК, которые скоро должны поступить в Индию.

В начале октября 2017 года АПЛ Chakra вернулась в базу в Вишакхапатнаме после некоего инцидента. По одной из версий, подводная лодка на большой скорости шла в подводной положении, когда случилось механическое повреждение обтекателя ГАК. Кроме того, адмирал Ланба сообщил, что Индия приступила к разработке собственных проектов АПЛ, причем сама программа считается засекреченной.

Tagged with:  

В телепередаче “Военная приемка” телеканала “Звезда” были впервые продемонстрированы съемки достраивающегося для ВМФ России на АО «Производственное объединение «Северное машиностроительное предприятие» (СМП) в Северодвинске головного атомного подводного крейсера К-561 «Казань» модифицированного проекта 08851 (шифр «Ясень-М»). Съемки были осуществлены в период нахождения корабля в спусковом плавучем доке “Сухона” в начале апреля 2017 года.

Строящийся для ВМФ России на АО «Производственное объединение «Северное машиностроительное предприятие» головной атомный подводный крейсер К-561 «Казань» модифицированного проекта 08851 (шифр «Ясень-М») в спусковом плавучем доке “Сухона” перед спуском на воду, Северодвинск, апрель 2017 года (с) кадры из телепередачи “Военная приемка” телеканала “Звезда”

Официальная закладка головного атомного подводного крейсера К-561 «Казань» (заводской номер 161) модифицированного проекта 08851 была произведена в Северодвинске 24 июля 2009 года. В настоящее время строительство корабля ведется по контракту на выполнение опытно-конструкторской работы по строительству и поставке заказа с заводским номером 161, между МО России и СМП. Проект 08851 разработан в АО «Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит».

Вывод атомного подводного крейсера «Казань» из цеха СМП в спусковой плавучий док “Сухона” был произведен 31 марта 2017 года, а фмзический спуск корабля на воду из плавучего дока был осуществлен 8 апреля 2017 года. Сдача корабля по условиям контракта была намечена на декабрь 2017 года, однако фактически произойдет в лучшем случае только в 2018 году.

Судя по съемке, ограждение выдвижных устройств (ОВУ) «Казани» также получило характерный “американский” “наплыв” в передней части, ранее замеченный на ОВУ головного атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения модифицированного проекта 09552 (шифр «Борей-А») «Князь Владимир», выведенного из эллинга СМП 18 ноября 2017 года.

Источник: Передача “Военная приемка” телеканала “Звезда”

(В работе)

Как пишет газета «Коммерсантъ» в материале Анастасии Веденеевой, Германа Костринского, Ивана Сафронова и Юрия Барсукова «Ледоколов много не бывает. «Атомфлот» может получить еще два ЛК-60», Балтийский завод Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) может получить заказ еще на два атомных ледокола ЛК-60 для «Атомфлота» в дополнение к уже строящимся трем судам. Эту возможность, по данным “Ъ”, изучают в правительстве, Совете безопасности и других структурах. Источники “Ъ” называют среди причин роста потребности в ледоколах сложности с прогнозированием логистики по Севморпути и интереса Китая к СПГ из Арктики.

Достраивающиеся на плаву два первых универсальных атомных ледокола проекта 22220 (ЛК-60Я) “Арктика” (слева) и “Сибирь” (справа) у достроечной набережной ООО “Балтийский завод – судостроение”. В центре видна достраивающаяся плавучая атомная теплоэлектростанция “Академик Михаил Ломоносов” проекта 20870. Санкт-Петербург, 30.10.2017 (с) И.В. Бородулин / fleetphoto.ru

О том, что входящий в «Росатом» «Атомфлот» может построить еще два универсальных атомных ледокола (УАЛ, серия 22220) ЛК-60 во входящем в ОСК ООО «Балтийский завод — Судостроение», рассказали “Ъ” ряд источников в отрасли. На форуме «Арктика: настоящее и будущее» 5 декабря это подтвердил глава «Атомфлота» Вячеслав Рукша. По его словам, западный маршрут Севморпути отработан, «потребуется просто увеличение ледоколов». «Арктик СПГ-2» (второй СПГ-проект НОВАТЭКа после запущенного вчера «Ямал СПГ») точно ставит вопрос строительства четвертого и пятого ЛК-60, пояснил господин Рукша. Сейчас Балтзавод строит три УАЛ — «Арктика», «Сибирь» и «Урал» — общей стоимостью 121,4 млрд руб. При этом топ-менеджер уточнил, что перевалку 20 млн тонн СПГ в Петропавловске-Камчатском и круглогодичное использование восточного маршрута по СМП решить без двух-трех сверхмощных ледоколов класса «Лидер» на 120 МВт (в зависимости от грузопотока) «не представляется возможным». От дополнительных пояснений он воздержался, в «Росатоме» комментариев не дали.

Президент ОСК Алексей Рахманов подтвердил “Ъ”: вопрос строительства четвертого и пятого ЛК-60 на Балтзаводе обсуждается, но «сказать, что контрактация уже идет, сегодня нельзя». «Идея в том, что ЛК-60 хороши, но для более эффективной проводки караванов судов с большим водоизмещением они должны быть немного в иной конфигурации,— добавил топ-менеджер.— Они будут отличаться от первых трех».

Как рассказал “Ъ” гендиректор — главный конструктор ЦКБ «Айсберг» (проектант ЛК-60) Александр Рыжков, в Крыловском ГНЦ уже прошли испытания моделей четвертого и пятого ледоколов проекта 22220. Новые ледоколы будут на 5 м шире, что обеспечит более высокую скорость проводки танкеров. «Сегодня при толщине льда 1,5 м газовоз типа “Кристофа де Маржери” сможет идти за ЛК-60 со скоростью 4,5–5 узлов,— пояснил он.— Увеличение габаритов позволит идти со скоростью шесть узлов».

Как рассказал “Ъ” высокопоставленный источник в судостроительной отрасли, вопрос о строительстве еще двух ЛК-60 сейчас изучают профильные госструктуры, в частности Совет безопасности, коллегия Военно-промышленной комиссии при правительстве и Минпромторг. По его словам, последние расчеты показали, что для бесперебойного сообщения по СМП требуется пять ЛК-60 и три «Лидера». «Такая конфигурация позволит создать задел в случае роста грузооборота, который будет расти, в частности, из-за увеличения объемов вывозимого СПГ в рамках “Ямал СПГ”»,— говорит собеседник “Ъ”. В НОВАТЭКе заявили “Ъ”, что это «вопрос правительства». Другой источник “Ъ” в отрасли утверждает, что за размещение дополнительного заказа выступает ОСК: пара ЛК-60 при условии своевременного финансирования позволит загрузить Балтзавод до 2025–2026 годов.

Как говорит источник “Ъ”, знакомый с ситуацией, понимание необходимости еще в двух ЛК-60 возникло после визита Дмитрия Медведева в Китай, поскольку КНР заинтересована в «Арктик СПГ-2». Они требуются даже для круглогодичного западного маршрута, отмечает собеседник “Ъ”, а после их появления уже можно было бы окончательно определиться с необходимостью круглогодичной навигации по восточному маршруту, то есть со строительством «Лидеров». Для Восточно-Сибирского моря базовые газовозы должны быть класса Yamalmax дедвейтом почти 90 тыс. тонн, шириной 50 м и длиной 300 м, говорит источник “Ъ”, для их проводки даже на морском канале в Обской губе необходимы ледоколы, корпус которых шире, чем сейчас у УАЛ. Такое решение не должно стать для конструкторов серьезным изменением, заключает он.

Тем не менее сейчас никто из собеседников “Ъ” не говорит о том, где найти источник средств на новые ЛК-60. Возможности бюджета, видимо, исчерпаны, и ранее это стало одной из причин торможения с решением по «Лидерам» (во вторник вице-премьер Дмитрий Рогозин говорил о возможности ГЧП для этого проекта).

Член научного совета при СБ РФ, глава консультационного центра «Гекон» Михаил Григорьев счел идею строительства еще двух ЛК-60 «абсолютно правильной». Пока нет опыта эксплуатации судов для «Ямал СПГ», никто не знает, как они будут работать в течение всего года, особенно на восточном направлении, отмечает эксперт, и сейчас прогнозы о необходимом числе ледоколов «достаточно условны».

Источник: https://bmpd.livejournal.com/2991505.html

Tagged with:  

17 November 2017

The National Aeronautics and Space Administration (NASA) will this month start testing uranium-fuelled Stirling engines for use in possible future missions to Mars. The technology has been developed as part of the Kilopower project.


Prototype Kilopower reactor – 460 (NASA). The Kilopower reactor (Image: NASA)

The Kilopower reactor could produce 1-10 kilowatts of electrical power, continuously for ten years or more. The prototype power system uses a solid, cast uranium-235 reactor core. Reactor heat is transferred via passive sodium heat pipes, with the heat then converted to electricity by high-efficiency Stirling engines. Such engines use heat to create pressure forces that move a piston, which is coupled to an alternator to produce electricity.
NASA’s Glenn Research Center in Cleveland has managed all phases of the Kilopower Project, from designing and building the hardware, with contributions from NASA’s Marshall Space Flight Center in Huntsville, Alabama, through developing the test plan and operating the tests. The National Nuclear Security Administration’s (NNSA’s) Y12 National Security Complex in Oak Ridge, Tennessee, is providing the reactor core.
NASA is partnering with the US Department of Energy’s Nevada National Security Site to carry out the tests, which will continue into early next year. The Kilopower hardware will undergo a full-power test lasting some 28 hours.
Lead researcher Marc Gibson said, “The upcoming Nevada testing will answer a lot of technical questions to prove out the feasibility of this technology, with the goal of moving it to a Technology Readiness Level of 5.” He added, “It’s a breadboard test in a vacuum environment, operating the equipment at the relevant conditions.”
Patrick McClure, project leader on Kilopower work at the Los Alamos National Laboratory (LANL), said: “A space nuclear reactor could provide a high energy density power source with the ability to operate independently of solar energy or orientation, and the ability to operate in extremely harsh environments, such as the Martian surface.”
David Poston, chief reactor designer at LANL, added, “The reactor technology we are testing could be applicable to multiple NASA missions, and we ultimately hope that this is the first step for fission reactors to create a new paradigm of truly ambitious and inspiring space exploration. Simplicity is essential to any first-of-a-kind engineering project – not necessarily the simplest design, but finding the simplest path through design, development, fabrication, safety, and testing.”
Lee Mason, principal technology for power and energy storage at NASA’s Space Technology Mission Directorate, said: “The Kilopower test programme will give us confidence that this technology is ready for space flight development. We’ll be checking analytical models along the way for verification of how well the hardware is working.”
Space missions require reliable, long-lasting power sources both for propulsion once they are in space and to power experiments and equipment. Radioisotope thermoelectric generators (RTGs) have been widely used as power sources in satellites and other space vehicles such as the Mars rover Curiosity. However, virtually all RTGs are usually powered by plutonium-238, which is now in short supply.
Mason said, “What we are striving to do is give space missions an option beyond RTGs, which generally provide a couple of hundred watts or so. The big difference between all the great things we’ve done on Mars, and what we would need to do for a human mission to that planet, is power. This new technology could provide kilowatts and can eventually be evolved to provide hundreds of kilowatts, or even megawatts of power.”

Researched and written by World Nuclear News

 

Россия прекратила разработку нового «ядерного поезда».

Разработка приостановлена в период внешнеполитической напряжённости, подобно тому как испытания “Булавы” приостанавливались после серии неудачных пусков в разгар революции в Украине. Вероятная причина, помимо затруднений в финансировании в условиях санкций и экономического кризиса, находится в плоскости технологических факторов плюс количество и возраст технических специалистов.

Стоявшие на вооружении в советское время “ядерные поезда” производились заводами нынешней Украины. Также можно отметить, что стартовая масса РТ-23 была в три раза больше, чем у твердотопливной “Булавы”:

Первоисточник новости:
https://rg.ru/2017/12/02/razrabotka-boevyh-zheleznodorozhnyh-kompleksov-novogo-pokoleniia-prekrashchena.html

От редактора: Тема не для этого блога. но уж если попала сюды, то… Испытания “Булавы” никакого отношения к событиям на Украине не имеют. Россия давно не имеет иллюзий в отношении Украины. Более того, оказалось, что по сравнению с трайдентом неудачныйх пусков ЭБулавы” было всего на один больше. И комплекс доводится. Кстати, “Булава”, ракета морская. Поэтому сравнение ее с РТ-23 не только не правомерно, но и неправильно в принципе. Ну и ктому же, судя по всему, разговор идет не о полной приостановке разработки, а о приостановке модернизации. В принципе, особого смысла смысла в работе над этим проектом нет. А реляции эффективных менеджеров, они все “от лукавого”, как и сами эти менеджеры. Не зависимо от того, где они трудятся, в Штатах или в России.

Tagged with:  

В ноябре 2017 года исполняется 50 лет со дня поднятия флага ВМФ на крейсерской атомной подводной лодке (ПЛА) «К-43» проекта 670 («Скат», заводской № 701). Лодка построена на заводе «Красное Сормово» (входит в ОСК) по проекту ЦКБ «Лазурит» и относится ко второму поколению ПЛА.

Создание этого корабля стало крупным достижением научно-технической мысли того времени. ПЛА проекта 670 была первым в мире атомным подводным крейсером с крылатыми ракетами подводного старта. Такого рода вооружение (ракетный комплекс «Аметист») обеспечивало выход ПЛА на стартовые позиции без потери скрытности, ракеты были практически неуязвимыми и могли поражать любую надводную цель.

Для обеспечения достройки, испытаний и сдачи ПЛА был создан комплекс вспомогательных средств: плавмастерская «Академик Крылов», два плавучих энергетических блока, плавучий контрольно-дозиметрический пункт, лихтёр.
Достройка и испытания ПЛА проводились в очень напряженной обстановке на Северной сдаточной базе, которой в то время руководил Ю.К. Меньщиков. Основными ответственными за организацию строительства были: директор завода М.А Юрьев, главный строитель завода К.Н. Гордеев, ответственный сдатчик Ф.Г. Преображенский, главный строитель проекта В.В. Семашко, старший технолог проекта К.С. Старцев, главный механик А.И. Нахров.

5 ноября 1967 года, через 3 года 5 месяцев и 27 дней после закладки, в городе Северодвинске председатель Государственной комиссии вице-адмирал А.И. Сорокин подписал приёмный акт.

Спустя 35 лет генеральный директор завода «Красное Сормово» Н.С. Жарков, который в то время руководил ответственными работами по устранению замечаний по результатам заводских и государственных испытаний корабля в море, сплотивший коллектив испытателей для выполнения сложнейших задач, на вопрос журналиста о самом счастливом дне в его жизни ответил: «Это день 5 ноября 1967 года, когда был подписан акт о передаче ВМФ первой сормовской ПЛА».

Всего за 10 лет заводом построено 11 кораблей проекта 670, которые успешно несли службу на Северном и Тихоокеанском флотах, став щитом для страны и угрозой для потенциального противника.

7 ноября 2017 года в АО «ЦКБ «Лазурит», который проектировал этот уникальный подводный крейсер, состоялась конференция, посвященная 50-летию сдачи ВМФ головной ПЛА проекта 670. В конференции участвовали работники и ветераны ПАО «Завод «Красное Сормово».

Источник: сайт ОСК. Группа компаний «Морские и нефтегазовые проекты»